На телеканале «Россия» - грандиозная премьера: в воскресенье состоялся показ фильма Владимира Хотиненко «Бесы» по одноименному роману Ф. М. Достоевского. Причем именитый режиссер выступил и автором сценария картины. Хотя совсем недавно давал зарок не снимать Достоевского…

- Владимир Иванович, в 2011 году на телеэкраны вышел ваш фильм «Достоевский» - о жизни Федора Михайловича. А теперь зрителям представлена экранизация его романа «Бесы». Это как-то взаимосвязано?

- Если бы я не снял фильм про Достоевского, я бы точно не взялся за «Бесов».

- Почему?

- Потому что я классику не экранизирую - это мой принцип. Просто не знаю, как можно снимать фильмы по классическим произведениям. Что еще я могу добавить, например, к Толстому, Тургеневу, Достоевскому? Да и для какой цели? Для популяризации их произведений? Мол, никто это уже не читает - так давайте попробуем об этих произведениях рассказать зрителю с помощью киносредств? Мне такая цель не интересна, в ней нет места для режиссера. Хотя по классическому произведению можно снять красивое кино, показать какие-то образы. Но это - задача иллюстратора. У кого-то, наверное, другое отношение к этому - недаром же так много классики экранизируется.

- Что вас заставило нарушить свой принцип?

- Над фильмом «Достоевский» я работал больше двух лет, и у меня было достаточно времени, чтобы проникнуться миром Федора Михайловича. И после того как фильм вышел, показалось, что именно в «Бесах» я найду способ продолжить историю жизни самого Достоевского, его внутреннего мира. Я нащупал потаенные пружины, которые скрываются в нем самом и в его произведениях. Поэтому и подумал, что смогу взять на себя ответственность, чтобы все это материализовать. Это - первое. А второе… «Бесы» - вообще актуальная вещь и невероятно актуальная для сегодняшнего времени. Хотя в любом случае «Бесы» - это мое «грехопадение»… (Смеется.)

- Вы согласны с тем, что Достоевского называют писателем именно XXI века?

- С одной поправкой: Достоевский - писатель не только нашего века, он - на все времена. Никто не смог исследовать все стороны человеческой природы так, как исследовал он. И по моему глубочайшему убеждению, другим в этой сфере уже делать нечего.

- Есть еще мнение, что произведения Достоевского в наши дни стали более понятны, чем тогда, когда были написаны.

- Я так не думаю - не считаю, что во времена Достоевского люди были глупее или менее наблюдательны, чем сейчас. Просто наступают такие времена, когда с реальностью совпадает то, о чем когда-то писали классики, - темы, обстоятельства, страсти… Все это объединяется в одной точке. Вот сегодня мы наблюдаем как раз такой случай.

- Достоевского считают отчасти мистическим писателем. А вы, когда работали над фильмом «Бесы», чувствовали, что Федор Михайлович «за» или «против»?

- Ничего подобного я не ощущал - и слава Богу! Хотя… Был один эпизод. Но к нему, скорее, нужно относиться с иронией, с юмором, чем со страхом. Пару лет назад, когда еще шла подготовка к съемкам «Бесов», судьба забросила меня в маленький альпийский городок Больцано. Там находится могила дочери Достоевского - Любы. Перед отъездом я решил сходить на ее могилу. И ночью мне приснился Федор Михайлович, и мы с ним всю ночь разговаривали!

- В «Бесах» собран сильный актерский состав: Сергей Маковецкий, Игорь Костолевский, Максим Матвеев, Антон Шагин. Актеров на роли вы утверждали сами?

- Конечно! А как без меня можно утвердить актеров?

- Сейчас - век продюсерского кино, и часто режиссера ставят перед фактом: эту роль играет такой-то артист, а эту - такой-то…

- Этот вариант для меня совершенно неприемлем. В «Бесах» попадание - абсолютное, в этой картине все на своих местах. И со своими задачами актеры справились на сто процентов.

- Долго шел кастинг?

- Долго. Было довольно непросто… Например, Антон Шагин буквально вырвал у меня роль Верховенского - главного идейного вдохновителя революционной ячейки губернского города. Он так и сказал мне: «Это моя роль!» Хотя я пробовал его на другую. Но в итоге прислушался к его мнению. Могу сказать, что Антон оказался прав - это действительно его роль.

- Какие сложности были на съемках?

- Четырехчасовую картину мы сняли всего за 35 рабочих дней. И справились с этой задачей именно благодаря актерам. Без их старания, их самоотдачи это было бы невозможно - вне зависимости от моих способностей и опыта.

- Владимир Иванович, массовый зритель уже приучен к упрощенному телевизионному продукту. Не получится так, что ваш фильм «Бесы» идет «против течения»?

- Я не думал об этом. Но мне кажется, что нет. Мое желание, с которым я создавал этот фильм, было скромное и простое: чтобы его посмотрело достаточное количество зрителей. А противопоставлять что-то чему-то я не люблю. «Против» - это вообще не мой принцип.

- В современной литературе есть писатель, который если не равен, то очень близок к Достоевскому?

- Конечно, нет! Равного Достоевскому нет и не будет, наверное, никогда.

- Кого вам было бы интересно экранизировать из современных прозаиков?

- Есть замечательный писатель - Алексей Иванов, по его роману снят фильм «Географ глобус пропил». Вот, пожалуй, он для меня интересен. По его произведениям я бы что-нибудь снял.

- У вас есть любимый литературный герой?

- Есть, но не литературный. Это Юлий Цезарь. Когда я прочел роман Оскара Уайльда «Гай Юлий Цезарь», то увидел Цезаря литературным героем. Уайльд написал драму жизни великого человека.

- Достоевского еще будете экранизировать?

- Нет. Для меня это просто невозможно.

- Вы исчерпали эту тему?

- Ни в коем случае! Достоевский - неисчерпаемый материал. Но прикоснуться к нему я больше не решусь. А «Бесы», как я уже сказал, стали исключением. По стечению обстоятельств, времени и событий мне показалось, что здесь я могу рискнуть что-то сказать.

Наталья КОЛОБОВА (ИА «Столица»)