- Саня, ты пойми, - убеждал Андрей Антоныч Саню Углова. - Ты не женат, а уже капитан-лейтенант. Это неправильно. Тебе для карьерного роста нужна жена и дети. Потому что такой застарелый холостяк для кадровиков ненадежен, как весенний кобель: след его может пересечь след самки, и тогда общая хана всей боевой подготовке.

Дело в том, что Саня Углов никогда не был женат - то автономка, то отпуск.

Жена Андрей Антоныча и две его взрослые дочки как-то все пытались устроить его семейную жизнь - водили по всем знакомым. Андрей Антонычу это надоело.

- Я сам его женю! - заявил он жене.

- Как это?

- А так - женю и все! Тоже мне проблема - подходящую бабу найти. По дороге найдем… или в ресторане.

- Какую бабу? В каком ресторане? Чего ты несешь? Ты что не знаешь, кто туда ходит?

- Ну я иногда туда хожу, ну и что?

В общем, пошли они в ресторан.

- Ты, главное, не волнуйся, - инструктировал Саню Андрей Антоныч, - ты выпей сначала.

Саня налил себе полный фужер, Андрей Антоныч посмотрел и молча отлил из фужера половину:

- С таким количеством ты не сможешь ничего ни сказать, ни сделать.

- А что надо делать?

- Встанешь на одно колено и предложишь руку… и сердце.

- А когда вставать? - сказал Саня, выпив еще один бокал.

- Погоди, осмотримся сначала.

И они осмотрелись, и не один раз.

- Ну, я пошел? - спросил Саня.

- Куда? - не понял Андрей Антоныч.

- Же… нить (ик)…ться.

- Мы же еще не выбрали, - Андрей Антоныч тоже говорил теперь медленно. - Сейчас начнем выбирать. Сейчас.

Две подружки - Таня и Соня - тоже пришли в этот же ресторан. Соня была замужем, а вот Тане на кавалеров не везло.

- Это потому, что ты все по любви хочешь, - говорила ей Соня. - А надо с умом. По расчету.

- А в постель я тоже с твоим расчетом лягу?

- Конечно, с расчетом. С расчетом на хорошего человека, - с этими словами Соня внимательно оглядела зал.

- Вон, гляди какой забавный, - взгляд Сони безошибочно вычислил Саню Углова.

- Где?

- Да вон же, он скоро окончательно напьется.

- Муж-пьяница - это действительно забавно.

- Да никакой он не пьяница. Я его сразу отметила. Он и пить-то не умеет, с третьего бокала уже еле языком ворочает. Капитан-лейтенант, не женат или давно разведен. Кремовая рубашка несвежая, и брюки он гладит нечасто. Ничего, отмоем, оденем, на человека станет похож через две недели. Берем?

- Что значит берем?

- Это значит, что я сейчас буду на него смотреть, и он к нам обязательно подойдет.

Андрей Антонович сразу же заметил двух дам.

- Саня, есть две на выбор. Первая беленькая (Соня), другая черненькая (Таня).

- Где?

- Через три столика напротив. У черненькой фигура лучше, но выбирать надо беленькую.

- Почему, Андрей Антоныч?

- Потому что если у одной из двух подруг фигура хуже, то это означает, что она в этом дуумвирате берет умом. Тебе умная девушка нужна, она не будет тебя перевоспитывать.

- Как это?

- Так. Многие дамы полагают, что нас надо воспитывать и перевоспитывать, и тратят на это уйму времени.

За столиком у дам тоже шла беседа.

- А тот, что с ним рядом, кто, как думаешь? - тихонько проговорила Таня.

- Капдва? Это его начальник. Наставник, так сказать, учитель жизни. Женат, двое детей.

- Почему женат?

- Потому что уже отучен держать руки в карманах, а твой капитан-лейтенант еще нет-нет да и пытается туда сунуть руки, даже сидя за столом. Смотри, как он сидит-то: одна рука на столе, другая под столом. А вот капдва держит на столе обе руки - жена постаралась.

