«Обращается к вам за помощью инвалид с детства 1-й гр., «колясочник», 1979 года рождения. Закончил гимназию № 1 с золотой медалью, сейчас студент МГТУ. По Федеральному закону «О социальной защите инвалидов» № 181 от 24 ноября 1995 г., ст. 30 «Транспортное обслуживание инвалидов», дети-инвалиды обеспечиваются автотранспортными средствами. В решении Октябрьской ВТЭК г. Мурманска (в то время в Североморске ВТЭК не было, а были выездные заседания ВТЭК в областном центре) было записано, что по состоянию здоровья я нуждаюсь в приобретении кресла-коляски и обеспечении автотранспортом. Осенью 1997 г. мама собрала весь пакет необходимых по закону документов для получения автомобиля и сдала все зам. начальника управления соцзащиты г. Североморска Боевой Т. М. Весной 2003 г. инспектор Богданова сказала маме, что документы переданы в областной комитет по труду и соцразвитию, так как теперь там занимаются проблемами инвалидов.

Узнав об указе президента РФ об обеспечении молодых инвалидов единовременной денежной компенсацией взамен неполученной автомашины, если право на ее получение возникло до 1 января 2005 г., мама обратилась в Североморское межрайонное управление соцзащиты министерства социального развития Мурманской области. Однако нам пришел отказ. На приеме у руководителя данного управления О. А. Карновой маме сказали, что она якобы отказалась в 2005 г. от машины. Но мама не отказывалась.

Прошу вашей помощи. При публикации имя и фамилию прошу изменить.

Никита ИВАНОВ».

Симанова: Из письма Никиты ясно, что мать как его законный представитель передала пакет необходимых документов для постановки на учет в управление социальной защиты населения города Североморска. Есть документ - решение ВТЭК, подтверждающий право инвалида на получение транспортного средства. Однако из письма Североморского управления социальной защиты населения следует, что молодой человек не состоял на учете на 1 января 2005 г. В письме прокуратуры говорится, что он не все документы предоставил. Нет копии водительского удостоверения и копии медицинской справки на допуск к управлению транспортными средствами. И это косвенно подтверждается записью в журнале приема, где сказано о том, что мать отказалась от написания заявления. Мне кажется, что самый главный вопрос здесь - стоял юноша на учете или не стоял. А если да, то не ясно, на основании чего был снят с этого учета, кем и когда.

Согласно ныне действующему законодательству, скажем, приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ, до 1 января 2009 года органы социального развития должны были сформировать списки инвалидов, имеющих право на компенсацию. Если Никита не попал в эти списки, надо выяснить - почему и, наверное, обжаловать действия соцзащиты

Зарецкая: Действительно, это важный момент - состоял ли Никита на учете, а если да, то почему его сняли. Из тех документов, которыми мы располагаем, видно, что снять молодого человека с учета оснований не было. Если он сам не в состоянии водить машину, то, может, у мамы или других родственников имеется водительское удостоверение.

Когда в 97-м году мальчика должны были поставить на учет, действовала инструкция о порядке обеспечения инвалидов мотоколясками, которая была утверждена постановлением Совета министров правительства РФ от 22 февраля 1993 № 156. Там указывалось, что нужно заключение ВТЭК, заявление инвалида и документы на право вождения. Вождение автомобиля мог осуществлять другой человек по доверенности.

Симанова: Я, к сожалению, не нашла, какие документы нужны для постановки на учет. Подняла аналогичные материалы по Заозерску, но там не прописаны обязанности инвалида предоставлять копии водительского удостоверения. Ведь, по идее, постановка на учет никаким образом не зависит от возможности инвалида водить машину. Тем более что законом была предусмотрена постановка на учет детей-инвалидов, достигших пяти лет. Очевидно, что пятилетние дети не могут пользоваться транспортным средством. Но на учет они могут быть поставлены. И если Никита состоял на учете, почему его сняли и почему об этом не уведомили? Официально. Тогда бы и проблемы не было. Самое главное, что нигде в документах не сказано, что Никита не состоял на учете вообще. Говорится, что «по состоянию на 2005 год вы не состоите на учете». И при этом пояснений никаких не дается. Это как понимать?

Зарецкая: По постановлению № 156 действительно требовалось наличие водительского удостоверения, но позднее это постановление было отменено. И здесь возникают вопросы: когда были переданы полномочия от ведомства к ведомству и какой нормативный акт на тот момент действовал?

Симанова: Маму должны были уведомить о том, какие документы еще не представлены и что нужно сделать.

Жданова: Мурманской прокуратурой по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах 21 апреля заявителю был дан ответ по его обращению.

