«Прошу оставить меня на свободе. Я хочу воспитывать своих детей правильно, дать им хорошее образование, чтоб они никогда не разочаровались в маме, в общем, дать им всю любовь, которая у меня есть...»

Это - последнее слово Марины Вторушиной* на суде, где рассматривалось уголовное дело по ее обвинению в преступлении, предусмотренном пунктом «з» части 2 статьи 111 Уголовного кодекса РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).

Тяжкий вред Марина причинила здоровью своей приятельницы - Надежде Воробьевой. Случилось это в декабре прошлого года. Однако это не было первым уголовным делом, возбужденным в отношении тридцатилетней северянки. Первое касалось как раз ее «любимых» детей.

Встал на подоконник и исчез

«Жизнь ребенка - не рай, а драма», - с горечью сказал как-то о своих неблагополучных маленьких подопечных знаменитый польский педагог Януш Корчак. Как много детей и в наши дни, увы, подпадают под это определение.

В ночь с 6 на 7 августа прошлого года у Марины, жительницы одного из ЗАТО области, как обычно, собрались гости. Пришли подружки, привели своих друзей. Хозяйка квартиры, купленной, кстати, на материнский капитал, - веселая, часто пьющая разведенка, отличалась заводным нравом и привечала всех, кто приходил с бутылкой. Муж - военнослужащий - развелся с ней недавно. В мае он обращался в органы опеки и попечительства, чтобы уговорили бывшую супругу разрешить ему отвезти на лето маленьких детей к бабушке и дедушке в Архангельскую область. Но Марина не согласилась: «Я их сама отвезу на отдых. В Прибалтику! Это вам не захолустье какое-нибудь!»

Но, конечно, никуда не отвезла. До того ли ей было?

Пока гости пили и гуляли, трое детей хозяйки - восьмилетний Коля, пятилетний Антон и двухлетний Сережа - спали в соседней комнате. А под утро, когда квартира опустела, ребятишки проснулись, спать легла мамаша. И закрыла дверь к себе на задвижку - чтобы дети не мешали.

Старший Коля впоследствии рассказал, что они спокойно играли в кубики. И он даже не понял, как и когда маленький Сережка распахнул оконную раму. Только увидел, как тот встал на подоконник и... исчез. А выглянув в окно, Коля увидел брата уже лежащим на тротуаре.

Мальчишки бросились колотить в дверь маминой комнаты и кричать, что Сережа упал. Но родительница спала беспробудно. Тогда Коля побежал по лестнице вниз, поднял на руки лежащего в крови малыша и понес домой.

Там он положил брата на диван и заревел в голос вместе с Антошкой. Но мама все равно не откликалась. Зато буквально через несколько минут в двери квартиры сильно постучали - это приехала полиция, которую вызвали очевидцы трагедии с улицы. Ну а потом явилась скорая, Сережу увезли в местную медсанчасть, а потом срочно переправили в реанимацию Мурманской детской больницы. Диагноз - кататравма (полученная при падении с высоты), подробности состояния жуткие: закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга, многочисленные переломы и ссадины конечностей, ушибы грудной стенки и печени. Но, по счастью, ребенок остался жив.

Горе-мамашу полицейские добудились с большим трудом. Ничего связного она сказать не могла, поскольку была в сильном алкогольном опьянении и мало что понимала. Однако вела себя агрессивно («Потому что спать хотела, а меня будили!» - объяснила впоследствии). В квартире, как отметили стражи порядка, был кромешный беспорядок, неприятный запах мочи и грязного белья.

Гулять так гулять!

Каждый раз, когда случается трагедия, хочется отмотать время назад и понять: где же можно было сделать остановку и повернуть все вспять? Однако, как говорится, у истории нет сослагательного наклонения. Слова «что было бы, если бы...» уже ничего не меняют. И все-таки, первое, что установило следствие, это то, что семья была поставлена на учет как неблагополучная в органах опеки и попечительства администрации ЗАТО. Только с ноября 2014-го по май 2015 года Марина четырежды была привлечена к административной ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей по воспитанию детей и склонность к злоупотреблению спиртными напитками.

31 августа вернувшийся домой для продолжения лечения маленький Сережа должен был с матерью посетить педиатра. Однако врач их не дождалась. А когда специалисты отдела по охране прав детей попытались выяснить причину неявки и отправились по месту жительства малыша, они обнаружили его не дома, а в квартире пьяного и весьма агрессивного соседа Марины. Мужчина объяснил, что Вторушина попросила его присмотреть за ребенком, а сама куда-то исчезла. Причем номера своего мобильного она ему не оставила. Квартира, в которой находился малыш, была в антисанитарном состоянии, вещи разбросаны, стоял стойкий запах спиртного и прокисшей еды, а в кухне громоздилась немытая посуда, пустые стопки из-под водки, пепельница, переполненная окурками. Маленький Сережа ковылял по немытым липким полам в грязном памперсе, босиком. Он него плохо пахло, а на лице были остатки засохшей пиццы.

Инспекторы все же нашли номер телефона матери, но он был неактивен, ее местонахождение установить было невозможно. Тогда крохотного, еще не оправившегося от тяжелой травмы ребенка забрали в больницу.

