Поводом для написания этой статьи стала не халатность работников жилищно-коммунальных организаций, к сожалению, хорошо знакомая большинству из нас. Гораздо больше возмущает то, с чем я постоянно сталкиваюсь все годы работы в журналистике: очень часто глубоко пожилые люди, имеющие родственников, остаются один на один с проблемами ЖКХ. Причем, как со сложными, так и с незначительными, которые решаются одним телефонным звонком.

В моей практике это был, пожалуй, самый тяжелый случай. Несколько лет назад ко мне обратилась Ангелина Степановна Кравченко - пенсионерка 72 лет, жизнь которой превратила в ад довольно крупная коммерческая фирма. Ее владельцы решили оборудовать офис в цокольном этаже жилого дома - как раз под маленькой однушкой пожилой мурманчанки. А для этого затеяли перепланировку. Строительные работы проходили настолько бурно, что в квартире Ангелины Степановны поотклеивались от бетонной поверхности пола в кухне линолеумные плитки, перекосило дверные проемы так, что двери перестали закрываться, а по стенам поползли длинные трещины. Вентиляционные отверстия она была вынуждена заклеить, поскольку оттуда распространялось невообразимое зловоние, от которого вкупе с жутким грохотом перфоратора женщину круглосуточно одолевали головные боли и периодически развивались астматические приступы. Ее, можно сказать, война с владельцами фирмы была трудной. Доходило даже до угроз и оскорблений, которые она то и дело обнаруживала на дверях своей квартиры или в почтовом ящике. Тем не менее дело дошло-таки до суда, и перепланировка была признана незаконной, а пенсионерка получила компенсацию за нанесенный ее квартире ущерб. В общей сложности этот процесс занял около полутора лет. И только тогда Ангелина Степановна сообщила мне, что она вовсе не одинока, у нее двое взрослых, вполне себе благополучных сыновей, живущих в Мурманске. Сказать, что я была ошарашена, - значит не сказать ничего. Ни один, ни другой вообще не принимали участия в той борьбе, которую вела их престарелая мать с «акулами бизнеса». Мало того, она собственными силами устраняла повреждения в своей квартире. Со слов женщины, с обоими сыновьями у нее были прекрасные отношения, «дети очень заботливые, но оба занимают солидные должности и не могут рисковать своей карьерой», поэтому она просто держала их в курсе событий. Нежелание матери отдавать себе отчет в очевидном я понимаю. Я не могу понять другого: безучастности состоявшихся сорокалетних мужчин по отношению к самому родному человеку, ведь тогда ее здоровью и жизни угрожала вполне реальная опасность.

Людям, родившимся и прожившим большую часть своего века в Советском Союзе, очень трудно приспособиться к сегодняшним реалиям и в первую очередь в сфере ЖКХ

С тех пор много воды утекло, но звонки в редакцию от пожилых и совсем не одиноких людей в возрасте от 70 до 90 лет, взывающих о помощи, продолжают поступать. И чаще всего проблема, которая не дает им комфортно жить и спокойно спать, оказывается вполне решаемой, если бы за нее взялся кто-то из более молодых членов семьи. Это либо вопросы по поводу начислений за ЖКУ, на которые легко получить ответ, явившись в расчетный центр с платежками, либо элементарные бытовые проблемы, касающиеся замены смесителей, счетчиков и прочего личного имущества. И всякий раз, когда я спрашиваю у бабушки или дедушки, почему им не помогают взрослые дети или внуки, слышу один и тот же, как под копирку, ответ: «Они заботливые, помогают мне, просто очень заняты».

Вот один из недавних примеров такой проблемы, превратившей жизнь пенсионерки в кошмар.

Звонок в «Мурманский вестник». В трубке надтреснутый немолодой женский голос: «Что мне делать? Я уже больше недели сижу совсем без света, и никто не хочет мне помочь». Алевтине Павловне, обратившейся в редакцию, 83 года. Называть свою фамилию она не захотела: «Стыдно перед людьми, я ведь жалобщицей никогда не была, а тут попала в безвыходное положение». Живет она одна в трехкомнатной квартире в девятиэтажном доме в Мурманске. Говоря о том, что никто не хочет ей помочь, она имела в виду работников управляющей компании. Хотя именно в ее ситуации претензии оказались совсем не по адресу.

