Устав и права человека

На флоте говорят: если хочешь узнать человека, оцени его юмор.

В прошлом сентябре в первый день визита подводной лодки "Ярославль" в норвежскую военно-морскую базу Хоконсверн руководство похода посещало должностных лиц города Бергена и базы. Следующим после мэра Фриеле, к кому направились североморцы, был командир базы Осмунд Андерсен.

На входе в здание у турникета нас встретил бравого вида норвежец, лет двадцати, весь такой подтянутый и стремительно предупредительный, облаченный в форму цвета хаки. И все было бы ладно в нем, если б не одно "но": его огненно-рыжая шевелюра, видимо, давно не встречавшаяся с ножницами, торчала ежовыми иголками, сдобренными для "остроты" воском.

- А почему он такой нестриженый? - ответив на воинское приветствие вахтенного, с улыбкой поинтересовался старший на борту "Ярославля" Александр Горбунов, в то время еще капитан II ранга и начальник штаба Краснознаменной ордена Ушакова 1-й степени бригады дизельных подводных лодок Северного флота. - У нас в соединении его быстро привели бы в божеский вид...

Выслушав перевод, парень непроизвольно прикрыл волосы ладонью. Прояснить же ситуацию поспешил сопровождавший делегацию командир норвежской подлодки "Утстейн" капитан III ранга Томас Андерсен: мол, "Норвегия - это свободная страна, здесь демократия, соблюдаются права человека". Словом, такой "ежик" в их вооруженных силах не возбраняется.

- Ну-ну, - покачал головой Александр Владимирович...

Когда мы шли обратно, взъерошенный вахтенный был по-прежнему бравым и предупредительным, однако держался на расстоянии.

- Да не бойся! - добродушно заметил Горбунов. - Это у нас все по уставу, а у вас ведь главное - права человека.

Открыв дверь на выход, Александр Владимирович приостановился, обернулся к вахтенному и, подмигнув ему, пошутил:

- Вот служил бы у меня, я б тебя постриг!

Парень, не дожидаясь даже перевода, по интонации понял смысл фразы, улыбнулся и в знак согласия закивал головой. Мы, переглянувшись, дружно рассмеялись...

На Север, в подплав

Когда Александр Горбунов оканчивал Тихоокеанское высшее военно-морское училище, многие его однокурсники грезили исключительно атомоходами, необоснованно считая "дизельный" подводный флот вчерашним днем. Да и сам он стажировался в Обнинске на атомную подлодку проекта 671. И, в общем-то, должен был служить на атомоходе: уйти на "новостройке" на Камчатку. Но, будучи третьим по успеваемости на факультете и имея право выбора места службы, махнул на Север, который ближе к дому, на новую дизельную подводную лодку проекта 877 - третий корпус "Варшавянки" в отечественном ВМФ.

- Как стал подводником? - вспоминает Горбунов. - Родился в семье рабочего под Нижним Новгородом. Детство - на берегу Волги. Поэтому будущую жизнь, в принципе, связывал с водой. После восьмого класса поступал в речное училище, однако - увы. А уже после десятого решил... попутешествовать: отправился во Владивосток. Поездка закончилась ТОВВМУ.

С тех пор более двадцати лет Александр Владимирович отдал "Варшавянкам", о чем ни на йоту не жалеет, и считает, что рано еще "дизельному" флоту на покой, он по-прежнему способен успешно выполнять достаточно много узкоспециализированных задач. Таких, как, например, минирование акватории у побережья противника, что затруднительно в исполнении атомоходов; высадка разведывательных групп, заходы в фиорды и узкости для занятия позиции во время начала боевых действий. Да и охранение больших атомных подводных лодок - тоже по плечу "дизелям".

В 1988 году после окончания ТОВВМУ лейтенант Горбунов пришел на должность инженера электронно-вычислительной группы подлодки "Вологда". И по ступеням прошел все подплавовские должности: от инженера ЭВГ до командира "Новосибирска". Затем в течение пяти лет - начальник штаба соединения и вот - комбриг.

А вообще в свое время он был хорошим акустиком. Тогда подлодки очень часто и надолго уходили на боевые службы. В 1989 году стал участником дальнего плавания, когда "Варшавянки" испытывали на полную автономность: сорок пять суток в море, трое суток в базе - пополнение запасов, и еще сорок пять суток...

