Николай твердо рассчитывал стать десантником. На североморском прризывном пункте его распределили в новороссийские ВДВ. Но областная медкомиссия решила иначе - вчера будущий рядовой Федорук отправился в Североморск, где на крейсере "Адмирал Кузнецов", кстати, служит его отец.

- Теперь буду служить, считай, дома. Рад? Нет, совсем не рад. Что за служба дома-то? Да и качку я, честно говорю, не переношу...

- Привыкнешь, - смеются ребята, только что надевшие форму. Все возбуждены, говорят нарочито громко, изображая бравых вояк. Вчера пошел второй день их службы.

Худенький Дима говорит, что в армию хотел:

- А что там делать, у нас в Мончегорске? Ну окончил я училище, стал слесарем. А дальше что? Лучше в армию! Ребята со мной нормальные едут, все уже перезнакомились!

Павел, приехавший из Ковдора, настроен спокойнее:

- Настроение нормальное. Надо - значит надо. Мама, правда, переживает. Но все будет в порядке.

Вчера с областного призывного пункта ребят отправляли к месту службы. Сотня солдатиков из Мурманска, Мончегорска, Североморска, Снежногорска провели первую ночь в казарме, получила форму и разъехались по всей стране: в нижегородские железнодорожные войска, Северный флот, ракетные части Подмосковья, войска ВДВ в Туле, на границу Дагестана с Азербайджаном. В "горячие точки" призывников, как известно, не отправляют, если только они сами по истечении полугода службы не изъявят такого желания.

Род войск, в которых будет служить призывник, определяет врач. Заместитель военного комиссара области по призыву полковник Погодин говорит, что здоровье солдат оставляет желать лучшего:

- Многие страдают заболеваниями, к сожалению, типичными для северян: пиелонефрит, язва желудка, слабое зрение. Мы перепроверяем заключения городских и районных медкомиссий по каждому новобранцу. В этой, первой за весну, группе двоих солдат перераспределили. В десантники, по мнению наших врачей, им путь заказан.

Попадая на призывной пункт, первым делом будущие служивые получают форму. Гражданское платье каждый сам упаковывает в посылку и отправляет на свой домашний адрес. Сутки здесь - своего рода акклиматизация к службе. Армейская пища (ее доставляют из соседней саперной части), казенные койки, первые наряды на уборку и мытье посуды, подъем по расписанию. После недавнего ремонта казарма напоминает вполне сносную гостиницу. Кафель, чистейшие санузлы, новенькая мебель. Так что первое впечатление от армии у ребят неплохое.

Выражение "забрить в солдаты" теперь неактуально: наголо никого не бреют, стригут только длинноволосых.

- Делают всем прическу, как у меня! - смеется Погодин, взъерошив "ежик" на своей голове.

Паковать вещмешок и управляться с портянками ребят учат перед самой отправкой - это делает приехавший за ними из части сержант. Он же "пасет" новобранцев в поезде. В дорогу они получают сухой паек: тушенку, рыбные консервы, галеты. Но мамы обычно снабжают уезжающих домашним. А вот спиртное "на посошок" запрещено.

На призывной пункт, кстати, многие являются после бурных проводов, окончательно трезвеют лишь к вечеру. Иной раз провожающие продолжают застолье прямо у ворот пункта. Внутрь таких не пускают. Но в случае надобности родные всегда могут увидеться с солдатиком. Вчера утром, например, приходил дедушка:

- Боюсь, - говорит, - помру, не дождусь, пока внук вернется.

А у полковника Погодина горячие деньки продлятся до середины лета. Команды он будет отправлять из Мурманска вплоть до 26 июня: план призыва по области - тысяча новобранцев.

Татьяна БРИЦКАЯ