- А почему у него должно быть двое детей?

- А потому что ему уже около сорока, и он капитан 2-го ранга. Или старпом, или механик, а в таком возрасте удержать рядом с собой женщину можно, только потопив ее в вечной беременности. Или две девочки, или девочка и мальчик, но девочка старше.

- Ты его знаешь?

- Нет. Ярко выраженный самец, уверенный в себе, знающий себе цену. Пропадает на службе, а дома у него всем правит жена - этакий мужик в юбке, баба-конь. У такой пары могут родиться только девочки, это почти статистика. Смотри, они оживились, сейчас он направит капитана к нам. Подготовь записку с номером телефона и его телефон не забудь взять.

- Так сразу?

- Только так и сразу.

- А что мне делать с Димой?

- С каким Димой? Господи, вспомнила! Это с твоим учителем, что ли? Мы же забыли про него. Договорились же. Он уже десять лет не может с женой разойтись. У него в учительской только бабы, так что он давно уже сам баба. А тут перед тобой мужики - их надо только правильно взять. А Дима твой только сопли жевать умеет. И потом - на чужом горе своего счастья не выстроить. Не надо нам Диму разводить, ему и так хорошо. И не вспоминай это чудо природы. Или я сейчас же ухожу, и выходи потом замуж сама. Ну? Решено?

- Да.

- Ну слава те господи! Все, тихо, он пошел.

За соседним столиком:

- Так я пошел?

- И помни: нам нужна беленькая, - Андрей Антоныч важно выставил палец вверх.

- А если с ней что не так?

- Тогда с ходу предлагаешь черненькой.

- А если и с ней…

- Все с ними в порядке. Не может быть, чтоб у обеих что-то не так. Не забудь на одно колено встать.

Саня встал, одернул тужурку, повернулся и направился к девушкам - там его уже ждали. Подойдя, он опустился на одно колено и воскликнул, обращаясь к Соне:

- Девушка! Вы такая красивая, будьте моей женой!

Девушки обомлели, но Соня быстро пришла в себя:

- Молодой человек, я уже пристроена в этой жизни, я замужем, а вот Таня ваше предложение может выслушать.

Саня обернулся на Андрея Антоныча в жуткой тоске, но тот ему грозно кивнул, мол, немедленно переключайся:

- Ну, тогда мы обратимся к Тане, - сказал Саня, вернувшись к предметному разговору. - Таня, будьте моей женой!

Далее все за них сделала Соня. Таня и Саня моментально обменялись телефонами, договорились о встрече завтра в загсе, после чего девушки засобирались и ушли.

- Все! - сказал Саня, вернувшись за столик к Андрею Антонычу. - Завтра женимся!

- Молодец! - похвалил его старпом. - Сразу и в лоб.

- А где у нас загс?

- Завтра покажу. А пока пойдешь и проспишься.

- Я могу все забыть!

- Ничего, я напомню и сам с тобой схожу.

На следующий день они уже стояли у дверей загса. Девушек не было.

- Не придут они, Андрей Антоныч.

- Еще чего. Они любопытны, как кошки - обязательно придут обнюхаться.

- И что мы им скажем?

- Только не ной! Не мы, а ты этой черненькой скажешь, что влюблен в нее с первого взгляда наповал и предлагаешь ей замуж пойти за себя.

- Я даже, кажется, не помню, как она выглядит.

- Это неважно. Я помню. Фигурка хорошая, сама симпатичная - чего еще надо? Обязательно придет. Да не трясись ты!

- Не могу, Андрей.

- А ты через «не могу». Это нервы. Пройдет после первого поцелуя. И вообще относись к этому спокойно, как к регламенту. Ей тоже хочется замуж.

- С чего вы взяли?

- А чего они в ресторан явились?

- Ну, так просто.

- Просто так только дети появляются, на все остальное бывает умысел.