Предчувствие контакта

На личном счету Горбунова пять акустических контактов с иностранными подводными лодками: один - с норвежской дизельной "Кобен", остальные - с американскими атомоходами типа "Лос-Анджелес". А первый контакт с новоявленной "Улой" ВМС Норвегии в 1990 году взяла "Вологда", на которой Александр Владимирович служил командиром БЧ-4,7. Контакт "взял" командир группы ГАГ. Честно говоря, случайно. Всплеск на индикаторе станции, незнакомый "голос" из глубины. Потом уже в базе эксперты подтвердили, что - это контакт... с новейшей дизельной подводной лодкой. Такого еще не было. Поэтому запись почерка "Улы" стала первой, привезенной с моря полярнинскими подводниками.

Вообще-то, по мнению специалистов, акустика - не самое совершенное "оружие". И для того чтобы оно стало "обоюдоострым", также мало одного лишь технического оснащения. Акустика - как природное явление, своего рода индикатор подводных звуков - наверное, все же должна вплетаться в единое целое с человеческими усилиями, желанием и волей. А, если спокойно сидеть в посту и гадать: будет контакт или нет, да и скорее вахта закончилась бы, - тогда ни о каком контакте речи быть не может. Залог успеха в желании, настрое специалиста-акустика на встречу с подводным противником. Даже, говорят, опытный акустик, зная море как свои пять пальцев, с определенной долей уверенности может сказать: есть здесь кто-либо или нет.

- Да, - соглашается Александр Владимирович. - Это, на мой взгляд, должно быть наитие, профессиональное предчувствие, когда погружаешься с ощущением, что обязательно будет контакт.

Между двух корпусов

Это произошло во время третьей боевой службы Александра Горбунова в 1990 году. В центральном посту подлодки есть прибор, который показывает уровень воды в капсуле гидроакустического комплекса с самой главной для акустиков антенной: от нее зависит, слышит лодка в подводном положении или нет. Прибор запрограммирован на фиксирование двух уровней воды в капсуле: нижнего и верхнего, - что, естественно, одинаково плохо. Но во втором случае - очень плохо: если "семафорит" контрольная лампочка верхнего уровня, существует угроза полного затопления оборудования, расположенного в капсуле. Оно выйдет из строя, лодка станет "слепа - глуха", в результате чего сорвет выполнение боевой задачи.

Так вот в тот день вначале загорелась "сигнализация" нижнего уровня, а затем - и верхнего.

- Мы находились в подводном положении, форсировали рубеж Нордкап - Медвежий, - вспоминает Горбунов. - Море штормило, было порядка семи баллов. Но командир подлодки решил всплыть в ночное время и осмотреть капсулу.

При семибалльном море Александр Владимирович и старшина команды гидроакустиков полезли под легким корпусом в первый отсек, вскрыли люк посмотреть, что там творится.

- Страшно, наверное, между двумя-то корпусами? - спросил я.

- Страшнее было не выполнить задачу, - усмехнувшись, отвечает Александр Владимирович.

Подводники спустились в капсулу, в свете фонарей увидели, что воды в ней - до черта. Пошел процесс "откачки" ее, родимой, ведрами. И так на протяжении двенадцати часов.

А проблема приключилась из-за того, что перед выходом в море негерметично задраили крышку люка, ведущего в капсулу. Со временем от тряски-болтанки на волне крышку потихонечку и начало раскрывать. В итоге воду "откачали", капсулу герметизировали, выполнение боевой задачи продолжили. Но... намаялись! И это еще - увидел по смешинкам в глазах Горбунова - мягко сказано...

"Дикая" карьера

Семь лет Александр Владимирович пробыл старпомом. Другой на его месте, возможно, уже взвыл бы от такого "дикого" служебного роста, свалил на берег либо вообще "забил болт" на все и вся. Но Горбунов упорно торил командирскую стезю: сроднился с "железом", дело любимое, бросить жаль!

А стезя эта, помимо всего прочего, связана и с повышением, скажем так, профессиональной квалификации. Однако, как только Александр Владимирович собирался на "классы", приходило распоряжение свыше срочно убыть в Санкт-Петербург для приема от промышленности очередной подводной лодки. Офицеру же в очередной раз обещали, что уж на следующий год точно отправят на учебу. И так из года в год. А вся его "вина" заключалась в том, что был одним из немногих старпомов, кто имел допуск на самостоятельное управление подлодкой. Поэтому за время службы в "дизельном" подплаве "карьерист" Горбунов и находился в командировках по передаче подлодок иностранным заказчикам целых пять раз от восьми до четырнадцати месяцев.

