В 3 часа утра 9 мая 1945 года юная мурманчанка Александра Волкова, была на рабочей смене, на мурманской приемной радиостанции, расположенной в сопках довольно далеко за Колой. Именно от бесперебойной работы этого предприятия зависела четкая работа Мурманского радио. В том числе и прозвучавшая в тот день и час передача знаменитого сообщения диктора Юрия Левитана о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

Май 2006-го. Залитый солнцем и нежданным теплом Мурманск. А мы стоим в Александрой Николаевной, которая давно уже носит фамилию Савина, у окна ее квартиры и смотрим на радостную толпу молодежи, заполнившую площадь Пять Углов. Тусуются на лавочках и парапетах юные мурманчане, рассекают пространство на роликах и скейтах ребятишки, а стайка девчонок неподалеку отважно щеголяет летними легонькими маечками, на ножках у них изящные "шпильки".

- А в чем встречали День Победы вы, Александра Николаевна?

- В рабочей одежде и сапогах! Настроение было тревожное и в то же время приподнятое. Берлин был взят, и мы со дня на день ждали известия о капитуляции Германии. И вот как раз на нашу смену выпало это событие. Что было у всех на душе - не передать! А старшая по смене Анна Федоровна Севастьянова, по утру, когда смена кончилась, вышла из служебного домика в туфельках - так хотелось быть нарядной в этот день. А я в сапогах, вот и говорю ей: "Снежок, холодно, ведь не дойдете до Мурманска!" Но тут тормознула военная машина, какой-то майор довез нас до города. А та-ам!!! Люди шли по проспекту Сталина, взявшись за руки по пять-шесть человек, была громадная демонстрация. Многие плакали от счастья, обнимались, пели, плясали. А вечером на улице Ленинградской, где размещался тогда областной радиокомитет, ребята, которые там работали, вынесли оборудование на улицу и состоялись танцы под открытым небом.

- А что еще вам запомнилось из тех времен?

- Последняя бомбежка. Я шла от нынешней гостиницы "Полярные зори" к первой школе, и вдруг над заливом словно электрические лампочки вспыхнули. Весь залив был озарен огнем. Это случилось в ноябре 44-го, а больше бомбежек не было.

...На белоснежном парадном жакете Александры Николаевны - россыпь медалей и почетных знаков: "За оборону Заполярья", "За доблестный труд в Великой Отечественной войне", "60 лет Победы", "Ветеран труда", "За доблестную службу в Заполярье" и другие. Как-то раз в праздничный майский день она возвращалась домой из Долины Славы. И какой-то явно поддавший молодой человек, попавшийся ей навстречу, присвистнул: "Ой, бабуля, металлолома-то у вас сколько!"

- Я ему в ответ сказала: "Молодой человек, не знаю, служили вы или нет, но нам в 41-45-м "весело и жарко" было. Бомбардировщики шли с Мишукова, истребители с Абрам-мыса..." Он руками замахал, видимо сообразил, что брякнул не то и улетучился.

"Все мужчины нашей семьи воевали, все служили Отечеству верой и правдой", - с гордостью говорит Александра Николаевна. И замуж она вышла за фронтовика, бравшего Берлин. В начале 1946 года их коллектив перешел из Кольского района на другой объект - в городское бомбоубежище на улице Егорова. В годы войны там был создан всего-то на 15 квадратных метрах аппаратно-студийный комплекс. А к ноябрьским праздникам 47-го радийщиков снова переселили, на этот раз в здание почты, напротив кинотеатра "Родина". В годы войны его не разбомбило, там-то Шура и познакомилась с будущим мужем Иваном Савиным. Он был на семь лет старше, спокойный, молчаливый, но очень упорный. Два года ухаживал за тоненькой с осиной талией, пышноволосой смуглянкой, а потом сказал:

- Пора тебе уже, Шура, повзрослеть да замуж за меня идти.

Познакомил юную коллегу со своими родителями, будущая свекровь Надежда Андреевна благословила молодых иконой, и сыграли свадьбу. Жених пришел расписываться в шинели, а невеста в теплом пальто, сшитом, впрочем, тоже из шинели. Правда, под ним было тоненькое платье из бледно-зеленого крепдешина, и когда Шура разделась, гости ахнули: невеста была - что весенняя веточка.

