17 июня исполнилось сто лет со дня рождения Нины Гуриной - выдающегося археолога, доктора исторических наук, первопроходца в изучении древней истории Кольского края. Ее сорокалетний труд позволил стереть многие «белые пятна» в прошлом обитателей Кольского полуострова. Вместе с соратниками исследовательница открыла более 400 археологических объектов на побережьях Белого и Баренцева морей, на Умбозере, Имандре, в Ловозере, на полуострове Рыбачьем - поселения и стоянки древнего человека, лабиринты, наскальные рисунки на реке Поной, известная каменная «галерея» близ Чалмны-Варрэ… Гурина разработала основы заполярной археологии, методы разведок, закономерности расположения древних стоянок. Ее исследования стали достоянием мировой науки, сама же она - основоположницей науки о древней истории нашего края.

На Кольский полуостров долго не ступала нога археолога, лишь немногие исследователи пытались разгадать тайны его далекого прошлого. Летом 1877 года путешествие по русской Лапландии - от Сосновки до Колы - совершил антрополог и этнограф Александр Кельсиев. Выводы его были неутешительны, следов древних обитателей он не обнаружил: «После всех изысканий могу с убеждением сказать, что их здесь нет».

Опровергнуть это утверждение удалось лишь через полвека. В 1925 году экспедиция Мурманской биологической станции открыла древний могильник на Большом Оленьем острове в Кольском заливе. Начались археологические раскопки на берегу реки Варзуги, где было обнаружено одиннадцать стоянок каменного века. В 1935-1937 годах изыскания проводились на полуострове Рыбачьем под руководством геолога Бориса Землякова. Но широкомасштабные и планомерные исследования начались уже после войны.

Впервые Нина Гурина, 22-летняя выпускница Московского университета, приехала на Север в 1931 году - организовывать краеведческую и музейную работу в Кандалакше. Яркая одаренность делавшего первые самостоятельные шаги историка не осталась незамеченной, и последовало приглашение на работу в Петрозаводск, в краеведческий музей. Экспедиция на Онежское озеро для изучения и расшифровки петроглифов - наскальных изображений первобытного человека - стала безусловной удачей. Результатом неутомимой работы Гуриной в 30-е годы явились весомый научный труд «Древняя история северо-западной части СССР», а также научно-популярная книга «Карелия глазами первобытного художника».

В 1946 году она возглавила Кольскую экспедицию Ленинградского отделения Института археологии АН СССР и с тех пор в течение сорока лет надолго с Севером не разлучалась. Экспедиционный быт сам по себе предполагает лишения, многокилометровые переходы, в которых приходится снаряжение и запасы таскать на своем горбу. На это накладывались ограничения тяжелой послевоенной поры: страна жила «по карточкам», соответственно, и снабжение экспедиции было скудным. Случалось и голодать, когда пароход из-за шторма не мог забрать полевиков с побережья. Помогали местные рыбаки. «Где бы я ни путешествовала, я нигде не встречала людей добрее и отзывчивее, чем жители северных рыбацких поселков», - признавалась потом Нина Николаевна. И, несмотря на все тяготы, она вместе со своими соратниками и учениками шаг за шагом углублялась в прошлое сурового края.

Первые полевые работы ленинградских археологов начались с раскопок на берегу реки Нивы между Нижней и Верхней Кандалакшей. Они оказались очень успешными. «Экспедицией были обнаружены кварцевые и кремниевые орудия, среди которых находятся наконечники стрел, иглы и скребла. Здесь, в непосредственной близости моря и реки Нивы, обитало древнее племя - первые люди, освоившие когда-то дикие берега бурной реки», - писала об этом событии кандалакшская газета в те годы.

Вертолет часто забрасывал экспедицию в отдаленные и безлюдные уголки тундры. А на морское побережье ученые добирались рейсовым пароходом. К его расписанию и приноравливались. Пока пароход дойдет до Поноя и возвратится обратно, археологи успевали обследовать устья рек и участки тундры. На многих северных реках неолитические стоянки располагались целыми группами, иногда по несколько десятков сразу, а также в сочетании с более поздними поселениями, например, эпохи раннего металла.

Нину Гурину особо привлекала Дроздовская губа, которую она называла жемчужиной Кольского полуострова. Полевые работы здесь велись ежегодно. При исследовании древних поселений Маяк и Маяк II у Дроздовской губы, защищенной от морских ветров скалистыми берегами, археологи обнаружили огромное скопление костей животных, рыб и птиц, а вместе с ними - орудия промысла и предметы быта разных эпох, в том числе наконечники стрел, рыболовные крючки, гарпуны, костяные кинжалы, игольники, гребни, ножи с вырезанным орнаментом, фигурки животных, остатки керамических сосудов, древние светильники 3-4-тысячелетней давности. Многие из тех находок ныне хранятся в областном краеведческом музее.

Экспедиция Гуриной выполнила огромную работу. Многочисленные раскопки, богатый научный материал позволили ученым выявить все периоды каменного века и эпохи раннего металла, воссоздать основные этапы развития древней культуры Кольского края.

В последние годы жизни Нина Гурина завершила работу над фундаментальным трудом «История культуры древнего населения Кольского полуострова». Этот итог многолетней исследовательской деятельности увидел свет уже после кончины Нины Николаевны, которая случилась в 1990 году.

…На вопрос, почему она занялась изучением древней истории такого сурового края, как Кольский полуостров, Нина Гурина, уже ученый с мировым именем, ответила в своей замечательной книге «Время, врезанное в камень»: «Любовь к Северу родилась у меня еще в юности. Любимым моим писателем был Джек Лондон. Я восхищалась сильными характерами его героев, их мужеством. Тянула меня к себе и суровая природа Севера. И это увлечение с годами не исчезло, а окрепло. И уже после первой поездки на Север я поняла, что полностью попала к нему в плен».

Виктория НЕКРАСОВА