Любовь на доверии

Только тот, у кого есть ребенок-инвалид, сможет понять, как тяжело жить с ним одинокой матери. Денег катастрофически не хватает, работа непрестижная, сильного мужского плеча, на которое можно опереться, нет, а впереди какое-то беспросветное будущее. И потому, кто осудит тридцатитрехлетнюю жительницу Оленегорска Алину Сухинину*, что как-то, уложив сына спать и переделав нескончаемые домашние дела, села к компьютеру и зарегистрировалась на популярном сайте знакомств? А вдруг повезет?

Он откликнулся сразу. Мужественный, атлетически сложенный сорокадвухлетний полковник ФСБ. Фотография заставила екнуть сердце. Короткая стрижка, волевое лицо, прямой взгляд. О себе пишет, что одинокий, да и когда ему создавать семью - постоянно в горячих точках. Короче, настоящий полковник!

Переписывались недолго. Уже через пару дней контрразведчик сообщил Алине свой телефон. И она, борясь со стеснением, позвонила. Начали общение в 3 утра и все никак не могли наговориться. Уже после первых минут разговора Алине показалось, что она знает Романа Брагина целую вечность. Вот фрагменты их диалога:

- Так трудно... У моего ребенка тремор, руки дрожат, с трудом ходит. Он до 12 лет вообще лежал...

- Можете не рассказывать. Я к этому отношусь лояльно. Не вижу какой-то проблемы.

- Просто вы нормальный человек. Понимающий.

- Да не нормальный я. Всякое в жизни бывало. Я скажу коротко, по-военному: все это хрень болотная. И просто мужик должен быть мужиком независимо ни от чего.

- Понимаете, у нас в государстве нет хороших клиник по восстановлению и реабилитации. Мы их столько прошли уже.

- В общем, скидывайте мне свою почту, я помогу. Поедете в Москву, в военный институт имени Бурденко.

- Вы попробуете помочь?!

- Не попробую, а сделаю! Там в институте реабилитируют военных после ранений. И вам помогут.

- Нам предлагали в Бурденко изначально, когда мы родились. Но не получилось.

- Это предлагали. А я положу вас там на полное обследование. Сделаю направление пока на месяц. Это чисто так, ничего личного. Вас пригласят и предложат варианты, что можно сделать для ребенка. Туда попасть, знаете... Люди годами ждут. А я напишу ходатайство, примут сразу. А на власти надеяться нельзя. После того как я побывал в Чечне, я понял, как они нас кидают. Что там с нами вытворяли, как нас кидали, швыряли... Нам даже сами боевики чеченские сказали: вас кинули, ребята, под танк и никому вы не нужны. После этого я не верю никаким властям. Я человек военный и знаю, что все у нас проплачено. Везде коррупция. Прокуратура, полиция - все за деньги.

- Но, однако же, вы продолжаете служить. И не все такие в полиции...

- Я офицер. А что касается ментов, плевать я на них хотел. Это не крыша у меня едет, я просто знаю, что сейчас творится...

Этот диалог в аудиозаписи телефонных разговоров взят из уголовного дела, возбужденного в отношении мурманчанина Романа Брагина по части 2 статьи 159 УК РФ (мошенничество). Возбуждено в ноябре 2013 года, закончено в конце июля 2016-го. За это время Брагин «путем обмана и злоупотребления доверием», как следует из протокола, выманил немалые деньги у шестерых пострадавших. Причем спекулировал порой на самом святом. Ничем не гнушался. Рассуждал, как матерый предприниматель: ничего личного - это бизнес. Его бизнесом было мошенничество.

Отношения Брагина с Алиной развивались стремительно. Уже через несколько дней после ночного звонка в декабре 2015 года Роман наведался к ней в Оленегорск. Приехал вечером на арендованной машине (их он менял как перчатки, причем в прокате брал самые престижные иномарки). Правда, сначала разочаровал своей не очень мужественной внешностью, на портрет с сайта знакомств походил мало. Но объяснил, что поставил туда фото погибшего друга, дескать, свою фотографию после тяжелого ранения в очередной горячей точке ставить было неловко.

