Махачкала для нас - город криминальных сводок. Что ни день, как сообщают по ТВ - то там что-то взорвалось, то здесь кого-то расстреляли. Когда собрался ехать туда, знакомые замахали руками: «С ума сошел? Там же война!». Сейчас, вернувшись, я могу сказать главное: в Махачкале гораздо спокойней, чем в московском Бирюлеве.

И, пожалуй, гораздо безопасней, чем во многих других вполне благополучных городах России. Потому что спокойствие граждан круглые сутки охраняют полицейские с автоматами.

Великий и могучий

Они ехали в Дагестан со мной в одном вагоне. Бабушка и внучка. Ехали в Дербент из Москвы, там восьмилетней Амине делали операцию на сердце. Отец у девочки умер, мама уехала в Москву - там у нее другая семья. А две дочки - Амина и ее младшая сестра - остались у бабушки.

- Она моя дочка, и - самая любимая! - говорит бабушка и обнимает внучку. Разговаривают старушка и девочка на двух языках - лезгинском и русском. Причем Амина отлично говорит по-русски. Все благодаря бабушке, которая учит ее нашим пословицам, поговоркам, скороговоркам да загадкам: «ехал грека через реку», «шла Саша по шоссе», «сидит девица в темнице» - и так далее.

Она читает ей русские сказки, поясняя что-то на непонятном мне языке. А рядом сидят женщины и без умолку что-то тараторят по-своему.

Бабушка делает им замечание на русском:

- Зачем так громко?!

Женщины говорят на аварском, а он совсем не похож на лезгинский. Вот и приходит на выручку великий и могучий русский - язык межнационального общения.

Через реку я проехал. Река оказалась грозным Тереком. Воспетый Лермонтовым, он, «приветливо ласкаясь, к морю Каспию бежит». У городка Кизил-юрта появляются горы, северные отроги Кавказа. На станции шумно - совсем рядом располагается базар. На перроне - автоматчики: полиция следит за приезжающими, у подозрительных проверяют документы.

Я был подозрительным, да еще и с фотоаппаратом. Но руки мне в отличие от журналистов из Бирюлева заламывать не стали, просто попросили не фотографировать их.

А мне и не нужно было. Ведь рядом гудел-шумел базар! Сразу два торговых ряда занимали бабуси, продающие виноград. Я попросил взвесить килограмм - на меня сразу все удивленным взглядом:

- Какой килограмм, смотри какой виноград хороший, бери ведро сразу!

Кило только что собранного винограда - 30 рублей! Ведро не купил, но пару огромных гроздей все-таки мне на стольник взвесили.

А глаза - как смоль!

Каспийское море оказалось совсем не таким, как другие моря. Не черное и не серое, не синее и не белое. Оно неизвестного мне цвета. И я, мурманчанин, приехавший с берега студеного моря Баренца, просто обязан был в нем искупаться. Местные жители, правда, советовали этого не делать, все-таки не май месяц уже давно. Но разве нас, северян, такими доводами остановишь?!

Махачкала - столица Дагестана - как и Мурманск, растянулась на многие километры вдоль берега моря. Каспий мелкий и теплый. Хотя, говорят, летом он все же холодней, чем Черное море. По сути, это и не море вовсе. Следуя правилам географии, не имея сообщения с океанами, Каспий - озеро. Пусть огромное, пусть соленое, но все же озеро - самое большое в мире.

А Махачкала, что с Каспийского берега, что со склона Тарки-тау - горы, у подножия которой лежит дагестанская столица - кажется бескрайней. История ее, как и всех южных городов, коренится в Средних веках, а может, и в более стародавних временах.

Кумыки называли это поселение Анжи-кала, что значит «жемчужный город», а даргинцы звали «глинобитной крепостью». Новая история будущей Махачкалы связана с Петром Великим. Есть свидетельства, что в 1722 году он побывал здесь во время персидского похода. Поговаривают, что ему очень понравилась местная водица, и повелел он основать тут российскую крепость, так и появился Порт-Петровск. Потом года три в гражданскую Петровск именовали Шамиль-кала.

Но в советские годы город нарекли именем красного командира Махача Дахадаева. Но про Петра здесь помнят и по сей день. Даже некая великорусская гордость возникает, когда спрашиваешь у прохожих:

- Скажите, как пройти на проспект Петра Первого?

Именем русского царя названа одна из главных магистралей столицы Дагестана.

- А что, мужчина, тебе невесты-то не нужны? - таким вопросом с уважением встретила меня хозяйка маленького магазинчика, расположенного недалеко от моей гостиницы.

Я от такого вопроса немного смутился даже. Вообще-то зашел я в этот вечерний час, чтобы купить дагестанского коньячку малость, а тут такие предложения. За прилавком хихикали три девицы, одна черноглазей другой, следили за моей реакцией.

- А у вас, что ли, в Дагестане своих женихов нет?

- Да они нам все уже надоели, наши-то! Кудрявых хочется…

Такие вот махачкалинские продавщицы... А ведь есть неприятный стереотип: женщины Кавказа - непременно все в черном с головы до ног, самых строгих правил и любые общения с посторонними мужчинами для них строжайшее табу. Порой кавказских женщин ассоциируют исключительно с шахидками, с бомбой на поясе. Конечно, многие прекрасные дагестанки, живущие в Махачкале, носят черные одежды и покрывают голову черным платком. Таковы традиции.

