Отдыхает каждый как умеет. Можно уехать на юг и полтора месяца честно служить трем богам - «море - пляж - столовая». Можно закопаться на даче в грибах, ягодах, картошке и рыбалке. А можно прошвырнуться в компании друзей на Ближний Восток. Дикарями.

Скажу сразу - я делал это впервые в жизни.

Логичен вопрос: «А стоит ли овчинка выделки?» Ведь тур «все включено» в какие-нибудь Хургаду или Гоа на те же десять дней и безопаснее, и дешевле.

Отвечу вопросом на вопрос: «Любите ли вы свободу?» Вы сами выбираете маршрут, сами решаете, что будете есть, короче, вы создаете свое собственное Приключение. Вам нравится? Тогда получите от этого невыразимый кайф.

Оговорюсь сразу: просто так Приключение никому не дается.

Как известно, «лингва франка» современного мира - английский язык. Поэтому советую поднажать на него перед началом путешествия. Наконец, можно и скооперироваться с кем-то, кто хорошо владеет языком Диккенса.

Такой «англичанин» и оказался среди нас. Более того, он был опытным путешественником, побывавшим в огромном количестве стран. Все заботы по прокладке и логистике нашего маршрута были взяты им на себя, полушутя-полусерьезно мы прозвали его Вождем. Вождь оказался превосходным штурманом, и не факт, что без него мы смогли бы за такой короткий срок вдоль и поперек объездить Израиль и Иорданию.

«Цитадель мирового сионизма»

Пожалуй, ни одна из стран в массовом сознании россиян не окутана таким количеством легенд и мифов, как Израиль. Один из самых въевшихся стереотипов - «Израиль - цитадель мирового сионизма». И это сущая правда, потому что это государство действительно возникло как результат сионистского движения. Цель его - собрать всех евреев мира под крышей одной страны. Наконец, Израиль - государство-цитадель в самом прямом смысле этого слова. Служба в армии здесь обязательна, за некоторыми исключениями для мужчин и для женщин, первые служат три года, вторые - два. Забавно было видеть на боевом посту (военные здесь на каждом шагу) хрупкую девчушку, казалось, только-только расставшуюся с куклами, но в хаки, с автоматом наперевес и с ужасно строгим выражением лица. Пусть с Израилем сейчас никто и не воюет, но друзей у него на Ближнем Востоке нет - здесь это знают все от мала до велика.

Получается, что страна должна быть опутана колючей проволокой? Но ЗАТО в Израиле нет, Эйлат, Хайфа, Ашдод - это и военно-морские базы, и курорты. Туристическим объектом является даже Димона - израильский Арзамас-16, где расположен сверхсекретный Центр ядерных исследований. Правда, КПП на израильских дорогах действительно много. Однако легковому автомобилю нужно просто снизить скорость, чтобы постовой успел разглядеть номера и в подозрительных случаях притормозил машину. Нас на КПП (мы арендовали автомобиль) не останавливали ни разу. А вот общественный транспорт на КПП тормозят всегда. Более того, за все время пребывания в Израиле, как, впрочем, и в Иордании, у нас ни разу не проверяли документы. Мы могли сидеть с бутылкой вина на ночном побережье курорта - военно-морской базы Эйлата, могли купаться на диком пляже Мертвого моря (погранзона!) - ноль внимания. Однажды Вождь, соблазнившись редкостным ракурсом, выскочил на проезжую полосу и сфотографировал взлет самолета с эйлатского аэродрома. Его не только не задавили, но даже не спросили, чем вызван его интерес к стратегическому объекту.

Но все хорошо до поры до времени. Когда местные компетентные органы, видимо, решили провести определенную профилактику, их ласковое внимание мы тут же ощутили на себе.

Возвращаясь из Иордании, мы повторно въезжали в Израиль. На пограничном пропускном пункте Ицхак Рабин, разделяющем иорданскую Акабу и израильский Эйлат, сотрудница паспортного контроля взяла мой паспорт, попросила подождать минутку… и куда-то ушла. Стоявшие рядом с нами в очереди арабы, следовавшие из Иордании в Израиль, проходили контроль на первой космической скорости, и потому мне стало немного не по себе. Наконец контролер вернулась с моим паспортом, но не отдала его, а зачем-то достала и надела прозрачные полиэтиленовые перчатки. Мы не знали, что такова стандартная процедура проверки документов в Израиле, - шутки известного толка в мой адрес посыпались как из рога изобилия. Быстро просмотрев документ и не найдя в нем ничего криминального, она наконец вернула его.

Теперь пришел черед злорадствовать мне. Мой багаж не вызвал ни малейшего интереса, зато чемоданы моих спутников проверяли самым тщательным образом. Для полного счастья не хватило только личного досмотра.