Высокий, излишне полный (объяснил, что опять же после ранения его гормонами кололи, вот и набрал вес), в камуфляжном костюме, мужчина остался на ночь, а утром уехал. Ночью они с Алиной обсуждали, как помочь ее сыну, беседовали «за жизнь», попутно пили шампанское. Роман много рассказывал о боевых действиях, где ему приходилось бывать, о нелегкой службе в Санкт-Петербурге на Литейном, 4 (адрес управления ФСБ), о том, что курирует Мурманскую область, а потому встречаться они смогут во время его командировок.

«Помоги! Замерз!»

Он уехал, и Алина, глядя на недопитое им шампанское в бокале, мечтала о том, что они встретятся снова. Ближе к ночи он позвонил. Встревоженным голосом сказал, что застрял на машине где-то в лесу под станцией Лопарской. А потом перешел на СМС. «Хочешь, я пошлю к тебе знакомого автомеханика?!» - заметалась женщина. «Не надо, справлюсь», - мужественно отвечал он. А потом написал, что оставил машину на заправке и решает проблему с эвакуатором. Но вот беда, эвакуатор можно вызвать только платно, а у него лишь карта, а банкоматов тут нет. Получив грустную СМС: «Замерз!!!», Алина чуть не расплакалась. «Нужны наличные, 11 тысяч рублей!» - написал Брагин и сообщил номер карты. Деньги он просил перевести через Сбербанк-онлайн. Надо ли уточнять, что встревоженная женщина немедленно это сделала. «Спасибо, проблему решил, люблю!» - пришел вскоре ответ.

Через несколько дней Роман снова прибыл в Оленегорск. После горячих объятий он погрустнел. Оказалось, что ему очень надо приобрести новогодние подарки для детей, которые находятся в интернате. Дети не его - знакомых, но помочь нужно. А карта заблокирована. Алина тут же полезла в сумочку и выдала дорогому гостю 9 тысяч рублей. Он с благодарностью взял и уехал. А через несколько дней позвонил якобы из Питера. Сказал, что у него неприятность: на службе украли тепловые пушки, и ему как начальнику во избежание проверки по факту кражи и угрозы возбуждения уголовного дела необходимо возместить их стоимость - 20 тысяч рублей. Сердобольная оленегорка снова бросилась на помощь и тут же перевела нужную сумму. И услышала его звонок:

- Понимаешь, мало! - взволнованно кричал в трубку Роман. - Тут бухгалтерия насчитала стоимость пушек - 23 тысячи. Еще три тысячи надо! Жду!!!

И три тысячи также ушли в адрес мошенника. Так же, как через несколько дней немалые деньги - на памятник его умершему отцу. А потом Брагин пропал. Наверное, отбыл на очередные «боевые действия».

Справедливости ради надо сказать: он все обещал вернуть! Но опомнилась Алина лишь тогда, когда долг влюбленного «контрразведчика» достиг почти 70 тысяч. И обратилась в полицию.

Курочка по зернышку клюет

В полиции же закончилась дружба Брагина с мурманчанином Вадимом Стрелковым. Ему отзывчивый Роман пообещал устройство на работу в управление ФСБ. Сначала взял 7 тысяч рублей якобы за прохождение медкомиссии, затем по-

требовал 8500 рублей на приобретение формы, а еще какую-то сумму за обучение в автошколе учебного центра ФСБ с целью трудоустройства.

Спустя несколько дней у Стрелкова умерла от тяжелой болезни мать. И тут Брагин подсуетился: предложил знакомому памятник от мемориальной компании ФСБ по наиболее выгодной цене - 10 тысяч рублей. Кстати, ошеломленному горем сыну и в голову не пришло, что памятник на могилу ставят не ранее чем через полгода после похорон. Побывав и на похоронах, и на поминках, Брагин не только активно соболезновал присутствующим, но и умудрился выманить обманным путем у двух подруг покойной по 25 тысяч рублей опять же на тот самый «дешевый» памятник усопшей.

На этом дружеское обиралово не закончилось. Зная, что у Вадима Стрелкова в пользовании имеется ноутбук «Asus», он предложил приятелю обменять его на новый, более совершенный и мощный, якобы конфискованный сотрудниками ФСБ у какой-то фирмы. «Доплатить придется, но немного, - уточнил деловито. - Это у нас в управлении акция такая проводится, конфискат реализуют среди своих».