- Не распишут нас сразу. Месяц надо на размышление… кажется…

- Распишут. Я и бумагу подготовил от командования, то есть от себя самого, что ты завтра убываешь в служебную командировку на год. Должны расписать мгновенно, закон на то есть.

- Холодно чего-то.

- Вот и хорошо, сейчас из тебя остатки вытрясет.

- Не придут они.

- Не канючь.

В это время девушки спешили к загсу.

- Не могу поверить, что во всем этом участвую, - говорила Таня на бегу, - Никого в этом загсе нет. Никто не придет. Глупость все это.

- Явятся как миленькие, - Соня от нее не отставала. - Могу поспорить.

- На что? - Таня даже остановилась.

- На твои французские духи.

- И на твои.

- Согласна.

- Господи! Неужели я в этом участвую? - Таня опять остановилась. - Я спорю на мужчин?

- Споришь, потому что замуж пора, а это нормальные мужики.

- Какие же они нормальные, если так женятся?

- А нормальные только так и женятся. Им некогда. Где они женщин найдут? Они же служат. Я их насквозь вижу.

В этот момент девушки вылетели из-за угла здания и увидели, что у дверей загса их ждут.

- Вот они, - сказал Андрей Антоныч, - пришли же. И кто был прав?

- Здравствуйте! - сказал Андрей Антоныч девушкам, когда они оказались у дверей загса.

- Здравствуйте, - сказала за двоих Соня, а Таня кивнула. В этом кивке была смесь - страх, любопытство, снова страх и снова любопытство.

Саня Углов тоже изобразил что-то вроде кивка. - Прежде чем войти, - Андрей Антоныч взял на себя роль старшего над всем этим безобразием, поскольку с Сани толку было мало. - Прежде чем войти, хотелось бы услышать от молодых людей, что они все еще полны решимости относительно предстоящих уз. Ну, Саня, - его, кстати, зовут Александром, а фамилия у него Углов, ну это я так, на всякий случай - говори первым и еще раз: да или нет.

- Да! - выдавил Саня с трудом, помогая себе руками (они почему-то описали в воздухе что-то вроде круга).

- А девушка?

Девушка немедленно получила от Сони тычок в бок и тоже поспешила сказать «да».

- Ну, тогда пошли вовнутрь.

Внутри их ждала заведующая загсом.

- Да как же это? Не могу я. Нужно же время на обдумывание! И потом - у нас очередь!

Андрея Антоныча так просто ей было не взять:

- Можете! У нас бумага есть о том, что он завтра уезжает в командировку сроком на один год.

- Как это? Куда? Какая бумага?

На прочтение «бумаги» ушло минуты три. После этого заведующая сняла очки и внимательно посмотрела на Андрея Антоныча - у того было непрошибаемое лицо.

- Все равно надо будет подождать.

Тут Андрей Антоныч выдвинулся вперед:

- Не может он ждать. Он и так все время чего-то ждет. Из автономки в автономку, из моря в море. Годами ждет. И опять уйдет неизвестно куда, на бог его знает какое время. А там уж море покажет: вернется или нет. И как вы себя будете чувствовать, если он не вернется? И что мы скажем его детям? Что они появились вне брака?

Заведующая от такой речи онемела. Вся процедура заняла не более десяти минут.

- Поздравляю, - сказал Андрей Антоныч, когда они вышли из загса на улицу. - Молодожены теперь могут выпить шампанского и поцеловаться!

Андрей Антоныч достал из портфеля бутылку шампанского и фужеры.

- Ну, что же вы, целуйтесь!

И Саня осторожно поцеловал Таню.

...Удивительно, но Саня и Таня до сих пор муж и жена. И у них двое ребятишек - сами скоро станут родителями.

А вот любовь к ним пришла не сразу. Таня говорила, что лет через пять, а Саня уверен, что через три года.

Вот и весь брак по расчету - по расчету на хорошего человека.

Фото:
Фото с сайта: nastol.com.ua
Александр ПОКРОВСКИЙ, писатель