...Атомная подводная лодка "Воронеж" возвращалась после боевой службы в Северной Атлантике в родную базу. Поход прошел как нельзя лучше. Экипаж отработал все поставленные перед ним задачи, и от этого на душе у каждого было легко. Общему настроению поддался и помощник командира капитан 3-го ранга Игорь Голубев, хотя и не оставляло его странное предчувствие, что встреча подводников пройдет не как обычно. Под бравурные звуки оркестра лодка ошвартовалась у пирса, и после рапорта командира атомохода начался торжественный митинг. Предчувствие не обмануло. На церемонии встречи подводников традиционного жареного поросенка из рук командующего 1-й Краснознаменной флотилии атомных подводных лодок вице-адмирала Михаила Моцака получил не только командир "Воронежа", но и, к удивлению многих, молодой помощник командира АПЛ. После этого вице-адмирал поздравил обоих с возвращением и поблагодарил за отличную службу. Чуть позже капитан 3-го ранга Игорь Голубев в числе многих своих сослуживцев был награжден медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" 2-й степени по итогам этой боевой службы...

Командиру атомной подводной лодки капитану 2-го ранга Игорю Владиленовичу Голубеву судьбой было предначертано стать офицером. Все мужчины в его семье были связаны с военной службой. Два деда защищали Родину во время Великой Отечественной войны в погранвойсках и морской авиации, отец закончил службу начальником химической службы Северного флота. Поэтому, когда после восьмого класса пришло время определяться с дальнейшим выбором жизненного пути, Игорь без тени сомнения выбрал дорогу флотского офицера.

Для будущего командира АПЛ важно было не только поддержать семейную традицию - он искренне верил, что именно на этой стезе сможет реализовать себя и добиться успеха. Пожалуй, без этого твердого убеждения вряд ли стало бы возможным поступление в Нахимовское военно-морское училище. Несмотря на огромный конкурс и строгий отбор будущих воспитанников, Игорю удалось успешно пройти все испытания и примерить на себя форму нахимовца.

Два года в училище пролетели незаметно. Учиться Игорю нравилось всегда, а талантливые и эрудированные преподаватели просто не давали скучать на своих занятиях. Они прививали ученикам не только тягу к наукам, но и любовь к морю, верность выбранному пути. Поэтому после окончания учебы у краснодипломника Голубева лишь укрепилось желание стать офицером флота, достойным продолжателем семейных традиций. Оставалось только определиться с будущей специальностью.

Ее, вопреки ожиданиям, нахимовец предпочел немного отличную от тех, что выбирали его родные. Игорь поступил в Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола на штурманский факультет. Однако завершить обучение в "колыбели" подводников ему не удалось. Новоиспеченного курсанта не спас ни красный диплом нахимовского, ни хорошая успеваемость - после первого курса Голубева отчислили за нарушение воинской дисциплины.

Судьба Игоря дала крутой вираж, и он вместо того, чтобы постигать азы подводного противоборства, отправился дослуживать оставшийся год рядовым в морскую авиацию Северного флота. Для некоторых подобный "зигзаг удачи" стал бы если не роковым, то кардинальным поворотом в жизни. Тем не менее теперь уже матрос Голубев не отчаялся и продолжал верить, что счастливая звезда выведет его к намеченной цели. Пожалуй, это и помогло не смириться и написать рапорт на имя начальника управления образования ВМФ с просьбой о восстановлении в училище.

Рапорт в конечном итоге дошел до адресата, и на нем все же появилась положительная резолюция. Игоря Голубева восстановили на второй курс училища, но, что называется, "с одним но". С мыслью о возвращении в "Ленком" пришлось расстаться. Дальнейшим местом его обучения было определено Каспийское высшее военно-морское Краснознаменное училище имени С. М. Кирова. Так что вместо уже ставшего родным Ленинграда Игорь отправился в Баку.

На новом месте курсант Голубев освоился почти сразу и с удвоенным усердием принялся за учебу. Дело в том, что из стен бакинского ВМУЗа выпускались молодые офицеры в основном на надводные корабли малого класса, поэтому чтобы осуществить свою мечту и стать штурманом подплава, Игорю нужно было приложить максимум усилий и вновь, после нахимовского, получить красный диплом. Только это могло привести к назначенной цели, и оттого все свое время курсант Голубев посвятил исключительно учебе. О "ленкомовских" шалостях пришлось забыть раз и навсегда.

Учеба, стажировки, морские практики. Об этом капитан 2-го ранга Голубев вспоминает и теперь. И это не удивительно, ведь тогда курсанты приобретали несравнимо больший опыт, чем сейчас. Были у ребят и дальние походы на учебных судах, и выходы в море на боевых кораблях и субмаринах. Особенно запомнилась стажировка на последнем курсе училища. Тогда командир базового тральщика, проверив знания Игоря, просто передал ему свои обязанности и благополучно уехал в отпуск. Для курсанта Голубева это хоть и стало полной неожиданностью, тем не менее он с задачей справился.

