«Я ваша жертва - бедный, старый, слабый»

Крик души шекспировского короля Лира, оставленного без крова и пропитания своими дочерьми, увы, близок и многим нынешним старикам.

В том, что пожилым людям живется непросто, открытия нет. Но в этой грустной повести есть особенно драматичные страницы. Медики Мончегорской городской больницы бьют тревогу: участились случаи, когда родные дети отказываются забирать из стационара своих пожилых родителей после проведенного лечения.

- Еще несколько лет тому назад подобный поступок считался из ряда вон выходящим, это осуждалось обществом. Теперь же можно говорить о набирающей обороты тенденции - все чаще родные цинично заявляют, что не собираются забирать своих близких, так как они им... не нужны, - рассказывает Александр Черногубов, заведующий хирургическим отделением. - Жизнь немалого количества мончегорских стариков наполнена страданиями: порой невозможно смотреть, в каком состоянии они поступают в больницу - истощенные, словно узники концлагеря, они буквально не могут у нас наесться. И это люди, у которых есть дети и родственники.

Страшно слушать рассказ врачей о жестокости детей, обрекающих своих престарелых отцов и матерей на унижение и муки.

- Если одиноким пенсионарам оказывается поддержка по линии социальных служб, то старики, имеющие родных, но зачастую забытые ими, бывают в крайне запущенном состоянии, - присоединяется к разговору Сергей Лялюшкин, заместитель главного врача по лечебной части. - Оставленный без внимания пожилой человек, пошатнувшись и упав от перепада давления, а то и недоедания, может получить серьезнейшую травму, вплоть до перелома шейки бедра. В стационаре мы проводим лечение, но срок реабилитации после такой травмы около полутора лет. Все, что нужно пациенту в этот период, - уход и нормальное питание. Или, к примеру, реабилитация после инсультов - это трудно, требует внимания и заботы семьи, но ведь беда случилась с вашим родным человеком, чем-то придется пожертвовать.

Правда, некоторых родных это категорически не устраивает. «Ну и куда мне такой инвалид? Что я с ним буду делать?». «У меня работа!». «Вы лечили, давали клятву Гиппократа, вот и занимайтесь этим калекой!», - такие высказывания - все чаще и чаще! - приходится выслушивать докторам. Как отмечают медработники, особенно безответственно ведут себя молодые люди, ориентированные на красивую жизнь, где старческим горшкам нет места. Некоторых стариков родственники в больнице вообще не посещают - как говорится, с глаз долой, из сердца вон.

- Был случай, когда старушку на скорой повезли после выписки домой. Медики звонят в дверь, а дочь, узнав, что это матушку из стационара доставили, наотрез отказывается открывать. Говорит, мол, она ей не нужна, везите назад, - поведал Василий Матус, заместитель главного врача по медицинскому обслуживанию населения.

- И что? Повезли? - спрашиваю.

- Конечно. Не оставлять же беспомощного старого человека на лестничной площадке, - отвечает врач.

Кстати, бессовестные великовозрастные дети оказываются крайне практичными, являясь в стационар лишь за документами матушки или старика отца: чтобы получить их пенсию. Тут они вспоминают об узах родства.

- Девяностолетняя наша пациентка, милая сухонькая бабушка, слезно просила врачей оформить ее в дом престарелых, так как боялась возвращаться домой, где ее обижают, - сетует Александр Черногубов. - Очень горько видеть, как старики ощущают себя лишними, ненужными своим детям. Они страдают от их жестокосердия и это не добавляет им здоровья.

Невидимые миру слезы

Жизнь - это миг, в котором помимо безмятежности детства и вольницы юности умещаются возы и немаленькие тележки разнообразного, порой каторжного труда. За кусок хлеба, желательно с маслом, за взращивание любимых отпрысков, за материальную комфортность этого самого «мига». И наконец приходит черед испытания детей старостью родителей.

Это особый труд, это невидимые миру слезы. Которыми ты можешь пожалеть себя украдкой, чтобы не обидеть самого родного человека, не дать ему усомниться в твоей надежности и искренности. Красивая, сильная и добрая мама, какой помнишь ее с детства, незаметно как-то, потому что ты бежишь свой марафон жизни, становится слабой и беспомощной. Но от этой беззащитности делается еще родней, еще дороже, просто роли меняются: теперь ты отвечаешь за нее и жалеешь, жалеешь до комка в горле. А когда прощаешься навеки, такими малыми кажутся те хлопоты и бессонные ночи...

