От Москвы до самых до окраин

Речь пойдет о летчике, воздушном разведчике, погибшем за несколько дней до окончания боев в Заполярье, - Василии Ивановиче Дончуке, посмертно удостоенном звания Героя Советского Союза. Удивительным образом сложилась его короткая судьба, вместившая все неоднозначные стороны жизни и судьбы советских летчиков рубежа 30-40-х.

Василий родился в Киеве в 1910 году. Лихолетье революции и Гражданской войны коснулось и его семьи. В 1921 году умер отец. Мать, оставшись одна с тремя детьми, сильно бедствовала. А дальше, как у многих мальчишек той поры, - ФЗУ, комсомол, работа токарем на Сталинградском тракторном заводе, аэроклуб, комсомольская путевка в Ейское летное военное училище, вступление в ряды ВКП(б).

Служба Василия началась в Московском военном округе. В Москве женился и вскоре с молодой женой отбыл на Дальний Восток, где перешел в Гражданский воздушный флот. В 1935 году его пригласили в Акционерное Камчатское общество (АКО), которое, по сути, с конца 20-х годов выполняло задачи по экономическому развитию всей дальневосточной части страны.

АКО было предоставлено право эксплуатации рыбных, пушных, горных и других естественных богатств этого необъятного края. В хозяйственном владении АКО находилась территория больше Европы, но население ее составляло всего 40 000 человек. Общество снабжало население всеми необходимыми продуктами, имело свой собственный морской флот, речные и сухопутные средства сообщения, а также малую авиацию. Главное правление АКО находилось в Хабаровске. Василию Дончуку предлагалось на базе местного аэроклуба набрать летчиков и сформировать авиаотряд, который он и должен был возглавить.

По воспоминаниям жены, Василий работал в авиаотряде в Петропавловске-Камчатском, занимаясь разведкой местности и доставкой грузов в труднодоступные районы. Причем во время военного конфликта с Японией его отряд был привлечен к боевым действиям на озере Хасан.

Волна репрессий, которая в конце 30-х годов захлестнула весь Дальневосточный край, не прошла мимо: в июле 1939 года Василия арестовали по пресловутой 58-й статье. Но вскоре освободили. Возможно, в то время так решался кадровый вопрос в НКВД, так как после этого Дончука сразу же назначили командиром авиаотряда при управлении лагерями железнодорожного строительства «БАМпроект».

Весной 1941 года он и его летчики направлены под Воркуту в печально известное местечко Абезь, вокруг которого с начала 30-х годов размещались многочисленные лагеря заключенных. И где в мае 1940 года открыли новый лагерь - Печжелдорлаг, отвечавший за строительство железной дороги Кожва - Воркута.

Особый авиаотряд НКВД под командованием Василия Дончука обслуживал как раз этот участок железнодорожной стройки в вечной мерзлоте, время от времени совершая вылеты над побережьем Северного Ледовитого океана и проливом Югорский Шар, в основном по доставке различных грузов и ледовой разведке, а также участвуя в спасательных операциях.

Детские годы. Василий с мамой и сестрой.

На самом длинном фронте

На следующий день после нападения фашистской Германии на Советский Союз правительство приняло постановление о работе Гражданского воздушного флота в условиях военного времени. С этого дня ГВФ в оперативном отношении подчинялся наркому обороны. В составе ВВС Северного флота на базе 33-го Архангельского отдельного авиаотряда ГВФ создали Северный особый отряд ГВФ, который выполнял задачи командования на Мурманском направлении. Отряд возглавил младший лейтенант Николай Александрович Опришко.

Первоначально в авиаотряд ГВФ входило 252 человека, 26 - летчики. Авиапарк отряда состоял в основном из устаревших самолетов образца конца 20-х годов(!), к этому времени порядком изношенных (особенно авиамоторы): Г-1, ПС-7, ПР-5, П-5, С-2, У-2, УТ-1 и Ша-2. Всего 37 самолетов. Уже в ходе работы отряд получил два современных транспортных самолета ПС-84, более известных как Ли-2.