Голубев закончил училище с красным дипломом и получил возможность самостоятельно выбирать дальнейшее место службы. И этим правом выпускник бакинского ВМУЗа воспользовался сполна, выбрав должность командира электронавигационной группы на одной из самых ходовых многоцелевых подводных лодок Северного флота. Счастливая звезда вновь напомнила о себе.

Поселок Видяево, куда прибыл служить лейтенант, был ему уже хорошо знаком. Да и экипаж капитана 1-го ранга Александра Обухова, в который попал служить молодой офицер, был известен по одной из стажировок. Забот у Игоря было, что называется, невпроворот. Необходимо было срочно сдавать зачеты, самостоятельно осваивать штурманские комплексы, совершенно отличные от тех, что изучались в училище, и все это в перерывах между вахтами. А тут еще и подошло время выходить в первую в своей жизни "автономку".

Подобная "обкатка" молодых кадров часто используется у подводников. Новоиспеченного офицера достаточно жестко экзаменуют "на прочность" и проверяют в экстремальных условиях службы. Кто-то не выдерживает и просится на берег, но зато те, кто остаются, становятся настоящими подводниками.

Не прошла даром такая наука и для Голубева. Именно она дала тот непреодолимый запас прочности на весь дальнейший срок его службы. Пожалуй, эта закалка позволила в самые кратчайшие сроки не только в совершенстве освоить свое заведование, да так, что бывалые мичмана приходили за советом к молодому лейтенанту, но и в первый же год сдать зачеты на самостоятельное управление штурманской боевой частью. Поспешил, подумается кому-то. Но для Голубева так вопрос не стоял - для него служба с полной самоотдачей была в порядке вещей.

Все чаще Игорю приходилось исполнять обязанности командира БЧ и служить, что называется, и за себя и за того парня. А вскоре Игорь Голубев стал уже полноправным командиром боевой части. На первых порах освоиться в новой должности помогал флагманский штурман капитан 2-го ранга Александр Кичев, но постепенно надобность в подобной опеке отпала, ведь командир БЧ справлялся со своими обязанностями на "отлично".

Доверие командира АПЛ Голубев оправдал сполна, совершенствуя свою выучку в базе и на каждом выходе в море. Ну а когда пришло время определяться с дальнейшим карьерным ростом, Игорь Владиленович и сам выбрал нелегкую стезю командира.

В 1994 году он был назначен помощником на другую атомную подводную лодку - "Воронеж" в экипаж капитана 1-го ранга Владимира Кизилова. И вновь Игорь Голубев посчитал, полагаясь на предыдущий опыт, что нужно осваивать не только свои обязанности, но и быть подготовленным на ступень, а то и на две выше. Раз уж он стал помощником командира подводной лодки, значит должен уметь заменить его в любой момент. Руководствуясь этим принципом, офицер, используя каждую свободную минуту, изучал руководящие документы, различные проекты лодок и их технические особенности. В итоге капитан 3-го ранга Игорь Голубев сдал все зачеты и был допущен к самостоятельному управлению кораблем на трех проектах атомных субмарин. На одной из этих лодок перспективному молодому подводнику и предложили занять должность старшего помощника во втором экипаже.

Однако долго первый старпомовский опыт не продлился. Через год Голубев поступил в военно-морскую академию имени Н. Г. Кузнецова на командирский факультет. Результатом же такого трепетного отношения к наукам стал очередной красный диплом. Вот только командирской должности по окончании академии для Голубева не нашлось. Как ушел старпомом с флота, в таком же качестве и вернулся. Тем не менее такое, прямо скажем, неудачное стечение обстоятельств для краснодипломника отношения к выбранному пути изменить не смогло. Хорошо сделанное дело - то, которое не надо переделывать. Эта любимая Игорем Голубевым фраза из древнего трактата китайского философа Сунь Цзы "Искусство ведения войны" как нельзя лучше отражает жизненные взгляды подводника.

Как-то, уже старпому АПЛ "Воронеж", капитану 2-го ранга Игорю Голубеву поступил приказ в кратчайшие сроки подготовить экипаж к выходу в море. И все бы ничего, вот только в одно из дежурств по соединению он упал и сломал ногу. Несмотря на рекомендации врачей, Голубев все же принял решение продолжать выполнять свои обязанности. Игоря Владиленовича в буквальном смысле слова загрузили в прочный корпус, и жизнь экипажа, мягко выражаясь, потекла гораздо интенсивнее. Думаю, особо объяснять ситуацию не надо: старпом со сломанной ногой проводит круглые сутки на корабле и занимается боевой учебой подчиненных...

Спустя два года командир "Воронежа" капитан 1-го ранга Иван Сидоров был уволен в запас, но старпома вновь ждало разочарование - командирское кресло занял другой. Однако капитан 2-го ранга Игорь Голубев все же стал командиром подводной лодки - счастливая звезда его не подвела.

Дмитрий ГОРДЕЕВ