В нашей стране, как известно, продолжительность жизни невелика. Может, поэтому государство, помимо выплаты пенсий, не очень заморачивалось тем, в каких условиях и как пожилые люди коротают свой век. Опыт патриархальной Руси, когда старики лежали на печи и им подавалась миска щей, скоромных или «пустых», но с большого семейного стола, уже стал преданием. Конечно, нормальные люди и теперь заботятся о постаревших родителях, только нравственные уроды отворачиваются от своих родных. Однако те нормальные люди хорошо знают, что обеспечить достойную жизнь престарелому родителю, с трудом передвигающемуся по квартире, а то и вовсе прикованному к постели, можно только ценой самопожертвования. В этом «ценнике» могут значиться смена любимой работы на «никакую», но с удобным графиком и близостью от дома; невозможность годами выезжать в отпуск за пределы города; масса прочих ограничений и расчет только на собственные силы.

А как быть одиноким старикам? Не секрет, что законы, например, 195-ФЗ и 202-ФЗ о домах престарелых и приютах дают гарантию соцподдержки немощных граждан лишь на бумаге. На самом же деле попасть в данные учреждения очень сложно, ведь они переполнены стариками и инвалидами, за которыми некому ухаживать. А было бы так справедливо принимать туда и «домашних» бабулечек или дедулечек - на время хотя бы крошечного отдыха ухаживающих за ними сына или дочки. Но даже преодолев невозможное и собрав документы, можно ждать путевку из соцзащиты не один год.

Драматургия старости

Демографическое старение населения, то есть увеличение доли пожилых и старых людей в общей численности населения, еще лет двадцать назад считалось исключительно буржуазным явлением. Сейчас оно характерно практически для всего мира. По опубликованным в специальной литературе данным, в 2000 году эта часть жителей планеты составляла 590 миллионов человек, а к 2025 году достигнет одного миллиарда.

В России практически пятую часть всего населения составляют люди пенсионного возраста. В их числе более трех миллионов граждан старше 80 лет. Такая тенденция криком кричит о необходимости развития не только геронтологии - науки о старении, но и гериатрической службы. К слову, в нашей стране первое общество геронтологов появилось в Ленинграде в конце 50-х, однако стройную систему гериатрической помощи тогда создать не удалось. И лишь в 90-х работа была продолжена.

В чем же особенности здравоохранения для стариков? Как следует из научного источника - это объемный комплекс служб и услуг, включающий кратковременную и долговременную помощь, медицинское обслуживание при острых и хронических состояниях, уход, амбулаторное наблюдение, а также социально ориентированные услуги по месту жительства. Пожалуй, с таким «приданым», если доведется его реализовать, и старость будет не в тягость.

Как считают ученые, важнейшая цель так называемой долговременной помощи - усиление способности пациента к самоуходу. Она включает в себя медицинские и социальные службы, предоставляет услуги реабилитации и поддерживает человека в течение длительного времени, насколько это возможно.

За рубежом геронтологией занимаются много живее. У нас же до настоящего времени гериатрические центры, отделения стационарного и дневного пребывания стариков в многопрофильных больницах так и не нашли должного развития. Помимо финансовой есть еще одна существенная причина такого положения: предоставление медико-социальной помощи пожилым людям возложено на разные ведомства - органы здравоохранения и органы соцзащиты. И, как нередко бывает, без должного взаимодействия этих структур. Конечно же, это отражается на качестве услуг и логике сопровождения стариков.

Сейчас в России около полутора миллионов граждан пожилого и старческого возраста нуждаются в постоянной медико-социальной помощи. Особую актуальность приобретает поиск и развитие новых форм оказания помощи на дому.

Кто-то экономный, возможно, скажет - нам такое не по карману. Однако во многих странах служба помощи на дому для пожилых и старых людей стала феноменально растущей индустрией! Рынок таких услуг растет как на дрожжах. Но мировой опыт также показывает: только государственных медико-социальных структур недостаточно. Для решения этой задачи необходимо объединение усилий как госструктур, так и заинтересованных общественных организаций.

Важен первый шаг

Врачи города металлургов предали гласности чудовищные по своему цинизму явления отказа родных от больных стариков. Конечно же, это не феномен одного заполярного города. Заметим, не самого бедного по уровню жизни, с достаточно низкой безработицей и стабильным градообразующим предприятием. Видимо, дело не в нужде - бедные люди чаще сострадательнее богачей. Тут причина другая - изношенность человечности. Амортизация души.

- Что можно сделать на местном уровне здравоохранения, чтобы как-то защитить стариков, других безнадежных больных? - спрашиваю врачей.

- В ближайшей перспективе в соответствии с федеральным приказом планируем создать отделение паллиативной медицины, - сообщает Сергей Лялюшкин. - Это новое направление по уходу за определенной группой больных. Для этого нужно решить сложные вопросы, в том числе укомплектованность кадрами, приемлемое помещение. Надеемся, что у нас получится.

Мончегорские медики намерены сделать этот шаг. Если и другие лечебные учреждения начнут создавать паллиативные палаты, страданий станет чуточку меньше. С чего-то надо начинать, пока стыд и совесть для большинства не пустые звуки.

Татьяна ПОПОВИЧ, Мончегорск.