Судя по рассказу пожилой женщины, ей очень не повезло с соседями. Они периодически заливают ее в течение нескольких лет.

- Я живу на третьем, а они на четвертом этаже, - рассказывает моя собеседница. - И вечно у них все не слава богу: то дети оставят кран открытым, то стиральная машина сломается, то трубу прорвет.

Справиться с наводнением, которое случилось полторы недели назад, старушке помогла соседка, живущая двумя этажами выше. Ей 74 года.

- Мы вдвоем воду вычерпывали, потому что прямо-таки лило с потолка. Мы вычерпываем, а нам за шиворот капает, как на улице во время дождя, - вспоминает Алевтина Павловна. - И так до тех пор, пока не приехали слесаря и не перекрыли водопровод.

Когда я спрашиваю у бабушки или дедушки, почему им не помогают взрослые дети или внуки, слышу один и тот же, как под копирку, ответ: «Они заботливые, помогают мне, просто очень заняты»

Обои в прихожей пришли в негодность, в ванной на потолке была испорчена побелка и не включалась лампочка. Понятное дело, после такого ЧП требовался ремонт. Но у хозяйки на это не было ни сил, ни денег.

- Я уже не первый раз без света живу. Несколько лет назад, когда они меня опять залили, у меня тоже в ванной электричества не стало. Полтора года купалась со свечкой, а потом купила лампу настольную, протянула удлинитель и так вот с лампой и жила. И тогда управляющая компания тоже не захотела мне ничего чинить. Как же так?! Я плачу за квартиру 10 тысяч в месяц. Лучше не поем, а заплачу. За что же они так с нами? Я потом нашла деньги и вызвала электрика. Он мне все и починил. Получается, и сейчас опять за свой счет вызывать? За что же я тогда плачу?

Полтора года со свечкой... Вопрос напрашивался сам собой:

- У вас в Мурманске нет родных, которые могли бы вам помочь?

- Есть. Но им очень некогда, своих дел полно. Зачем же я еще буду их утруждать?

Оказалось, родственников действительно полный набор: трое детей, двое из которых - сын и дочь - живут здесь же, в областном центре, и четверо взрослых внуков, у которых уже свои дети в школу ходят.

- Нет-нет, - поторопилась оправдать их в моих глазах Алевтина Павловна, - вы не подумайте, они меня не забывают, заботятся обо мне. Звонят все время, приходят, чтобы убраться у меня, продукты привозят, готовят...

- А почему же тогда полтора года света в ванной не было? - спрашиваю.

- Так ведь сыну некогда, он работает. Внучки сами починить не могут, а управляющая компания не хочет. А у меня денег нет, чтобы электрика вызвать.

Оказалось, что баба Аля, как ее называют внуки и правнуки, сама оплачивает и коммунальные, и жилищные услуги. Облегчает эту ношу то, что у нее всюду, где положено, стоят счетчики. При этом квартира ей вообще не принадлежит. Она отказалась от участия в приватизации в пользу своих родных. Но это дело, как говорится, добровольное. Непонятно другое. Мало того что бремя оплаты ЖКУ собственники полностью возложили на столь пожилого человека, у которого на эту жилплощадь вообще нет никаких прав, кроме одного - проживать в ней. Они еще и оставили Алевтину Павловну один на один с жилищно-коммунальными проблемами. А она не считает возможным «навязываться» родственникам, занятым работой, детьми и прочими обыденными заботами.

Людям, родившимся и прожившим большую часть своего века в Советском Союзе, очень трудно приспособиться к сегодняшним реалиям и в первую очередь - в сфере ЖКХ. А их дети и внуки почему-то не могут или не хотят объяснить им даже самого простого и необходимого. Например, того, что управляющая компания не обязана бесплатно ремонтировать проводку в квартире у бабушки Али. Потому что она - эта проводка - не является общедомовым имуществом, за обслуживание которого мы платим своим УК. Равно как не обязана чинить краны и водопроводные трубы, если это не стояки. Кроме того, в силу возрастных особенностей очень пожилые люди, обращаясь в управляющую компанию, не в состоянии толком объяснить, в какой именно помощи нуждаются, а диспетчеры УК не особенно стремятся их понять - отмахнуться ведь гораздо проще. В итоге даже такая, казалось бы, мелочь, как вызов электрика, для стариков становится неразрешимой проблемой.

Оксана ДУШЕНЬКОВСКАЯ