Петрозаводская мэрия - унылое серое здание без каких-либо признаков архитектуры. В тот воскресный день в нем было всего два человека. Первый - сонный вахтер внизу, который даже документов у меня не спросил: «Да, она ждет вас, проходите». Вторая...

Просторная приемная, у секретарши выходной. Но мэр Петрозаводска Галина Ширшина в своем кабинете.

На Мурманской улице

Куча бумаг, она что-то строчит. Вхожу, протягивает мне руку:

- Вы извините, Сергей, но у меня ни минуты свободного времени в рабочие дни. Ничего, что в воскресенье?

- А пойдемте на улицу, - предлагаю я, - на набережную. Чего в кабинете-то сидеть?

И вот мы уже гуляем по берегу Онежского озера. Оно еще не вскрылось ото льда. Дует прохладный ветерок, но уже чувствуется запах весны. Галина кутается в пальто, улыбается:

- Да, я слышала, что мурманчане считают меня своей землячкой. Отчасти это так, я родилась в Алакуртти.

- Папа, наверное, пограничник был?

- Нет, он у меня танкист. Я родилась, мы там прожили несколько лет, а потом его перевели в Карелию. Я тут училась, школу закончила, университет..

Галину Ширшину до прошлого года мало кто знал. Ей всего 34 года. Училась в университете на психолога, была профсоюзной активисткой, потом аспирантура, преподавание, партия «Яблоко», решение участвовать в мэрских выборах. И тут - на волне недовольства прежним мэром - петрозаводчане голосуют за нее.

- Да мы вообще и знать не знали, кто она такая, - признаются мои петрозаводские друзья, - голосовали по принципу «лишь бы не он». И вот так, на волне антирейтинга прежнего градоначальника, Ширшина стала мэром.

А проблем в городе - выше крыши! И целые микрорайоны старых аварийных домов, и разбитые дороги, и неуправляемые управляющие компании.

Перед встречей с мэром я побывал на улице Мурманской. Есть такая в Петрозаводске, почти в самом центре, но состоит едва ли не сплошь из деревяшек. Живет на Мурманской неунывающий народ, благоустройством занимаются сами - заборы чинят, подъезды красят, цветочки в палисадниках высаживают. О переезде в новые квартиры даже не мечтают.

- У нас больше двух тысяч человек, живущих в аварийных домах, стоят сейчас в очереди. На Мурманской - это еще не аварийное жилье, там хоть вода есть и туалеты. А есть дома, которые совсем разваливаются, - рассказывает Ширшина. - По федеральной программе нам давали деньги, но в позапрошлом году прежние власти не выполнили условия, не построили ничего, и деньги сгорели.

10 рублей за проезд

Еще одна проблема - транспорт. Как и у нас в Мурманске, время от времени хозяева транспортных предприятий взбрыкивают и требуют от мэрии денег и льгот. В начале января они взяли и не вывели на маршруты свои автобусы. Ширшина проявила характер - выставила ультиматум: не будете работать, разорвем все договоры. И случилось чудо - сегодня транспорт в Петрозаводске ходит исправно, билет на проезд в троллейбусе стоит 10 рублей!

- По поводу троллейбусов, кстати, - говорит Галина, - я с мурманчанами советовалась. У вас ведь самый северный троллейбус в мире, работает, и успешно. Муниципальный, но гораздо стабильней, чем частник. Я, кстати, тоже частенько в троллейбусе езжу.

Хозяева автобусных предприятий терзают городскую власть в судах, но дело сделано - народ с удовольствием ездит в троллейбусах, хвалят мэра за это. Но при этом костерят за то, что не может справиться с другими бедами.

Одна из весенних - пыль в городе. Решили заменить соль с песком на песочно-каменную смесь. Как в Финляндии делают. Да что-то не рассчитали, пыль кругом. Водой не польешь - пока еще морозно по ночам - гололед будет… И таких мелочей полно.

- У нас город молодежный: два университета, институты, мурманчан, кстати, много учится. Творчество молодежь проявляет по-разному. Много надписей на фасадах, граффити. Люди недовольны, и в бюджете денег нет таких, чтобы привести в порядок. Мы попросили управляющие компании, чтоб помогли. А они не хотят…

- С коммунальщиками вообще много проблем, - вздыхает Ширшина, - никого не хочется штрафовать за плохую работу, хотя можем. Но зачем? А вот еще ямочный ремонт дорог. Мы аукцион объявили на три миллиона. А никто не хочет за это браться. По меркам дорожников это копейки. Надо что-то делать.