Однако незамужние девушки Востока - будущие невесты - носят на голове платки цветастые. И даже самые отпетые скромницы - сторонницы традиций - умеют показать себя во всей красе. Для этого, к слову, у них все есть. Черные, как смоль, глаза. Прямые, развевающиеся на теплом каспийском ветру волосы ниже плеч - почти у всех. Идеальная линия черных бровей - от тонюсенькой линии, стремящейся к виску и увеличивающейся к уголкам глаз.

Длинные ресницы, острые карие глаза, прямой нос, алые губы... Ух, держите меня, други!

Гамзатов как пропуск и пароль

Я не знаю, в чем причина: то ли в искреннем уважении, то ли в чинопочитании. На Востоке во все времена умели творить себе кумиров. Вот и с новым президентом Дагестана - только Рамазан Абдулатипов вступил на свой пост, а в Махачкале уже повсюду баннеры с его портретами и цитатами.

Портреты Путина тоже висят. Не скажу, что на каждом шагу, но в центре Махачкалы есть несколько - огромных и выразительных. Президент России на фоне бюста Расула Гамзатова - он же вручает Гамзатову орден, Путин и Абдулатипов, просто Путин и цитата о том, как он любит народ Дагестана.

Не могу однозначно оценить эту моду - развешивать портреты правящих вождей. Впрочем, может быть, портреты Путина в Дагестане играют важную роль, напоминая, что эта южная республика - часть РФ. Хотя об этом дагестанцам особо напоминать не надо. Вот, недавно был 200-летний юбилей объединения Дагестана с Россией. Отмечали его не очень широко, за что местные чиновники получили большой нагоняй от нового президента. Теперь будут знать!

В Дагестане много героев. Конечно же, это Магомед Гаджиев - герой-подводник, воевавший на Северном флоте, именем которого назван город в Мурманской области. И Расул Гамзатов - один из самых известных национальных поэтов бывшего СССР. Многие не знают, где Дагестан находится, а Гамзатова помнят.

В центре Махачкалы в честь народного поэта установлен памятник, всюду развешаны огромные баннеры с его изображениями. А похоронен он вблизи Махачкалы, на склоне высокой горы. На старом мусульманском кладбище его могилу найти просто - каменная плита, на которой никаких титулов и регалий, только фамилия, имя и годы жизни.

В Дагестане Расул Гамзатов - как Пушкин в России. Как пропуск, как пароль...

Русской учительнице - с поклоном

В мире очень мало городов, где стоят памятники учителям. Знаю, что в швейцарском Цюрихе установлен монумент Иоганну Генриху Песталоцци. А вот чтобы поставить памятник учительнице, это вообще уникальный случай. Причем стоит такой памятник в Дагестане, в Махачкале. И это памятник РУССКОЙ учительнице.

Ответ, почему в этой кавказской республике решили поставить такой памятник, понятен.

Дагестан - многонациональная республика. И представители разных народов, говоря на своем языке, не понимают друг друга, хотя и живут по соседству. Языком межнационального общения служит русский.

Но, чтобы говорить, его надо выучить. Еще в 20-е годы прошлого века в советский Дагестан были направлены десятки русских учителей, которые начали обучать грамотности в городах и далеких селах. После войны сотни педагогов из России снова поехали в эту республику. Как правило, это были женщины, молоденькие девчонки, которые порой и представления не имели, куда едут. Но приехали, работали в школах, остались навсегда в Дагестане и заслужили уважение у всех, говорящих на разных языках народов республики.

Памятник установили 26 августа 2006 года. Рядом с ним заложена капсула с обращением к потомкам. Ее можно будет вскрыть через сто лет. В 2106 году. Ну а пока детишки оставляют на постаменте свои послания, пишут на русском языке.

В это трудно поверить, но Махачкала, на мой взгляд, один из самых спокойных, безопасных городов России. Повторюсь, это будет не лишним: там нет войны, там люди живут мирной жизнью - учатся, ходят на работу, отдыхают.

Конечно, на улицах много полиции. Особенно в центре города на каждом перекрестке стоят вооруженные автоматами полицейские. Но за три дня пребывания в этом городе у меня ни разу не спросили документы. Будь я смуглым дагестанцем и находись в центре Москвы, уже замучили бы проверками.

Хороший знакомый, который помогал мне не потеряться в Махачкале - сотрудник министерства печати и информации Дагестана, рассказывал, как ему порой страшно было в Москве. Он не террорист с бомбой, не бандит, нападающий на беззащитных девушек, не торгаш-воротила, воюющий со своими конкурентами.

- Вот к нам тут недавно приезжали блогеры со всей России. Их специально собрали, самых националистично настроенных. Все они убеждены, что в Дагестане живут только враги русского народа. Я им сказал: «Вот кавказцы лезгинку танцуют в Москве - и все возмущаются. А вы идите в центр Махачкалы и станцуйте что хотите - хоть украинского гопака, хоть комаринскую, хоть опца-дрица - да вам только похлопают. У нас столько в Дагестане народов, мы так привычны к разным языкам и культурам.»

...Махачкала за те дни, которые я провел там, оставила о себе очень четкие впечатления. Это город, который находится на самом юге нашей страны, но который многие россияне не считают своим. А между тем там живут люди, которые не мыслят жизни без России.

Фото: Сергей Юдков
Фото: Сергей Юдков
Сергей ЮДКОВ