«Любви все возрасты покорны» - сказал классик почти двести лет назад. Он прав и сегодня. А тот, кто думает, что дама «за 60» не может любить и быть любимой, очень заблуждается. Листаешь уголовные дела, а там порой кипят такие африканские страсти, что «мыльные» сериалы отдыхают.

Чудовище с зелеными глазами

Все-таки не зря говорят, что 13 - число несчастливое. Именно 13 октября прошлого года к жительнице дома по Кольскому проспекту заглянул сосед.

- Татьяна Ивановна, у вас пластыря не найдется?

Татьяна Смирнова* глянула и отшатнулась. Лицо мужчины было залито кровью.

- Саша, что с тобой? - воскликнула она. - Может, скорую вызвать?

- Да меня моя дура ножом порезала, - сказал тот, увидев ее испуг. - Не надо скорую. Дайте пластырь.

Нашелся и пластырь, и йод. Соседка обработала глубокий порез вдоль щеки Александра и с неспокойным сердцем закрыла за ним дверь.

Знала бы она, что назавтра он снова позвонит ей в дверь. И вот тогда уже без скорой помощи не обойдется.

...С мурманчанином Александром бодрая пенсионерка из Кировска Людмила Комарова познакомилась в компании, когда решила выбраться в столицу Заполярья на выходные. Было это в июне прошлого года. И не беда, что шестидесятилетняя кировчанка была почти на десять лет старше бравого охранника (он работал в спортивном комплексе), душа у нее сохранилась молодая и задорная. У Александра семьи не было, он недавно похоронил маму, с которой жил вдвоем, и одиночество его тяготило.

Как-то так вышло, что Мила, так он называл новую знакомую, быстро нашла с ним общий язык, и жили они, по его признанию, душа в душу. Он приносил домой зарплату, она готовила, убирала, заботилась о нем. Как любая искренне влюбленная женщина.

И все было бы прекрасно, если бы не ревность, которая время от времени накатывала на Людмилу. Особенно «чудовище с зелеными глазами», как назвал это жгучее чувство Шекспир, донимало пенсионерку, когда они с сожителем садились выпивать. Пили водку, закусывали, и Мила от рюмки к рюмке мрачнела.

- На молодых смотришь?! - бросала, не сдерживая злости к любимому. - Видела я, какие шалавы там у вас в зале прыгают и ногами машут. А что же со мной тогда живешь?

Александр сначала воспринимал эти наезды с юмором. Даже где-то ему льстило такое неравнодушное отношение. Потом стало обидно: ведь ни сном ни духом. Стал отругиваться, мог и матом послать. А Людмила все не унималась. Разгоряченное дешевым спиртом воображение являло красочные сцены домогающихся ее любимого молодых стройных барышень.

Показания потерпевшего из уголовного дела, возбужденного в отношении Комаровой Л. С. по части 2 статьи 111 УК РФ:

Люди, которые время от времени хватаются за нож и вонзают его в человека, опасны. На них табличку надо вешать: «Осторожно, высокое напряжение!».

«С Комаровой мы ведем совместное хозяйство. Я работаю в охранном предприятии, на учете в наркологическом и психдиспансере не состою, алкоголь употребляю, когда есть повод выпить. Выпиваем только вместе с Милой. 13 октября 2015 года мы употребляли с ней спиртное. В ходе распития стали ругаться. Потом она полоснула меня ножом по щеке. Я пошел к соседке, чтобы обработать рану, а Мила продолжила готовить обед».

А на другой день, 14 октября, Александр пришел домой утром с дежурства. Принес с собой бутылку водки и продукты. Выпили, оказалось, как всегда, мало. Мужчина сходил за добавкой и принес два литра неразбавленного спирта.

