Истинное извращение писать об огромном каменном, комфортном Стокгольме, сидя на скромной лавочке из одной доски на маленькой железнодорожной станции в России, где оба маленьких вокзала: старый и относительно новый, построенный на излете советских времен, закрыты.

Разбитые окна старого вокзала теперь на радость голубям. Если раньше они жили только на чердаке, то теперь летают по всему зданию - птицы отхватили себе замечательный скворечник. Светло-коричневые стены снизу изъедены темной плесенью, которая поедает толстый слой еще старой советской штукатурки с легкостью сильной кислоты, обнажая кирпичный скелет здания. А верхняя часть стен уже частично обезображена человеческими наскальными росписями. По фасадам шесть фонарей, от которых остались только железные потемневшие остовы. Глядя на все строение, поражаешься - насколько другим было отношение государства, нет, даже не к людям, а к общему пространству страны, если даже на маленьких станциях строили такие красивые здания вокзалов, удобные для людей.

И о Стокгольме хочется вспомнить именно здесь. Возможно, контраст подстегивает. Возможно, удивление... Тому, как Россия богата, что повсюду по огромным пространствам раскиданы пустующие здания. При хорошей эксплуатации, ремонте и современной модернизации они и сейчас были бы при деле. И украшали бы нынешнюю жизнь в селах и маленьких городах, где за последние десятилетия вовсе не строили никаких общественных зданий, тем более по проектам настоящих архитекторов, в соответствии со стилем, временем и общественной необходимостью. Как это происходит в том же Стокгольме и в Швеции всей, где не встретишь ни одного заброшенного здания, построенного даже старыми конунгами во времена далекие.

Сколько, к примеру, в России в одной Псковской области таких заброшенных железнодорожных вокзальных помещений. Стоят они бедолаги, разваливаются. А рядом стоят люди - под зонтиками, полиэтиленовыми пакетами и просто, подставляя головы дождю, потому что на этих железнодорожных станциях больше некуда спрятаться от ненастья в ожидании поезда. А ведь в старых вокзалах были и довольно большие залы ожидания, где стояли рядами деревянные кресла и скамьи. Еще раньше здесь имелись и баки с кипяченой водой - попей, человек хороший. Честно говоря, остается удивляться отношению к людям тогда - и сейчас.

Понятно, что пассажирских поездов стало меньше, но ведь пригородные поезда по-прежнему остаются популярными. Даже если железнодорожному ведомству теперь не нужно все здание старого вокзала - почему не отдать его под нужды сельских поселений и городов, где всегда есть дефицит в общественных зданиях. При элементарной технике безопасности здания, даже стоящие недалеко от железнодорожных путей, можно было бы использовать и в качестве медпунктов, аптек, станций почтовой связи. Или разместить в них современные узлы интернет-связи, интернет-клубы.

Да и просто классно это, когда человека на станции встречает не заколоченное здание с ржавыми остовами фонарей, а наполненное светом красивое здание вокзала. Это и для поднятия общенационального духа полезно: едут люди на поездах по большой стране, смотрят в окна вагонов на полные света и жизни станции, и настроение у них улучшается, государственное самосознание крепнет.

Но приходится сидеть на шаткой лавочке, на маленькой станции, каких тысячи по всей России, у разваливающегося здания вокзала, прятать голову и блокнот от дождя и вспоминать, как все устроено у шведов в Стокгольме.

Игорь ДОКУЧАЕВ, газета «Псковская провинция»