Виталий Гогунский стал кинозвездой после выхода в эфир сериала «Универ» на канале ТНТ. Его герой - студент Кузя, обладатель стальных мышц и сомнительного интеллектуального багажа, покорил зрителей. В 2013 году Виталий участвовал в проекте «Танцы со звездами», где показал блестящие хореографические способности. Но мало кому известен настоящий Гогунский - серьезный, вдумчивый, ироничный. Вгиковская школа под крылом самого Алексея Баталова не прошла даром. Сейчас актер снимается в художественных фильмах и занимается собственным театральным проектом. Актер, сыгравший Кузю в популярном сериале, спит и видит, чтобы в Москве открылся ночной театр.

- Виталий, у вашего героя Кузи из сериала «Универ» целая армия поклонниц. Не жалеете, что ушли из проекта?

- Не думаю, что связь с ТНТ прервана, просто сейчас у меня нет времени, чтобы возобновить сотрудничество. Предложения поступают, но пока хочется попробовать свои силы в разных проектах.

- Значит, в «Универ» не вернетесь?

- Контракт с «Универом» закончился. Ни официальных предложений вернуться, ни моих просьб взять обратно не существует. Я, честно говоря, уже устал отвечать на этот вопрос. По законам профессиональным и этическим человек должен пробовать себя в разных ипостасях, хотя бы для повышения своих профессиональных навыков. Поэтому, когда история перезагружается, как матрица, возможно и возвращение обратно, ведь персонаж может за это время измениться. Возможно, когда-нибудь я вернусь в «Универ» в каком-то другом качестве. Отрицать полностью такой вариант я не могу, потому что кино - это живой организм и творчество.

- Можно ли сегодня кино отнести к шоу-бизнесу?

- Для меня кино делится на две категории: хорошее и то, которое я не понимаю. Хорошее кино - то, что вызывает эмоции, люди в зале смеются и плачут. Ты готов его смотреть, платить за него и даже не думаешь - коммерческое оно или фестивальное? Так совпало, что для меня все мировые шедевры относятся к хорошему кино. Один из последних запомнившихся фильмов - это французская лента «Один плюс один». Любое успешное кино является суперкоммерческим - взять хотя бы фильмы Стивена Спилберга.

- А к фестивальному кино как относитесь, раз уж речь зашла?

- Сегодня пробуют снимать фестивальное кино, но часто получается «лажа». Как говорил Станиславский, «не верю»! Кино можно не понимать в силу каких-то причин, но тогда оно должно трогать душу. Могу сказать по опыту: я заинтересовался не близкими для меня темами, которые Тарковский затрагивает в своих фильмах - например, в картине «Андрей Рублев». Когда я вижу шедевр - меня сразу начинают волновать вопросы, над которыми я раньше даже не задумывался. А все потому, что режиссер заставляет поверить в историю на экране. Вообще я считаю, что судья всегда один - зритель, а все остальное - «оправдалки».

- Люди идут в кино, потому что «клюют» на режиссеров и актеров?

- В этом весь смысл шоу-бизнеса. Но зритель приходит и, как показывает практика, чаще всего разочаровывается. Выходя из зала, люди так и говорят: «Ну как он мог такое снять?»

- Виталий, а вы хотели бы сыграть Гамлета?

- «Быть или не быть?» Я как-то уже отвечал на этот вопрос…

- А вам философские вопросы вообще близки?

- Как вы думаете, разве можно сыграть Кузю из «Универа», не владея философскими вопросами? Тут хочешь не хочешь, задумаешься над жизнью. Мне бы больше хотелось играть не те роли, которые уже кто-то прославил, а наоборот - найти роль, которая приросла бы ко мне, как роль Кузи. Мне кажется, что примыкать к чужой славе - это тоже способ, конечно, но не мой. Условно говоря, мне всегда хотелось сделать из Кузи Гамлета!

- Эпоха классики, на ваш взгляд, еще не прошла?

- Классику надо по-другому трактовать. Она всегда актуальна! «Евгения Онегина» нужно уметь читать между строк, и «Три сестры» Чехова нужно читать между строк, и Островского «Без вины виноватые» - так же. Когда мы сегодня читаем «Золотого теленка» - мы представляем Сергея Юрского, а ведь можно тысячами других способов создавать этот образ. Но гениальный Юрский сыграл настолько убедительно, что надо провести над собой огромную внутреннюю работу, чтобы его забыть. А проблемы в классических произведениях - вечные. Они актуальны и близки современному человеку: социум, самореализация, взаимоотношения, любовь, предательство, интриги и так далее. Это то, что происходит с каждым из нас каждый день.

- То есть любую роль надо уметь играть между строк?

- Когда я учился на курсе у Алексея Владимировича Баталова, он говорил: «Я Гамлета читал. Мне текст не интересен, мне интересно то, что происходит между строк. Как вы это видите?» Помимо теоретических и практических знаний нужна еще и своя философия - именно в этом глубина актерской профессии.

- А чему бы вы хотели научить своего ребенка?

- Я бы хотел, чтобы мой ребенок научился быть счастливым.

- Кажется, что в России всем нам пора учиться быть счастливыми…

- Я западные улыбки тоже не считаю эталоном искренней радости. Можно ведь это делать и по системе Мейерхольда. Помню, на втором курсе мне педагог как-то сказал: «Я не знаю, как тебе надо играть эту роль. Ты просто должен уметь быть счастливым!»

- Иногда умение радоваться маленьким вещам - тоже счастье.

- Я с этого и начал. Как говорят в Одессе: «Если хочешь быть счастливым - будь им!» И ведь на самом деле - все очень просто. Русский человек не лишен имперского сознания, потому что большая, могучая держава была всю жизнь за его спиной, и он хочет объять необъятное, хочет думать за всех! Американцы - это совсем другая культура. Мы сидели недавно с моими друзьями из Америки, ужинали, и я спрашиваю у девушки: «О чем ты сейчас думаешь?» А она просто ела суши и ответила: «Я думаю, что это вкусно!» Я спрашиваю: «И все?!» - «Да», - спокойно отвечает она. А я, когда ем роллы, вообще не думаю про это. Я думаю: победит ли сборная России на Олимпиаде? Готовы ли олимпийские объекты к проведению соревнований? Почему у нас такой низкий уровень культуры на телевидении? Я в этот момент думаю обо всем, кроме еды! И практически каждый русский ведет себя так же. А вот американец в этот момент думает: «О, как вкусно!» Меня это ужасно рассмешило. Но и заставило задуматься, опять же…

- А как вы отдыхаете при таком имперском сознании?

- Отдых - это поехать с моей женой куда угодно. Ничего сверхъестественного - любое место, где есть море. Но, конечно, не Баренцево и не Северный Ледовитый океан. Люблю теплые края. У меня даже есть мечта. Может быть, когда я стану дедушкой, у которого уже сыграно сто пятьдесят ролей в кино, где-нибудь на заброшенном райском острове я займусь наконец-то мышцами пресса!

Марина ЛЕВИНА (ИА «Столица»)