Крайне тяжелое положение на Карельском фронте вынудило использовать Северный особый отряд ГВФ на всей его протяженности - 1250 километров (самый длинный из всех фронтов Великой Отечественной войны), и сил одного отряда не хватало. И в ноябре 1941 года было принято решение на его базе сформировать и развернуть Карело-финскую особую авиационную группу ГВФ в составе трех отрядов. В ее состав вошли практически все разрозненные авиационные отряды, действовавшие в заполярном регионе, в том числе и из структур НКВД.

Таким образом Василий Дончук в ноябре 1941 года оказался на Карельском фронте - рядовым пилотом 2-го класса 1-го отряда Карело-финской особой авиагруппы ГВФ. На 1 декабря 1941 года в особой группе ГВФ уже насчитывалось 457 человек личного состава и 57 самолетов.

Чем же занимались гражданские летчики на фронте? Прежде всего, на первый взгляд неприметной, почти круглосуточной работой, от которой очень сильно зависела слаженность действий любого войскового соединения или подразделения - будь это стрелковый корпус или дивизия, или истребительный авиационный полк. Им летчики ГВФ почти ежедневно доставляли срочные секретные боевые донесения, остро необходимые запчасти или вооружение, медикаменты, почту, а с передовой вывозили тяжелораненых.

Что касается диверсионных групп или партизан в глубоком вражеском тылу, то без них деятельность последних была просто немыслима. Именно они доставляли разведгруппы в тыл противника, а потом их регулярно снабжали всем необходимым.

Район «не боевой» деятельности отрядов особой авиагруппы был, по сути, неограниченным - они обеспечивали срочную доставку всевозможных грузов и пассажиров не только по всему Карельскому фронту от Беломорска до Мурманска, Архангельска, Вологды и за линию фронта на всем его протяжении, но и совершали регулярные рейсы в Москву и блокадный Ленинград. Ко всему прочему, летчики ГВФ в условиях полярной ночи привлекались и в качестве… легких ночных бомбардировщиков.

Высадка без посадки

Некоторая часть самолетов особой группы была совершенно безоружной. Единственной защитой летчика при этом была бронеспинка, которая не раз спасала их от верной гибели. А если и было оборонительное вооружение, то это, как правило, единственный 7,62-мм пулемет ШКАС, которым можно было только пугнуть «мессершмитт» в заднем верхнем секторе, а нижняя часть самолета представляла мертвую зону. Поэтому полеты в основном совершались на высотах 30-50 метров, при этом использовался рельеф местности - ложбины между сопок, береговая черта многочисленных озер. При встрече с самолетами противника приходилось переходить на бреющий полет - лететь буквально над самой землей на высоте нескольких метров. Вылеты совершались при любой погоде, а ненастная погода у летчиков ГВФ только приветствовалась.

«Я много раз летал в войска фронта и в Москву с летчиками А. М. Быстрицким, П. П. Москаленко, В. И. Дончуком, - вспоминает бывший член Военного совета Карельского фронта генерал Г. Н. Куприянов. - Всегда прилетал в намеченный срок и без каких-либо приключений. Обычно летали на маленьких самолетах. Они были подвижны, легко маневрировали, могли летать очень низко, а потому, вероятно, при полетах к линии фронта нам никогда не приходилось встречаться в воздухе с самолетами противника».

Самые опасные вылеты были с задачей высадки агентов в тылу противника. К таким допускалось лишь ограниченное число летчиков. Среди них был и Василий Дончук. Вылеты по заданию разведотдела фронта во вражеский тыл на территории Финляндии или Норвегии совершались исключительно в ночное время и на самолетах ПР-5, не имевших практически никакого вооружения. Зато этот самолет был оборудован фарами для посадки в ночных условиях. В этом случае полет проходил на высоте не ниже 1500 метров, а маршрут прокладывался вдали от населенных пунктов и боевых порядков противника.

При подходе к месту высадки летчик сбрасывал обороты мотора и на малом газу почти бесшумно планировал к месту посадки. Как правило, такой «взлетно-посадочной полосой» являлось замерзшее озеро. Пройдя на бреющем, летчик визуально при свете фар определял возможность осуществить посадку и на втором заходе совершал ее. А приземлившись - не выключал мотор и сразу же поднимался в воздух, как только разведчики со своим грузом отбегали от самолета. Иногда высадка агентов производилась и без посадки, они из самолета со своим грузом выбрасывались на парашютах.

(Продолжение следует.)