Это, конечно, особый день. Для каждого из нас. И не только для тех, кто живет в современной России, но и далеко за ее пределами, - для всех, кто составлял когда-то особую человеческую общность - советский народ.

Для всех нас этот день - черная дата, разделившая жизнь великой страны на две части: «до» и «после». Хотя их все меньше и меньше - тех, кто может рассказать о том, как все было 22 июня 1941-го - 72 года назад, каким был он сам и что происходило с ним и вокруг, тех, кто видел все своими глазами. И не только видел, но и участвовал - обязательно, ведь в такой час остаться сторонним наблюдателем происходящего невозможно, каким бы бездушным и тупоголовым ты ни был...

Сейчас почти не осталось тех, кто встретил врага первыми - на границах нашей Родины, тогда еще очень большой, почти бескрайней. В этот день мне всегда невольно вспоминаются слова собственного родного деда - офицера-пограничника, участника трех войн (начиная с боев на озере Хасан и финской), кавалера четырех боевых орденов. Он как-то с горькой иронией обмолвился, что, мол, в жизни ему все-таки порой по-настоящему везло. И первый раз - тогда, когда 22 июня 41-го он оказался на восточной границе СССР, а не на западной...

Потом, конечно, все равно и для него была война - с осени сорок первого до весны сорок пятого - на всю катушку, на все долгих четыре года боев, грязи и пота, крови и смерти. Но первый день, весь начальный период той всеобщей нашей беды, конечно, стал самым страшным, самым губительным.

Потом, конечно, пришли победы - и маленькие, и большие, и главная, великая. Но начиналось все так: горечь и скорбь, почти без надежды и света.

Поэтому и помнить эту дату мы будем всегда - все, и стар, и млад. Такой день. Особый.

Дмитрий КОРЖОВ