- Буду голодать, пока всем до последнего сотрудника не выплатят зарплату, - говорит Александр Пономарев, главный инженер междуреченского МУП «Наш дом». Поясняет: поначалу планировал добиться выплат, положенных лично ему, но теперь решил идти до конца. Голодовку он начал 24 марта, накануне направив уведомления в различные властные и контролирующие органы области и района.

Длинный минус на счетах

Ситуацию взяла на контроль прокуратура. Работает с жалобой гострудинспекция. Приезжал на переговоры к инженеру глава администрации района Александр Лихолат. Вот только денег в кармане как не было, так и нет.

В общей сложности, по подсчетам Пономарева, ему задолжали 365 тысяч. Плюс установленные законом пени. У администрации района, правда, цифра иная: долг равен 190 тысячам.

- Совсем не платят? - уточняю у Пономарева.

- Почему? Платят... В январе - четыре тысячи, в феврале - пять. Как объявил голодовку, еще тысяча пришла, через неделю еще десять, - перечисляет он.

В общем, просвета нет: ни кредит погасить в срок, ни за квартиру вовремя заплатить. Собственно говоря, Александр и в своем заявлении о голодовке написал: «Денежных средств у меня нет. Поэтому, что так голодать, что объявить голодовку. В долги дальше влезать не хочу. Их и так хватает».

«Наш дом» - не просто «управляшка». У муниципального предприятия, которое обслуживало Междуречье, Минькино и Мишуково, были реальные активы: электрокотельная, водозабор, очистные сооружения. Почему оно оказалось в ситуации, когда на счетах длинный минус, - большой вопрос. Неплатежами населения (этим коммунальщики любят объяснять все свои беды) на него не ответить. По словам главного инженера, жители должны МУПу всего 3,5 миллиона. «Всего» - потому что общая сумма дебиторки - около 100 миллионов.

Главные должники, как он заявляет, - сельхозпредприятие «Полярная звезда», печально известная «Славянка» - «коммунальное» детище мин-обороны, а также - Мурманскводоканал, который, опять же по данным Пономарева, не платит МУПу за транзит воды в Минькино по муниципальным трубам.

А основная кредиторка междуреченского предприятия, как очевидно, - платежи за электроэнергию. Немудрено: поселение отапливает электрокотельная, а в связи с разницей тарифов на покупку энергии и поставки тепла населению эти котельные способны генерировать астрономические убытки.

В долговую яму МУП столкнула и афера одного из бывших его директоров, который, руководя муниципальным предприятием, одновременно создал собственную управляющую компанию. Та собирала деньги с населения, но «забывала» перечислить положенное на счета ресурсоснабжающей организации, то есть «Нашего дома».

И все же Александр Пономарев, который дважды с приставкой «и. о.» назначался руководить «Нашим домом», считает: ситуация не была столь катастрофической, чтоб говорить о банкротстве. Ведь в последние год-два пошла активная работа с должниками, в суды заявлялись миллионные иски, была надежда выйти из кризиса. С долгами по зарплате сталкивались еще ровно год назад: тогда Пономарев, будучи главой МУПа, получил предписание районной прокуратуры выплатить людям положенное. Шли взыскания и судебным порядком: как рассказал Александр Лихолат, который как раз в то время приступил к управлению Кольским районом, суд удовлетворил 47 заявлений от работников.

Все ли дороги ведут к банкротству?

В июне прошлого года задолженность по заработной плате перед работниками МУПа за первое полугодие была погашена полностью. На дно продолжала тянуть кредиторская задолженность - около 160 миллионов. В основном это долги перед «МРСК Северо-Запада», тогдашним гарантирующим поставщиком.

Пономарев утверждает, что уже к этому лету в конторе рассчитывали погасить половину долга. Шли переговоры с УТР об изменении тарифов, приближении их к экономически обоснованным.

Однако у администрации сельского поселения - учредителя МУПа - оказались другие планы.

- Создан аналогичный МУП под названием «Лавна», - говорит Пономарев. - В него переданы наши активы. А наш новый директор подала заявление в суд о банкротстве. Я считаю, что это банкротство искусственное, ситуацию можно было бы исправить. К тому же перевод активов в «Лавну» ничего не решит, ведь тарифы остались те же, что были у нас, они не менялись с 2011 года. Так что будут копиться долги. Кстати, энергетикам они с декабря не платят, уже 20 миллионов долга накопили. Что до нашей дебиторской задолженности, то, как мне известно, с должниками заключены мировые соглашения, в которых суммы значительно ниже заявленных первоначально.

Обанкротить, чтоб не платить долги, - к такому приему прибегают нередко в ситуациях с муниципальными коммунальными предприятиями, особенно в маленьких городах и селах. Цель вроде бы благая - сохранить котельные, системы водоотведения, иными словами, обеспечить жизнедеятельность населенного пункта. С другой стороны, от таких банкротств со списанием многомиллионных долгов страдают энергетики - к примеру, долги потребителей перед «МРСК Северо-Запада» к моменту завершения ее полномочий как гарантирующего поставщика превысили 3,5 миллиарда. Основные должники сбытовиков - далеко не население.

Впрочем, относительно «Нашего дома» у главы администрации района свое мнение: он считает, что неплатежи жильцов и долг перед поставщиками электроэнергии все равно привели бы к банкротству. Больше того, в значительной степени вину за никудышный менеджмент он возлагает на самого Пономарева, повторю, имевшего опыт управления МУПом. Впрочем, сам же предложил ему место в «Лавне»...

Странно пахнущая история

Места в новом МУПе предложили многим работникам. Почти все согласились, так что в «Нашем доме» фактически остались четверо: сам Пономарев, новый директор, главбух и кадровик. Пономарев решил до выплаты задолженности не увольняться. Потом, дескать, и концов не найдешь. В этом есть доля истины: Александр Лихолат подтверждает, что бухгалтерские документы «Нашего дома» предприятие... утеряло.

То, что в нем царил, грубо говоря, бардак, подтверждает и еще одна история. Рассказывая, как бесконтрольно тратились при разных директорах (а за два года их сменилось аж девять) деньги предприятия, Александр Пономарев демонстрирует очистные сооружения. В двух резервуарах канализационные стоки проходили биофильтрацию, а затем, будучи очищены до состояния проточной воды, сбрасывались, как выражаются коммунальщики, «на рельеф местности». Попросту - в реку Лавну. В конце 2012 года систему остановили - понадобился ремонт. Резервуары, или аэротенки, дважды опустошались и прочищались, чтобы можно было провести ремонт, однако он так и не последовал. К слову, очистка влетела почти в миллион.

- В итоге в один из резервуаров все равно пришлось пустить стоки, так как они не могут копиться бесконечно, - говорит Пономарев, показывая цементный куб, наполненный зловонной жижей. - Слышите - журчит? Это содержимое сбрасывается на рельеф. Очистка не ведется, система не запущена.

То, что она не запущена, видно невооруженным глазом: трубы, по которым в аэротенки должен поступать кислород, необходимый для жизнедеятельности бактерий, очищающих стоки, просто не подсоединены друг к другу. Запах разносится далеко, между тем вблизи, прямо в санитарной зоне, стоит жилая пятиэтажка. Какие ароматы будут проникать в квартиры летом, легко догадаться.

- Когда я исполнял обязанности директора, я отказывался подписывать фиктивный акт выполненных работ по ремонту очистных, - утверждает Пономарев. - Насколько мне известно, сейчас он подписан...

Татьяна БРИЦКАЯ, Междуречье - Мурманск