Как известно, зачастую наркозависимость идет рука об руку с криминальными «подвигами». Так лечить или наказывать тех, кто употребляет зелье и при этом совершает преступления? А если лечить, то всех подряд или только искренне того желающих? Хотя законодательство весьма подробно регламентирует работу с наркозависимыми, пробелов в нем немало. А еще больше вопросов, на решение которых по-разному смотрят правоохранительные органы и врачи. Обсудить их и найти совместные решения собрались на днях представители областного и районных судов города Мурманска, экспертных медицинских учреждений, службы исполнения наказаний и органов, осуществляющих контроль за незаконным оборотом наркотиков. В Ленинском суде Мурманска прошел семинар, посвященный профилактике незаконного потребления наркотиков и реабилитации наркоманов.

Не плоды, а причины

С 2012 года работает статья Уголовного кодекса, позволяющая отсрочить исполнение наказания за ряд преступлений небольшой тяжести наркоманам, которые добровольно согласятся пройти курс лечения и реабилитации. Кроме того, чуть меньше года назад вступил в силу закон, по которому привлеченных к административной ответственности или осужденных за преступления наркоманов суд может обязать пройти лечение. Уклонение от прохождения диагностики, профилактики, лечения, реабилитации влечет за собой штраф или арест.

Казалось бы, идея хорошая. Законодатели подумали о том, как бороться не с последствиями, а с причиной преступлений - зависимостью от наркотиков. Но на деле все оказалось куда сложнее.

Указанные изменения, хоть и заполняют некоторые пробелы в законодательстве, вместе с тем вызывают новые вопросы, которые требуют профессионального вмешательства и разъяснения. Например, должен ли суд при вынесении решения указывать срок и форму лечения. К тому же в Уголовном кодексе понятие медико-социальной реабилитации до недавнего времени рассматривалось как единое. Теперь у него две составляющие. И если с медицинской частью все более или менее понятно, то определения социальной реабилитации в нормативных актах просто нет. Более того, в нашей области, например, нет и учреждений, занимающихся социальной реабилитацией наркозависимых. Также нигде не сказано, кто же должен ее проводить. Поэтому многие эксперты считают просто бессмысленным назначать ее решением суда.

Кто поставит диагноз?

Еще одна проблема заключается в расхождении юридической и медицинской терминологии. Если ранее и в кодексах, и в заключениях экспертов значились диагнозы «наркомания», «токсикомания» и «алкоголизм», то последние 10 лет диагнозы формулируются как «синдром зависимости от...», «пагубное употребление» или «единичный факт употребления наркотических или психотропных веществ». Неспециалисту не разобраться в том, что из этого в соответствии с юридическим словарем следует считать наркоманией. Соответственно, возникают проблемы и с вынесением судебного решения.

Больше двух часов участники семинара приводили статистические данные, формулировали все новые вопросы, возникшие после вступления в силу этого закона. Главврач мурманского наркологического диспансера Игорь Заплаткин также привел пример ряда противоречий. Но одновременно предложил и несколько вполне конкретных решений. Например, терминологический разнобой преодолеть так: в скобках указывать, какой именно диагноз следует считать наркоманией.

Затем Заплаткин отметил, что с этого года определять, страдает ли человек наркологическими расстройствами и нуждается ли в лечении, вправе судебно-психиатрическая, а не наркологическая экспертиза. Но сам он твердо убежден: психиатр должен заниматься психическими расстройствами, а наркологическими - нарколог.

- Несколько лет назад произошли изменения в законодательстве, и сегодня по документам просто не существует такого вида экспертизы, как судебно-наркологическая. Правда, законодатели обнаружили это только в прошлом году. Так что теперь либо мы должны получить лицензию на проведение судебно-психиатрической экспертизы, что по техническим причинам затруднительно, либо этими вопросами должны заниматься психиатры, - сказал Игорь Заплаткин. - С представителями областного суда, прокуратуры, УФСИН договорились, что в большинстве случаев решать вышеназванные вопросы будем мы. Но в рамках не экспертизы, а медицинского освидетельствования на базе наркодиспансера. А на судебно-психиатрическую экспертизу направим только в том случае, если лицу может быть назначено альтернативное наказание.

Лечиться не каждый готов

В переводе с юридического языка речь - о принудительном лечении. Пока эта практика в нашем регионе применяется нечасто. Например, в Ленинском районном суде в прошлом году рассмотрено 168 уголовных дел о незаконном обороте, производстве и употреблении наркотических и психотропных веществ. Но лишь восьмерых осужденных суд обязал пройти лечение.

- Оно назначалось только при вынесении условного наказания, - пояснила судья Елена Кукина. - Так, при рассмотрении дела о краже выяснилось, что подсудимый у психиатра не наблюдался, но с октября 2010 году состоял на учете у нарколога с диагнозом «синдром зависимости от наркотиков группы опия». Согласно заключению эксперта, он действительно страдал зависимостью от опиатов, и суд возложил на него обязанность пройти курс лечения в течение двух месяцев.

Однако к медицинской реабилитации, помимо показаний, есть еще и противопоказания. И они включают целый ряд психических расстройств и заболеваний. Ко всему прочему перед назначением нужно установить так называемый реабилитационный потенциал. Если он практически нулевой, то... Невозможно вылечить человека, который не хочет этого или абсолютно не считает себя наркозависимым.

- Я предлагаю следующее: мы будем сами определять виды расстройств и сроки реабилитации в зависимости от степени заболевания. В Мурманске мы можем проводить ее на разных этапах, у нас хватает специалистов. Правда, тогда получится, что у осужденных, находящихся, скажем, в Мончегорске, Кандалакше или Терском районе, условия лечения будут серьезно отличаться. Как тогда можно говорить о том, что закон одинаков для всех, я не знаю, - признался Игорь Заплаткин. - Но это уже частности. А если подводить итог нашей встречи, то я считаю самым главным, что перед вынесением приговора нужно ответить хотя бы на два вопроса. Первый заключается в том, страдает ли обвиняемый какими-либо наркологическими расстройствами. А второй: нуждается ли он в лечении? Только так можно будет принять правильное решение.

Анна ВИХРОВА