За пять сантиметров до взрыва

В 2004 году капитан II ранга Горбунов вышел в море старшим на борту подводной лодки "Новосибирск". Они были на сорокаметровой глубине, когда вахтенный матрос обнаружил, что аккумуляторную яму затопила морская вода, которая во взаимодействии с электролитом выделяет большое количество хлора. Парень закрыл крышку ямы, бросился в центральный пост и доложил о случившемся. Горбунов бросился в отсек, открыл крышку буквально на пять-десять секунд, чтобы оценить обстановку, но и их хватило, чтобы нечаянно вдохнуть хлор. Потом полтора года не мог избавиться от тошнотворного ощущения в горле.

Включили главные осушительные насосы. Аварийное всплытие! Успели...

Если б вода поднялась еще сантиметров на пять, она залила бы находившееся в яме под напряжением электрооборудование. В итоге произошел бы взрыв аккумуляторной ямы...

- Вот тогда, - вспоминает Александр Владимирович, - наверное, впервые по-настоящему стало не по себе. Хотя я считаю, страх - все же ощущение непрофессиональное. Страшно, когда ты не знаешь, что делать. А мы знали, как действовать...

От разрыва трубы главной осушительной магистрали, которая проходит через аккумуляторную яму в третьем отсеке, забортная вода затопила ее. И только грамотные действия экипажа под руководством Горбунова не допустили катастрофы.

В базе вчерашнего противника

В сентябре прошлого года Александр Горбунов, капитан II ранга и начальник штаба бригады, впервые стал старшим на борту российской подлодки, прибывшей с неофициальным визитом в иностранную военно-морскую базу, тем паче подплав вообще визитами особо не балуют.

Естественно, переживал за подготовку самой подводной лодки, чтобы не посрамили в Хоконсверне чести-достоинства России, ее подводного флота. Поэтому подготовку корабля и личного состава к визиту начали загодя и вели планомерно. В результате достойно продемонстрировали норвежским коллегам на примере "Ярославля", что "дизельный" подводный флот России существовал, существует и еще долго будет существовать.

Бросилось в глаза отношение норвежцев к природе, окружающей среде. Это было заметно уже и по тому, как буквально в течение пяти минут вокруг "Ярославля", только ошвартовавшегося у причала, улыбчивые норвежцы завели... боновое ограждение, чтобы уберечь акваторию от случайных сбросов топлива, сточных вод либо отходов с борта российской подлодки.

- У нас такого, наверное, долго еще не будет, - делился впечатлениями Александр Владимирович. - Хотя не сказал бы, что мы меньше любим свою заполярную природу. Но, к сожалению, относимся к ней все равно не так, как она того требует.

Вообще-то Горбунов не любитель много говорить. Поэтому откровенно несколько побаивался общения с норвежскими визави. Но впечатления от визита остались хорошие. По его мнению, иностранные коллеги-подводники достаточно открыто отнеслись к приходу в Хоконсверн россиян. Простые ребята!

- Наверное, мы могли бы быть друзьями, - рассуждал Александр Владимирович. - Хотя все же была настороженность в их вопросах и ответах.

Чувствовалось, что тот же командующий командованием боевой подготовки норвежских ВМС коммодор Хокон Трондстад, рассказывая, что перед "Ярославлем" приходили английская и американская подлодки, как-то живее говорил о них, нежели о недавнем визите в Хоконсверн БПК "Адмирал Левченко".

- Все равно, анализируя смысл и тематику бесед, у нас с норвежцами больше интересов в арктическом регионе, чем у них самих с партнерами по блоку НАТО, - рассказывал Горбунов. - Было очевидно, что они тянутся к нам. И это хорошо.

Как хорошо и то, что просто встретились и поговорили два профессиональных подводника: российский Александр Горбунов и норвежский Хокон Трондстад...

Мы где-то встречались?

Коммодор Трондстад, встретив "ярославцев" и представителей посольства России в Норвегии, сказал, широко улыбаясь:

- Было интересно наблюдать из окна кабинета, как ваша подлодка швартовалась у причала, где в 2006 году стоял "Адмирал Левченко". Я видел фотографии с визита "Утстейн" в Североморск. И когда российская и норвежская подлодки вместе ошвартованы у причала, очевидно, насколько ваш "Магнитогорск" больше нашей.