Жених ее, кстати, "бесприданником" не оказался. С фронта вернулся с железными увесистыми ящиками. Однако привез не шмотки, а целую груду радиодеталей и инструментов. Шура тогда им обрадовалась больше, чем самым изысканным нарядам. У тогдашних электромехаников радиоцентра (такая у нее была должность) - ни инструментов, ни запчастей. А тут - такое богатство! Кстати, эти детали и оборудование пригодились Ивану Васильевичу Савину, когда он строил радиоузлы в Ловозере, Краснощелье, Мурманске. Он ведь принимал активное участие в радиофикации всего Кольского полуострова, об этом даже в областном краеведческом музее материалы есть. Он прожил очень насыщенную и интересную жизнь, работал заместителем директора областной радиосети, трудился в инспекции связи, избирался депутатом облсовета. И в то же время был веселым, открытым человеком, заботливым отцом, замечательным мужем. Стоит ли удивляться тому, что когда Ивана Васильевича унесла тяжелая болезнь, Александра Николаевна так и не вышла замуж. Все вокруг говорили: ты еще такая молодая и красивая, надо устраивать жизнь. Но... При ее работе и общественной активности люди вокруг всегда было море, а вот единственного, такого, как ее Иван Васильевич, не встретилось.

Сорок лет она проработала на Мурманском радио. Дневные смены, ночные смены. Практически всю жизнь отдала одному делу. И даже дома не могла отойти от любимой профессии. До сих пор висит на стенке в комнате крохотный радиоприемничек, который своими руками сделал ее сын Женя. В начале 60-х, когда ему исполнилось всего 10 лет, отец купил ему в подарок набор деталей для детского динамика. Два страстных радиолюбителя, Женя и его папа, мастерили этот аппарат вместе. Сейчас приемнику больше сорока лет; увы, он пережил обоих своих создателей... Но старенькая "игрушка" работает до сих пор без сбоев, чем Александра Николаевна откровенно гордиться.

- С вашей работой вы, получается, не спали чуть не полжизни, - подсчитываю я. - Как же выдерживали ночные смены?

- Привычка, - пожимает плечами моя собеседница. - А как мы трудились в послевоенные годы? Отработаешь смену, придешь домой, поспишь пару часов - и на восстановление Мурманска. Ведь от него в годы войны почти ничего не осталось. Мы, комсомольцы, разбирали завалы, копали, таскали бревна, убирали мусор. И не только на улицах города, но и на производственных объектах. В рыбном порту, к примеру. Приходилось и по своей части что-то делать. Например, восстанавливали радиоточки на Жилстрое. Идешь, несешь лестницу, через плечо - сумка, а на поясе "когти" железные болтаются, чтоб на столбы забираться. А ведь тогда совсем девчонка была. Но иначе было нельзя. Тогда радиофикации придавалось очень большое значение.

- Александра Николаевна, что тогда значило радио для людей?

- Все! Даже с нынешним телевидением не сравнить. Это был пульс времени! Без радио была немыслима жизнь ни одного человека. Новости, репортажи, интересные тематические выпуски. Позднее появилась передача для рыбаков "Атлантика" (до сих пор жалею, что ее закрыли!), сатирический радиожурнал "Разрешите побеспокоить", рубрика "По следам наших выступлений". А как активно работала редакция по письмам! Радиопередачи были не только злободневны, но и действенны. Они не столько развлекали людей, сколько помогали им.

Несмотря на возраст, Александру Николаевну дома не застанешь. Она всегда в гуще людей. Дочь, Надежда Петрова, более двадцати лет преподает в шестой мурманской гимназии. Есть взрослые внуки, внучка, много друзей в клубе "Дети военного Мурмана", в районных и городском советах ветеранов войны и труда, не забывают и коллеги. А человек, вокруг которого столько доброжелательных, любящих его людей, наверное, просто не имеет права стареть. И еще помогает оставаться молодой характер. Сама о себе она говорит: "Я - не ревучая, унывать да плакать не люблю. Я - своего характера человек!" И, надо уточнить, сильного характера. Да иначе и быть не может. Разве смог бы слабый человек столько лет держать руку на пульсе времени?

Нина АНТОНЯН