Мы идем по набережной. Кое-где за зиму она покорежилась, каменные плиты где-то просели, где-то поднялись. В газетах, настроенных против мэрии, уже вышли критические заметки по этому поводу. Весна - сложное время для любого городского головы.

- Вот ведь смешно просто! У нас есть 13 миллионов на ремонт дворовых территорий. Этого хватит на восемь дворов. А надо привести в порядок 700...

Люди, проходящие мимо, приветливо здороваются - узнают...

- Я отношусь замечательно к абстрактным вещам. Мне кажется, когда есть возможность у художника выразить свою мысль в социально-приемлемой форме - это всегда хорошо. Это выход энергии, и, если после этого возникает дискуссия, значит, мы в самом деле имеем дело с искусством.

Это Галина уже о скульптурах, которые установлены на набережной. Ставили их, конечно, до того как Ширшина стала мэром. И дискуссий было много - мол, безвкусица, уродство. Дерево желаний, из которого торчит ухо, куда надо что-нибудь прошептать, кошелек счастья, проволочная скульптура под названием «Рыбаки, закидывающие сеть» - прозвали ее «Дистрофики ловят рыбу».

Замысловатые металлические столбы - «Тюбигенское панно» - прозвали «Набором отверток» или «Мыслящим тростником». Фигура грудастой женщины «Спящая красавица» - ее зовут «Карельской мадонной». Увидел бы весь этот «абстракцизьм» Хрущев, ой, не поздоровилось бы авторам. Но все это подарки городов-побратимов Петрозаводска. А дареному коню, как говорится...

Я рассказываю, что в Мурманске появился памятник коту Семену.

- А я вот хочу поставить памятник собачьей упряжке. Вот тут же, на Онежской набережной. У нас проводятся постоянно гонки на собачьих упряжках, великолепное зрелище. И мы даже хотим устроить чемпионат мира по таки гонкам…

Сама, без подсказок

Помечтав, возвращаемся к проблемам:

- Наверняка у вас были мысли махнуть рукой и сказать: «Я устала, ухожу!»

- Нет, конечно. Хотя... Вот сегодня воскресенье, а я на работе. Да, конечно, иногда возникают такие мысли, моменты, но … - замолкает Галина и после короткой паузы продолжает: - Я отношусь к своей работе в качестве мэра как к очень серьезному испытанию в жизни. Как к очень важному ее этапу.

- А вы можете взять и слезу пустить, расплакаться?

- Нет.

- Или стукнуть кулаком по столу?

- Да, это могу, могу, но потом жалею. Было недавно, на совещании очень злилась, ругалась, кричала. Потом отошла и попросила прощения у тех людей, с которыми была груба. А мне сказали, что я все правильно сделала. По-другому нельзя.

Онежское озеро еще подо льдом, еще отчаянные рыбачки выходят поудить, редкие парочки гуляют по набережной Онеги. Серое здание петрозаводской мэрии, где вот уже более полугода работает городской «мамой» Галина Ширшина, не лучший образец архитектуры. Но ведь главное не форма, а содержание.

- Я каждый понедельник записываю видеообращения к горожанам. Своего рода отчет о проделанной работе, - рассказывает она .

- Да, я видел. По телесуфлеру читаете?

- Нет! Сама, без подсказок.

- А почему в рабочем кабинете? Вышли бы вот сюда, на набережную, и здесь бы записывали, отличный фон. Может быть, и люди, что прогуливаются поутру, подошли. Ближе к народу, - это я даю советы мэру.

- Хорошая идея, - смеется она. - Я попробую!

Отношение к Ширшиной в карельской столице разное. Кто-то поддерживает всей душой, кто-то говорит «поживем - увидим», давая шанс проявить себя. А есть и откровенные враги, пытающиеся вставлять палки в колеса. Но, как говорится, вы трус, коль не имеете врагов.

- Ну все, ребята, я побежала, - это напоследок, спеша, снова кутаясь в пальто. - Завтра с самого утра сложное совещание по ремонту дорог, потом с коммунальщиками.

Выходные катятся к закату. Она еще будет долго сидеть в своем кабинете, разбирать кучу бумаг, готовясь к завтрашним совещаниям.

А потом поедет домой на петрозаводском троллейбусе. За 10 рублей.

Сергей ЮДКОВ, Петрозаводск - Мурманск