Выпивали, закусывали. И снова Людмилу одолела ревность. А так как сожитель молчать на сей раз не стал, а принялся, сидя в кресле на кухне, вяло отругиваться, женщина схватила нож и со всего маху ударила его сначала в живот, а потом в правую сторону груди. Затем, накинув пальто, бросилась на улицу. Там села на соседнюю с домом лавочку и нервно закурила. Вызвать скорую ей и в голову не пришло.

Кровь текла под ноги

А Александр вновь пошел к соседке. На этот раз Татьяне Смирновой самой чуть плохо не стало. Сосед стоял на пороге в трусах и майке, босиком, с жуткой раной в животе. Кровь текла ему под ноги. Татьяна тут же вызвала скорую. Мужчину увезли в областную больницу, где срочно прооперировали.

После выхода из больницы Александр какое-то время жил с Людмилой. Но холодок опасности его не отпускал. На следствии выяснилось то, о чем его сожительница помалкивала: оказывается, она еще в 2013 году получила три года условно по приговору Апатитского городского суда за аналогичное преступление.

Тогда она по пьяной лавочке так же пырнула ножом своего гражданского мужа. И статья та же самая - роковая 111 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Неуютно, что ни говорите, жить с человеком, который способен ни с того ни с сего ударить тебя ножом. В общем, кончилось тем, что после одного из скандалов Александр выставил сожительницу за дверь. А затем продал квартиру и переехал. Не захотел рисковать.

Но на этом история не закончилась. Как только Людмила после очередного допроса у следователя поняла, что пахнет жареным, то бишь реальным сроком, она пустилась в бега. Просто исчезла, и все. В Кировске по адресу прописки отсутствовала, в Апатитах, где жили ее родственники, не появлялась, в Мурманске ее также обнаружить не могли. Тогда суд поменял для нее меру пресечения с подписки о невыезде на реальное заключение под стражу и объявил розыск.

В конце концов, пенсионерка, проявившая изрядную резвость, обнаружилась. Как выяснилось, сломала пятку и лечилась в стационаре. Ко времени встречи со следователем Людмила вполне оправилась от недуга и была препровождена в СИЗО. Там она немедленно стала вызывать к себе врачей (хирурга по поводу пятки, терапевта по поводу панкреатита и других специалистов). Как-то сразу вспомнила, что у нее немало хронических заболеваний, а стало быть, на зону ей никак нельзя.

Первомайский суд рассмотрел дело в отношении Людмилы Комаровой беспристрастно и тщательно. Приговором суда она признана виновной в совершении названного выше преступления, ей назначено наказание в виде лишения свободы на 1 год 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

«Критика» табуреткой

Другая похожая история случилась тоже в прошлом году, в июне. Мурманчанка Марина Чешко, живущая с сожителем в доме на улице Фестивальной, сидела в душевной компании с соседями. Повод был грустный, одна из подруг незадолго до этого похоронила отца. Позже к ним присоединился гражданский муж Марины Николай. Пара сожительствовала давно, несмотря на то, что нрав у Николая был крутой и битой Марина ходила нередко. Правда, женщина не раз писала заявления в полицию, но на другой день их забирала. Жила по принципу: плохонький мужик, буйный и неработающий, но - мой!

В тот день гости разошлись быстро. А супругам захотелось продолжить банкет. Николай сходил за очередной бутылкой и только разговорился за столом, как Марину сморило, и она легла спать.

Любой алкоголик вам скажет, что главное - не выпивка, а душевное общение, дескать, что мы, пьяницы, что ли, тупо пить? Вот Николай и осерчал. Взял в руки табуретку, на которой сидел, да и двинул спящей сожительнице по спине, да так, что она с кушетки покатилась на пол.

- Я его простила, потому что он потом извинился, - сказала Марина следователю. - Тем более что он переживал. Даже в коридор убежал, чтобы успокоиться.

Простить-то простила, но, видно, не до конца. Потому что когда Николай вернулся из коридора уже вполне в благодушном настроении, любимая женщина ждала его, стоя посреди комнаты с кухонным ножом в руке. Кстати, нож был не маленький - 32,5 сантиметра, длина клинка - 22,5. Не дав сожителю опомниться, хрупкая женщина так вонзила нож ему в живот, что лишь чудом не убила.