Впоследствии Марина объяснила, что праздновала свой день рождения с 26 августа, ходила по гостям, а потому оставила ребенка у соседа.

Интересен конец этой удручающей истории. 7 сентября было вынесено постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Вторушиной М. А. Мотивировка такая: «Отказать в возбуждении уголовного дела по факту падения Вторушина С. М. с 4-го этажа... в связи с отсутствием события преступления».

В отношении Марины состоялся суд, который вынес постановление об ограничении ее в родительских правах сроком на полгода. После чего ее бывший муж Михаил забрал всех троих детей и отвез их к своим родителям в Пинежский район Архангельской области. Там, в маленькой деревеньке в заповедных лесах у чистейшей реки Пинега, ребятишки наконец научились просыпаться не по ночам - под громкий рев и мат передравшихся собутыльников матери и грохот падающей мебели, а утром - под птичий гомон, мычанье коров, тихие голоса бабушки Вали и деда Степана. Старший Коля пошел в школу, младшие растут - ухоженные и веселые. И несмотря на то, что все «удобства» в поморском деревянном доме - во дворе и от цивилизации не близко, дети наконец-то чувствуют себя детьми.

«Упала на нож. Дважды»

Но это еще не конец истории. Одна Марина горевала недолго. Нашла себе молодого сожителя Эдика и сейчас ждет ребенка уже от него. И вроде все у них наладилось, подали заявление в загс, и 15 декабря прошлого года должна была состояться свадьба, да вот незадача - всего неделю не дождались влюбленные до законного брака. 8 декабря Марина попала в СИЗО, и на этот раз уголовное дело, возбужденное в отношении ее, не было прекращено.

Ну вот такая она девушка - заводная, смелая, красивая. Скучно ей без приключений.

Накануне свадьбы вместе с женихом решили навестить его родителей в Мурманске. Приехали на улицу Крупской, посидели с будущей родней, и тут Марине позвонила давняя приятельница - Надя Воробьева, пригласила в гости. Сначала будущая жена и мать задумалась: с этой Надей они летом пересекались, как-то нехорошо вышло: поругались, и тяжелая на руку, скорая на расправу Марина ее избила. Но потом-то ведь помирились. В общем, собрались и пошли.

У Надежды в гостях сидели две пары. Закуски, конечно, было маловато, зато в избытке, как написано в протоколе, оказалось спиртосодержащей жидкости «Боярышник». Ее-то все и потребляли, а Марина еще и джин-тоник прихлебывала. Потом алкоголь кончился, и мужчины пошли за добавкой. А вернулись уже к финалу драмы, разыгравшейся на глазах у полуторагодовалого ребенка одной из подружек.

Изрядно захмелев, Марина вдруг стала припоминать Надежде прошлую драку: мол, зачем та заявление в полицию написала? Знала ведь, что у подруги детей забрали и в родительских правах ограничили, а все-таки подлила масла в огонь. Подруга сначала отпиралась, говорила, что заявление забрала. А потом разобиделась и высказала начистоту:

- Да ты сама ребенка в окно вытолкнула! Тебе и тех-то детей опасно давать, ты все равно новых нарожаешь, а те тебе вовсе без надобности!

Ну разве не обидно? И кинулась Марина подружку не просто бить (при посильном участии другой гостьи, кстати), а месить ногами, обутыми в сапоги. Для чего повалила женщину на пол. А потом и вообще схватила со стола кухонный нож и воткнула противнице сначала в район поясницы, а затем в спину - под ребро в области сердца.

Вернувшиеся мужчины положили пострадавшую хозяйку на диван и призадумались: что делать? Надо бы скорую, конечно, да ведь Марина к телефону никого не подпускает:

- Не смейте вызывать! - кричит. - Врачи ментов кликнут, а мне сейчас никак нельзя с ними встречаться, мне тогда детей не отдадут!

Однако мужчин настолько напугал вид Надежды, истекавшей кровью, что они медиков вызвали. Правда, прибывшим почти одновременно полицейским Надя благородно пояснила, что, неловко повернувшись, упала на нож сама (и так два раза!). Относительно времени падения она ничего сказать не смогла, так как, по ее словам, была сильно пьяной и не ориентировалась в пространстве.

Новый год Марина встретила в СИЗО. Первое, что она сделала, попав туда, это попросилась к гинекологу. Тот осмотрел ее и поставил диагноз: два месяца беременности. Однако следователя справка не впечатлила, и пришлось Вторушиной дожидаться суда за решеткой.

Первомайский районный суд Мурманска, всесторонне и объективно рассмотрев уголовное дело, вынес в отношении Вторушиной приговор и назначил ей наказание в виде лишения свободы на срок два года с отбыванием его в колонии общего режима. Также решено взыскать с осужденной в пользу Мурманского территориального Фонда обязательного медицинского страхования 77 777 рублей в возмещение расходов на лечение потерпевшей Воробьевой.

Апелляционные жалобы осужденной Вторушиной и ее адвоката Мурманским областным судом оставлены без удовлетворения. Приговор вступил в законную силу.

*Имена изменены.

Нина АНТОНЯН