Проверка показала, что в 1997 году, согласно справке ВТЭК, была установлена нуждаемость ребенка-инвалида в автотранспорте и одновременно дано заключение о непригодности к управлению им. В списках очередников, которые имеют право на получение транспортного средства и вставших на учет в органы социальной защиты до 1 января 2005 года, инвалид не значится. Факт подачи заявления о постановке на учет в органы социальной защиты не подтвердился. И при таких обстоятельствах ответ Североморского межрайонного управления социальной защиты населения был признан правомерным, оснований для принятия мер прокурорского реагирования не установлено, заявителю было дано разъяснение о его праве на обращение в суд.

Введенская: Чтобы было понятно, немного поясню, в какую правовую ситуацию попал молодой человек. 24 ноября 1995 года вступил в силу Федеральный закон № 181 «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации». Статьей 30-й устанавливалось, что инвалиды, в том числе дети-инвалиды, достигшие пятилетнего возраста, по медицинским показаниям обеспечиваются транспортными средствами (легковыми автомобилями, автомобилями с ручным управлением или мотоколясками). Обеспечение бесплатно или на льготных условиях. Право вождения передается взрослому члену семьи ребенка-инвалида или его законному представителю. Если инвалид не получил или отказался от транспорта, то выплачивалась ежегодная денежная компенсация транспортных расходов. В 2004 году законодатели исключают 30-ю статью из закона, и она перестает действовать с 1 января 2005 года. Но для инвалидов, у которых это право возникло до 2005 года, возможность получить транспорт остается.

В 2008 году публикуется указ президента РФ № 685 «О некоторых мерах социальной поддержки инвалидов», который устанавливает, что взамен предоставления легкового автомобиля инвалидам, инвалидам с детства и детям-инвалидам выплачивается единовременная денежная компенсация в размере 100 тыс. рублей.

А теперь о проблеме Никиты. Утверждения социальной службы Североморска и мамы молодого человека диаметрально противоположны. Одни говорят - документы не сдавались, другие - сдавались и были приняты. Чтобы подтвердить правоту той или иной стороны, необходимы определенные действия. Возможно обращение в суд. Поскольку судебный процесс строится на системе доказательств, то каждая сторона должна предоставить доказательства своей правоты, а суд будет их взвешивать.

И у меня, как и у Марины Владимировны, возникли вопросы. С одной стороны, в документах утверждается: Никита не предоставил ксерокопию водительского удостоверения и ксерокопию медицинской справки на допуск к управлению транспортными средствами. Следовательно, все остальные документы, как того требует закон, мать Никиты в 1997 году все-таки сдавала! То есть основания для постановки в очередь на тот момент были. А в списки очередников на январь 2005 г. юноша не включен. И уж совсем странно выглядит ссылка на косвенное доказательство - запись в журнале приема о том, что мама, по информации отдела по делам семей и детей, от написания заявления отказалась (нет прав). Что такое - информация отдела, как можно квалифицировать ее в качестве доказательства, пусть и косвенного? Чем подтверждает отдел, что мама отказалась от написания заявления? Ей кто-то предлагал подать его? Если это так, то когда был сделан отказ, кем и где он был зафиксирован? Есть ли ее подпись? Думаю, что у Никиты есть основания для обжалования ответа Мурманской прокуратуры по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах также и в прокуратуре Мурманской области, он может просить провести повторную проверку. Наш Центр готов помочь ему в этом.

От редакции: Пока этот материал готовился к печати, пришло письмо от отца Никиты, в котором он подтверждает, что в 1997 году в соцзащиту г. Североморска им были сданы для постановки сына в очередь на автотранспорт копия медсправки и копия водительских прав.

Мы также связались с Валентиной Кисляковой, которая руководит мурманским клубом родителей и детей-инвалидов «Надежда» и является членом областной Общественной палаты. Валентина Михайловна воспитывает дочь инвалида с детства. По ее словам, когда они в 1998 году подавали документы в соцзащиту, чтобы ребенка поставили на очередь для получения транспортного средства, никакого заявления она не писала. Да это с нее и не требовали, потому что необходимость в транспорте была подтверждена медицинскими документами, соответствующая запись сделана и в детской медкарте. При сдаче документов в соцзащиту Кислякова никаких справок или уведомлений о постановке на очередь не получала. Но это не помешало выплатить соцзащите денежную компенсацию ее дочери в марте 2009 года.

Публикации по этой теме:

Досье с экспертизой "Мурманский вестник" от 30.06.2009

Дело о неполученной компенсации "Мурманский вестник" от 30.06.2009

Дело о большом стаже и маленькой пенсии "Мурманский вестник" от 30.06.2009

Дело об общественном мнении "Мурманский вестник" от 30.06.2009

Дело о роковом ордере "Мурманский вестник" от 30.06.2009

Дело об отписке "Мурманский вестник" от 30.06.2009