Однако в своих показаниях следователю Марина от месяца к месяцу твердила совсем другое. Вот фрагмент одного из ее допросов:

«Хочу пояснить, что с Николаем мы проживаем около семи лет и все это время употребляем спиртные напитки. Часто ссоримся. В 2009 году во время очередного конфликта я нанесла ему удар в бок ножом, он получил колото-резаную рану, после чего я была условно осуждена на три года по статье 111 Уголовного кодекса РФ. 20 июня мы с друзьями были на кладбище, поминали отца соседки. Потом пришли ко мне домой и продолжали отмечать это событие. Соседи и друзья приходили и уходили, дальнейшее я помню смутно ввиду того, что много выпила. Потом, уже в ночь на 21 июня я легла спать, но Николай меня разбудил, ударив табуреткой. Я обиделась и ушла из комнаты. Где я находилась, не помню, так как была очень пьяная. Покурили с соседкой, а потом (прошло где-то полчаса) я вошла в комнату, где увидела Николая, который лежал на диване и истекал кровью. Я стала спрашивать, что произошло, но он ничего не говорил, только просил вызвать скорую помощь. Данный факт шокировал меня, я даже стала плакать, а потом вызвала соседа Алексея, который и позвонил в скорую...»

Врачам и полицейским, прибывшим по вызову, Николай пояснил, что во время отсутствия сожительницы взял нож, чтобы нарезать хлеба и споткнулся. Ну и, конечно, так «удачно» упал, что получил проникающее ранение брюшной полости, задев печень и другие жизненно важные органы. «А Маринка тут вовсе и ни при чем! - уверял он блюстителей порядка. - Ее вообще в комнате не было».

Целых полгода сожители морочили головы служителям правопорядка своей легендой. И их показания выглядели столь убедительно, что дело несколько раз закрывали «за отсутствием состава преступления». Однако Первомайская прокуратура вновь выносила постановления о возобновлении расследования. И вот наконец лишь весной 2016 года под тяжестью неопровержимых улик Марина Чешко созналась в содеянном, а потерпевший подтвердил ее показания.

Приговором Первомайского суда она признана виновной по пункту «з» части 2 статьи 111 УК РФ, ей назначено наказание в виде лишения свободы на три года условно.

И еще. Обе женщины обязаны выплатить в пользу Мурманского территориального ФОМС денежные средства за пребывание потерпевших сожителей в больницах (сложные операции, уход, медикаменты и т. д.). У Комаровой эта сумма составляет 44 388 рублей, а у Чешко - 72 243 рубля.

Претензий не имеет, привлекать не желает

Кстати, оба потерпевших в унисон заявляли в ходе следствия, что претензий к своим обидчицам не имеют и привлекать их к уголовной ответственности не желают.

Удивляюсь, как же насыщенно и нескучно живут некоторые наши сограждане! Тут с работы придешь, не знаешь за что схватиться: дети, внуки, готовка ужина, заботы по дому. Не до телевизора, не до гостей - особенно в будни.

А у наших «героев», по сути, одна забота: где сшибить денег на очередную бутылку. Причем вот странность: почти все безработные, а на выпивку хватает. Ну а удалось принести в дом «злодейку с наклейкой» - жизнь начинает кипеть и бурлить, как убегающее молоко на большом огне. Да вот только проливается не молоко, а кровь.

И еще. Слабый пол в последнее время с такой легкостью хватается за нож и так молниеносно без тени сомнения пускает его в ход, что просто оторопь берет. К иным дамам так и хочется приставить табличку: «Не стой рядом! Высокое напряжение! Убьет!».

Не знаю, чем это объяснить. Стремительным оскотиниванием алкоголиков? Так и животное не убивает никого без повода, просто так. Только человек.

* Имена изменены.

НИНА АНТОНЯН