Так как время от времени Брагин как бы случайно вынимал удостоверение офицера военной контрразведки, у Вадима и мысли не возникло, что полковник - липовый. Принес другу ноутбук и деньги в придачу и попрощался и с тем, и с другим. Как и с десятью тысячами рублей, которые Брагин попросил у него впоследствии, так как якобы попал в аварию на машине ФСБ и надо было, по его словам, «откупиться от ментов».

В заявлении в полицию Вадим Стрелков указал общий ущерб от действий приятеля - около 60 тысяч рублей. Надо сказать, он еще легко отделался, ведь остальные клиенты ушлого проходимца потеряли от общения с ним от 65 до 105 тысяч. Схема обмана весьма незатейлива и проста. Обаятельный мужчина, то и дело как бы случайно козыряя удостоверением чекиста, в глазах у всех был просто незаменимым человеком. Кому-то он обещал привезти конфискованные ФСБ у браконьеров деликатесы - крабов, креветок, гребешков. Кого-то сулил устроить на службу в силовые структуры - таможенником в порт, к примеру, или в погрануправление ФСБ России. Обещал ну очень хорошую зарплату, фантастические пайки, потрясающие воображение премии.

А сделать для поступления в заветную структуру надо было совсем немного - всего лишь оплатить медкомиссию («Ты ее пройдешь мигом, - обещал мошенник, - моя мама поможет, она у меня глава Роспотребнадзора!»), выложить деньги за форменное обмундирование ну и за какие-нибудь нужные учебные курсы. В условиях сегодняшнего дня, когда все попытки устроиться на приличную работу требуют на вполне законных основаниях немаленьких денег (учеба, медкомиссия, сертификаты и т. д.), люди лезли за кошельком беспрекословно.

Не брезговал мошенник и мелкими суммами. С кем бы ни общался, то и дело звонил: «Слушай, кинь деньги на телефон, я тут замотался, недосуг мне. Ну много не надо, тыщи полторы, а то мне в Питер в управу на Литейный позвонить надо насчет отчетов. Нет таких денег? Ну ты даешь! Ну хоть половину положи. Тоже нет? Ну рублей двести хотя бы кинь, а то сейчас аппарат отключат!» Или просил денег, кто сколько может, на похороны отца либо отчима. Странно, что ни у кого из пожертвователей не возникала мысль о том, что силовикам вообще-то неплохо платят и вряд ли у полковника ФСБ есть насущная необходимость то и дело сшибать с граждан то тысчонку, то пару сотен.

В уголовном деле имеется фотография Брагина. Там он сидит за столом в опять же камуфляжной форме в каком-то большом кабинете. За спиной герб России, по правую руку флаг, стол девственно чист, а выражение лица у Романа такое, что кажется вот-вот сорвется и поспешит в горячую точку кого-то спасать. И глаза такие честные-честные. Его жена, кстати, характеризует его прекрасно. Последние несколько лет он нигде не работал, однако то и дело приносил немаленькие суммы. Но ей и в голову не могло прийти, что добыты они криминальным путем. «Для меня это неприятное открытие», - сказала она на суде.

Первомайский суд города Мурманска, тщательно и всесторонне рассмотрев уголовное дело в отношении Романа Брагина, возбужденного по части 2 статьи 159 УК РФ, вынес постановление прекратить уголовное дело в отношении него в связи с примирением сторон.

В судебном заседании от потерпевших поступили письменные ходатайства о прекращении уголовного дела в отношении

Р. А. Брагина в связи с примирением с обвиняемым, поскольку причиненный потерпевшим вред был возмещен им в полном объеме. С подобным же ходатайством обратился и сам обвиняемый. Как следует из положений статьи 76 УК РФ, лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный вред.

Итак, когда запахло жареным, деньги у Брагина нашлись. Кроме возвращенных долгов у одной из потерпевших осталась форменная одежда, на которую она давала деньги, чтобы поступить на службу в таможню: бушлат и ватные штаны серого защитного цвета. На память...

*Имена изменены.

Нина АНТОНЯН