Через несколько дней все повторилось в аэропорту Бен-Гурион. Перед вылетом нас аккуратно разделили, провели пятиминутный допрос на тему наших гипотетических иорданских связей, снова в полиэтиленовых перчатках проверили багаж и документы, и только затем дали «добро» на вылет. Больше всех не повезло Вождю - он приземлился в зимнем Пулково в шортах и футболке, так как весь его багаж якобы случайно задержался в Бен-Гурионе. Через сутки все вещи, основательно перелопаченные бдительными израильтянами, но в полной целости и сохранности, прибыли в Россию, на радость мерзнущему хозяину. Когда я пожаловался на это в письме знакомой израильтянке, она грустно отметила: «У нас часто шмонают не тех, кого надо».

В стране за Иорданом

Иордания была для нас в какой-то степени «терра инкогнита». Арабская страна, к тому же и королевство… Путешествовавшей с нами девушке ее подруга, отдыхавшая как-то в Акабе, нарассказывала такого об ужасах шариата в Иордании, что она старалась одеваться как можно строже (благо погода позволяла) и не отходить от нас ни на шаг. Масла в огонь подлил Вождь, который считал, что здесь нужно держать ухо востро и особо не расслабляться. Как же мы ошибались!..

Чтобы ощутить разницу между Израилем и Иорданией, достаточно побывать в двух соседних городах этих стран - Эйлате и Акабе. Эйлат чрезвычайно похож на Сочи. К примеру, первое, что слышишь, выходя из рейсового междугороднего автобуса: «Квартира нужна?», «Комната нужна?» - на русском с неопределенным средиземноморским акцентом. Однако этот Сочи, выражаясь терминами автопрома, прекрасно оттюнингованный.

Акаба - тоже Сочи, но если использовать автомобильную терминологию, уже с изрядным пробегом. На русском никто не говорит, побережье огорожено заборами, к морю так просто не выйти, город не то чтобы грязный, но какой-то провинциальный…

Иордания - страна, вполне терпимая к иному образу жизни. Объективно говоря, ничего другого ей и не остается. Нефти, как у Ирана или монархий Персидского залива, у нее нет, рассчитывать на иностранные финансовые вливания тоже не приходится, остаются торговля и туризм. И здесь по уровню прагматизма иорданцы вполне могут посоперничать со своими западными соседями. Билет в Петру стоил 50 динаров (около 50 евро). Но это - если брать его на один день. Для тех, кто решил осмотреть ее более основательно, двухдневные билеты продаются с колоссальной скидкой - 55 динаров. Расчет прост - те, кто дольше задержатся, больше потратят денег и в самой Иордании.

А тратить деньги там было на что. Когда мы, прогуливаясь вечером по Вади-Муса, зашли в один из магазинчиков, торгующих изделиями местных промыслов, у нас в буквальном смысле слова на лоб вылезли глаза - того, что здесь выставлено, вполне бы хватило для декораций пещеры Али-Бабы в очередной экранизации сказок «1000 и 1 ночи». В основном серебро, зато почти все потрясающей ручной работы! А ведь были еще изделия из кости, рога, разнообразные платки, шарфы, «арафатки» и прочая, прочая, прочая…

Иордания - страна, почти вся территория которой состоит из пустынь и полупустынь. Воды здесь реально мало. Это начинаешь чувствовать сразу после выезда из Акабы. Воздух - чрезвычайно сухой, на небе - ни облачка, вокруг - настоящий марсианский пейзаж (пустыню Вади-Рама, расположенную на полпути между Акабой и Петрой, так иногда и называют - «марсианская пустыня»): горы и скалы самых фантастических форм, песчаные холмы, покрытые скудной растительностью, и ни малейшего признака воды. Только приехав туда, начинаешь по-настоящему понимать, почему для иорданцев в войнах с Израилем главным было отстоять свои права не столько на территорию, сколько на водные ресурсы бассейна реки Иордан - единственной крупной водной артерии региона. Парадоксально, но при этом собственно вода в Иордании стоит дешево, полуторалитровая бутылка - полдинара.

Евреи и арабы

Нам с вами этнонимы «евреи» и «арабы» могут показаться обозначениями народов, которым суждено враждовать вечно, - нация-Монтекки и нация-Капулетти. В какой-то степени это правильно, и вместе с тем в корне неверно. Из семи миллионов человек, населяющих Израиль, один миллион составляют арабы, и это не считая гастарбайтеров. Все надписи на дорожных знаках в Израиле на трех языках: иврите, арабском и английском. Специфика арабо-еврейского сосуществования в Израиле состоит в том, что Израиль - именно еврейское государство, причем главным критерием здесь является вероисповедание. Поэтому возможности арабов-мусульман (как, впрочем, и христиан) для государственной карьеры в Израиле ограничены. Пока Израиль находился в состоянии войны со всеми своими соседями, на это мало обращали внимание. Но после того как приграничные страны стали одна за другой признавать его право на существование и заключать мирные договоры, стало ясно, что эту проблему надо как-то решать. Создание Палестинской Автономии коренных перемен к лучшему не принесло. Программа ассимиляции арабского населения Израиля, один из ключевых ее пунктов - обязательная присяга на верность Израилю, с лишением гражданства всех, кто ее не принял, большинством политиков была отвергнута. Так что пока восторжествовал гнилой компромисс.