Вы знаете, что наши лодки построили в Германии. Однако тактику использования подводных сил мы позаимствовали у британцев. Но сейчас у них больше нет дизельных подлодок. Поэтому ищем: у кого еще можно поучиться? В норвежских ВМС уважают российский Военно-Морской флот и считают, что вы - высокие профессионалы. Когда я служил на подводных лодках, отношения между нашими странами были далеко не такими дружественными, как сейчас. И очень рад, что мы достигли таких отношений.

- Встречаясь в 90-х годах с вашими лодками в подводном положении, я не мог представить, что когда-нибудь мы придем к вам с визитом, - ответил Александр Владимирович.

- Я сам думаю об этом, - сказал Трондстад. - И, честно говоря, благодарю судьбу, что не пришлось делать то, чему меня, в те годы - начальника службы подводных сил Норвегии, учили. С тех пор, как пала Берлинская стена, понимаю, русские военные моряки - это настоящие моряки. И у нас с вами нет причины иметь иные отношения, кроме как дружеские. Мы с Россией планируем провести совместные учения по оказанию помощи аварийной подлодке. Это ведь одна из главных задач для подводников - проводить международные операции по спасанию коллег, которые попадают в беду. Мы перестали охотиться друг на друга! Давайте помогать друг другу!..

Я заметил, что во время разговора Трондстад и Горбунов несколько раз украдкой, но пристально всматривались в глаза друг другу. Возможно, они уже встречались? Быть может, когда в конце восьмидесятых командир ГАГ подлодки "Вологда" лейтенант Горбунов подсекал на акустический "крючок" норвежский "Кобен", в его прочном корпусе находился Трондстад? А может, господин коммодор - только, естественно, младше званием - был на борту первой "Улы", шумовой "портрет" которой записали в 1990 году уже вологодские подчиненные командира БЧ-4,7 Александра Горбунова? Да, им было отчего вглядываться друг в друга...

...Когда мы уходили из Хоконсверна, Горбунов сказал норвежцам: "Не прощаемся, а говорим: "До свидания!" Те подтвердили, что рады сотрудничеству и приложат максимум усилий, чтобы оно развивалось и дальше. А еще - норвежские подводники очень хотели бы посетить уже сам Полярный - первую столицу Северного флота, где базируется легендарное соединение "дизельного" подплава.

За живучесть флота

На мой взгляд, Александр Владимирович в душе романтик. Не раз во время всплытий "Ярославля" наблюдал, как Горбунов, поднявшись на мостик, может долго находиться на нем, оглядывая бескрайние морские просторы, любуясь ими. Сам признался, что, когда долго лодки не выходят из базы, то сильно скучает по морю, становится как-то тоскливо.

Понятно, что в хорошем смысле военная карьера - это неотъемлемый атрибут службы каждого нормального мужчины, который считает себя личностью. Но очевидно и другое, что еще начальником штаба соединения у него столько было всяческого "геморроя": бумажной писанины, нескончаемой череды проверок и прочей дребедени, откровенно мешающей боевой подготовке, - борьба с которым - не для слабонервных. Словом, дон Кихот отдыхает!

Сейчас стал комбригом, поднялся на ступеньку выше. Вот я и поинтересовался у Горбунова: - А вам это надо?

- Знаю, незаменимых людей нет, - рассудил Александр Владимирович. - Но и мне терять нечего. Звездную болезнь я уже перерос. Семь лет отстарпомил, три срока отходил "кап-два". Поэтому за свою бригаду буду бороться изо всех сил. Ведь кто-то должен доказывать, что "дизельный" флот еще жив и его не победить. У меня были отличные наставники. Мне будет стыдно перед ними, если дам слабину, изменю делу, которому они посвятили жизнь, не подготовлю себе достойную замену, такую же верную и преданную "дизельному" подводному флоту, какими сделали в свое время нас, какими были наши предшественники.

P.S. Когда готовился материал, стало известно, что Александру Горбунову присвоено звание капитана I ранга.

Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Васильев Сергей
Встреча коллег-подводников.
Фото: Васильев Сергей
Командир Краснознаменной ордена Ушакова 1-й степени бригады дизельных подводных лодок Северного флота капитан I ранга Александр Горбунов Это "дизельного" подплава истории строки.
Фото: Васильев Сергей
В тесноте лодочной кают-компании, невзирая на чины и ранги, все питаются плечом к плечу и с одного камбуза
Фото: Васильев Сергей
Командир Краснознаменной ордена Ушакова 1-й степени бригады дизельных подводных лодок Северного флота капитан I ранга Александр Горбунов
Фото: Васильев Сергей
Сергей Васильев.