Полигон морских пехотинцев собрал в пасмурный июльский день стрелков-зенитчиков со всего Северного флота. Здесь были и моряки, и подводники, и авиаторы, и представители сухопутных войск… Им предстоял своеобразный экзамен - стрельбы из переносной зенитно-ракетной установки (ПЗРК) «Игла».

Хоть среди ночи разбуди

- Цель наших сборов - дать практику применения ПЗРК расчетам обороны. После анализа полученных результатов мы оценим каждого из участников, а данные доведем до командования объединения, к которому он относится, - пояснил начальник службы корабельных ПВО управления ПВО и авиации капитан I ранга Игорь Рябко. - «Игла» - единственный шанс защитить объекты флота от низколетящих воздушных целей. Поэтому личный состав должен быть хорошо подготовлен.

Так вышло, что боевые стрельбы перенесли на несколько часов. Во время возникшего перерыва специальную подготовку под руководством заместителя командира взвода старшины Александра Алексеева продемонстрировал стрелок из зенитного дивизиона бригады морской пехоты младший сержант Рабадан Багамаев. Старшина стоял с секундомером, следил за правильностью выполнения упражнений и фиксировал время. Для Александра это дело привычное: именно он занимается подготовкой стрелков-зенитчиков, в том числе на сборах.

- Сейчас Рабадан выполняет норматив по приводу зенитно-ракетного комплекса из готовности 3 в готовность 1. Он только что достал из укупорки пусковую ракету, а теперь вешает с левой стороны запасной наземный источник питания, - прокомментировал происходящее командир зенитно-ракетной батареи бригады морской пехоты капитан Вадим Батейко. - На данный момент он произвел замену наземного источника питания.

- Чем полезен этот навык? - поинтересовалась я у собеседника.

- Допустим, по какой-то причине основной источник питания, который пристегнут к отпускной трубе, не сработал. Или выполняющий пуск пропустил цель, - объяснил капитан. - А вот так происходит пристегивание пускового механизма.

С каждым нормативом Багамаев справился. Парней из морской пехоты, наверное, хоть ночью разбуди, дай команду - все сделают. Движения четкие, отточенные, доведенные до автоматизма. Младший сержант служит уже четвертый год, за это время мышечная память отлично усвоила, что к чему и когда крепить.

- С каким нормативом было сложнее всего? - спросила у Рабадана.

- Для меня сложных нет, мы же каждый день совершенствуем навыки, - улыбнулся он.

- Волнуетесь перед стрельбой?

- Немного. Вот в первый раз переживал сильно, но тогда поразил цель на высшую оценку, - признался младший сержант. - Мы много тренируемся, уверенность постепенно растет. Даешь себе установку: увидел цель - поразил.

Не палить по облакам

О пусковой установке мне рассказал Вадим Батейко. «Игла» предназначена для поражения вертолетов и самолетов с реактивными газотурбинными двигателями на малых и предельно малых высотах - до 3,5 тысячи метра, на расстоянии от 800 до 5 тысяч метров. Скорость ракеты достигает 10 метров в секунду.

- На каком расстоянии и какой высоте будет цель в этот раз? - спросила у Вадима.

- На расстоянии 2,5 километра от стрелка-зенитчика и на высоте 1500 метров, - пояснил он.

- Как будет оцениваться точность пусков?

- Прямое попадание - отлично; если ракета проходит на расстоянии до 4 метров от мины - хорошо. В случае если сначала полетит к мине, но потом перезахватит другую цель, - удовлетворительно. А уж если она сразу ушла или пуска вообще не было - неуд, - рассказал морпех. - Ракета реагирует на тепло, должна без труда захватить цель, ведь мина вырабатывает тепло, светится.

- Я так понимаю, ракета самонаводящаяся. Но что тогда требуется от стрелка? - выразила недоумение.

- Верно. Но все не так-то просто, как кажется на первый взгляд. Необходимо вручную навести ПЗРК на цель, дождаться устойчивого сигнала о том, что ракета захватила ее, и в нужный момент совершить пуск. При этом нельзя отводить отпускную трубу от цели, пока не сработает стартовый двигатель ракеты, - объяснил Вадим. - Если прицелишься плохо, произойдет срыв сопровождения, и ракета уйдет, к примеру, в облако.

На огневой рубеж вышел первый зенитчик. Его встретили Вадим Батейко, который был руководителем стрельбы на участке и следил за правильностью выполнения упражнения, и Рабадан Багамаев, которого поставили страхующим. Рабадан инструктировал военнослужащих, помогал подготовиться к пуску.

- «Вышка!» Я - «Барса». К боевой работе готов, - сказал Вадим по рации напарнику из минометного взвода.

На горизонте заискрил огонек - мина повисла в воздухе, обозначив цель. Еще около 30 секунд продлится свечение, затем погаснет, и задание будет провалено. У стрелка всего полминуты, чтобы поразить цель. Даже издали чувствуется волнение экзаменуемого.

- «Вышка»! Я - «Барса». Цель наблюдаю, - сообщил офицер. По его команде стрелок-зенитчик совершает пуск. Громкий свист заглушает все звуки, из пусковой установки вылетает огненный хвост. На несколько мгновений над полигоном нависла тишина. Каждый из находящихся тут людей внимательно наблюдал за ракетой, попадет ли парень в цель? И… Да, он попал!

- «Вышка»! Я - «Барса». Цель поражена. Расход - одна, - прозвучал голос Батейко.

Довольный стрелок возвращается к остальным. Второй участник готовится к пуску…

Стоит сказать, что все 11 упражнений были выполнены успешно, а самым точным оказался 8-й - ракета попала в яблочко. На полигоне парню аплодировали абсолютно все. Это было невероятно!

- Я считаю, сборы удались. Военнослужащие укрепили свои знания и показали, что отлично подготовлены, - подвел итоги Игорь Рябко.