Казалось бы, какое это имеет отношение к обычным путешественникам, странствующим по израильским дорогам? Самое прямое! Так, нам отсоветовали ехать на территорию Автономии - автомобили с израильскими номерами там часто встречают камнями. Во избежание беспорядков доступ в мусульманский квартал иерусалимского Старого Города открыт только его жителям (во всяком случае, нас туда не пустили). Наконец, если оказаться в неправильное время в неправильном месте, можно и под обстрел попасть, хотя вообще уровню безопасности в Израиле можно только позавидовать. Очень не рекомендуется (уже в еврейской части Израиля) носить «арафатки», хотя купить их здесь, конечно, можно.

Но опять-таки - все эти политические сложности удивительным образом сочетаются с повседневной жизнью. Каждый день с рассветом в Иерусалиме оживает «сук» - базар, на котором торгуют и евреи, и арабы и на котором иудеи и мусульмане продают паломникам богатый ассортимент сертифицированных христианских реликвий. Религия - религией, а бизнес - бизнесом!

Чисто внешне еврея от араба отличить очень легко - по кипе, еврейку от арабки - по европейской одежде. Более между ними, по крайней мере на поверхностный взгляд, отличий нет никаких. Ну разве что арабы представляют собой классический образчик средиземноморской расы. Евреи же, поскольку еврейство определяется именно по вероисповеданию, на мой дилетантский взгляд, антропологически гораздо разнообразнее. В Бен-Гурионе на контроле нас встречали и провожали блондинки гламурнейшей европейской наружности, некоторые из знакомых нам русских евреев по типажу были стопроцентными славянами, а среди встречавшихся тут и там военных были, в том числе, и ярко выраженные афроевреи. Скорее всего, фалаши - эфиопы иудейского вероисповедания, переселившиеся в Израиль в 1980-е годы.

«Мелочи жизни»

Процессы глобализации постепенно унифицируют жизнь в разных странах. Тем не менее своя специфика, «мелочи жизни», остается всегда.

В израильском транспорте - бесплатный Интернет. Однако когда пытаешься подключиться через Wi-Fi, то встречаешь форму-абракадабру на иврите. Загадка израильского Wi-Fi была решена случайно, когда один из нас просто ткнул пальцем в эту абракадабру, вслед за чем на экране появился сайт Министерства транспорта Израиля на нескольких языках. Не зайдешь на сайт - не выйдешь в Интернет.

Первое, на что обращаешь внимание в Тель-Авиве, - разбросанные тут и там флаеры и визитки. У нас реклама служб знакомств - на остановках, в Израиле - под ногами.

Когда мы впервые зашли в продовольственный магазин, уровень цен нас неприятно поразил - в полтора-два раза выше, чем в России, особенно на спиртное. Гамбургер за 89 шекелей и бутылка «Абсолюта» за 98 - такого не ожидал никто. Нет в Израиле и сети кафе с бизнес-ланчами или комплексным питанием: или рестораны, или закусочные с двумя-тремя блюдами в меню. Период «шоковой терапии» продолжался два дня, после чего мы, присмотревшись к местным, перешли на их меню: продукты в магазинах покупать по акциям (они здесь устраиваются везде), меньше мяса (в Израиле оно дорогое), больше овощей (у арабов на рынках цена ассортимента - до 4 шекелей килограмм) - такие хитрости есть в каждой стране.

И торговаться! Конечно, не в супермаркете, но на рынке - обязательно. Где-то дискаунт (на иврите - «анаха») больше, где-то меньше, но он есть всегда. Отправляетесь на шопинг, особенно по «суку», всегда оставляйте часовой запас: поговорка «время - деньги» на Востоке понимается «либо - время, либо - деньги».

Когда мы брали такси от эйлатского автовокзала до пропускного пункта Ицхак Рабин, с нас запросили одну цену. Через несколько дней такой же маршрут, но в обратную сторону, нам стоил вдвое дороже. Когда мы спросили, почему, таксист нам ответил: «Но я же сам положил ваш багаж в багажник!». «Бомбилы» одинаковы везде.

Вылетая в Израиль, мы никак не могли найти выход к нашему самолету. Единственным человеком в аэропорту, указавшим нам верную дорогу, оказалась уборщица. Выезжая с иерусалимского автовокзала в Бен-Гурион, мы никак не могли найти нужный нам автобус. В кассе никак не хотели нам помочь, отправляя от одного окошка к другому. Мечась из стороны в сторону, я вдруг увидел уборщика, который на чистом русском языке объяснял какому-то старичку, как тому проехать в Ашдод.

Фото:
Фото:
Фото:
Фото:
Алексей ГУЛЯНИН