В прошлом году мы рассказали о летчиках-истребителях асах - Петре Рассадкине и Владимире Бурматове, воевавших в 1-й эскадрилье 255-го ИАП авиации Северного флота. А командовал ею почти год капитан Михаил Харламов. Именно с него брали пример эти два незаурядных североморских летчика. Его тоже представляли к званию Героя Советского Союза. Но не наградили.

Как в кино

Сведений о его семье и юношеских годах нет. Известно только, что Михаил Иванович Харламов родился в 1918 году в Украине, в деревне Ирмино Серговского района Ворошиловградской области (ныне Стахановский район Луганской Народной Республики). В 19 лет окончил Батайскую летную школу гражданского воздушного флота (ГВФ), которая изначально готовила пилотов для работы в сельском хозяйстве.

В апреле 1941 года Харламова призвали в Красную армию, естественно, в качестве летчика. В 255-й ИАП он попал в декабре 1941 года в городе Сейма, куда полк вывели на доукомплектование и переход на отечественные истребители ЛаГГ-3. Когда в мае 1942-го авиаполк приступил к защите подступов к Ленинграду, младший лейтенант Харламов, несмотря на отсутствие боевого опыта, был уже командиром звена. За два месяца здесь авиаполк совершил 376 боевых вылетов, правда, без встреч с противником в воздухе. В конце июня полк перебазировали на Крайний Север.

Первая группа в составе семи ЛаГГ-3 села на североморском аэродроме Ваенга-Первая в первом часу ночи 6 июля 1941 года, а уже на следующий день летчики 255-го ИАП совершили первый боевой вылет. И сразу же - бой, в котором старший лейтенант Игорь Воинов открыл счет их побед в небе Заполярья. Два летних месяца авиаполк вполне успешно воевал, но в последующие месяцы понес тяжелые безвозвратные потери. Когда 30 октября 1942 года был сбит и погиб опытный летчик - командир 1-й эскадрильи капитан Сергей Егорович Юзов, комэском назначили старшего лейтенанта Михаила Харламова, который в последний день уходящего года сбил первый самолет врага.

К лету 1943 года эскадрилья под командованием Харламова стала самой известной в авиации Северного флота. Причина - и боевые заслуги, и творческие. Почти как в фильме «В бой идут одни старики» (12+).

Читаем в формуляре 255-го ИАП: «Не было в истории полка более дружного и крепкого коллектива, чем боевая семья летчиков 1-й эскадрильи. Молодые летчики-истребители (переведенные в ноябре 1942-го из 20-го ИАП. - Прим. авт.) были душой подразделения. В свободное от полетов время они активно участвовали в полковой художественной самодеятельности, составляли ее основное ядро. Художественной самодеятельностью руководил капитан Адеянов (адъютант командира эскадрильи. - Прим. авт.) и старший лейтенант Игнатенко (летчик. - Прим. авт.), которые личным участием в ней снискали себе авторитет и уважение всего полка, а на смотре самодеятельности соединений участники художественного коллектива 255 ИАП были премированы баяном - они заняли первое место в дивизии».

Командир 1-й эскадрильи 255-го ИАП Михаил Харламов.

Самые результативные

А в небе в воздушных схватках летчики 1-й эскадрильи в то время были самыми результативными в ВВС СФ. Пересев к началу июня на ленд-лизовские «аэрокобры», они во главе с командиром полка майором Павлом Паниным только за один первый день боев на новых машинах, 3 июня, заявили о шести сбитых. Причем в этот день старший лейтенант Харламов отличился дважды. А к концу месяца на общем счету подразделения было 16 сбитых, потеря - одна: на истребителе Як-1 был сбит и погиб младший лейтенант Аркадий Копылов.

После столь громких воздушных побед в течение июня в буквальном смысле этого слова на командира 1-й эскадрильи Михаила Харламова посыпались награды. В начале июля его одномоментно наградили сразу тремя боевыми орденами: двумя Красного Знамени и Александра Невского.

В одном из наградных листов читаем: «Командует эскадрильей с 1 ноября 1941 года. Авиаэскадрилья является хорошей сколоченной единицей. Свои знания и боевой опыт передает подчиненным, учит их правильному и четкому выполнению боевых заданий и добивается успехов в воспитании смелых и отважных летчиков-истребителей. Дисциплинирован на земле и в воздухе, требователен к себе и подчиненным. В бой своих летчиков ведет умело и решительно, в воздушных боях показал себя бесстрашным и находчивым командиром. Летное дело любит, летает грамотно и уверенно».

В последующие дни над немецкими морскими конвоями снабжения развернулись ожесточенные бои, наша минно-торпедная и штурмовая авиация понесла значительные потери, и на некоторое время активность там североморцев заметно снизилась. Были утраты и в 255-м ИАП: 26 августа в тяжелом воздушном бою при сопровождении торпедоносцев погиб командир полка майор Павел Панин, ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

Слева направо: старший лейтенант Николай Адеянов и Михаил Харламов на фоне истребителя ЛаГГ-3. Ленинградский фронт, март 1942 года.

Последний бой

10 октября 1943 года новый командир полка майор Николай Чертов представил на это звание и капитана Михаила Харламова. А через три дня, 13 октября, тот не вернулся с боевого задания.

Из воспоминаний Петра Рассадкина: «...Наш командир эскадрильи Михаил Иванович Харламов был хороший летчик, с большим налетом, требовательный, летал с нами всегда. Заметно старше нас. Погиб он нескладно. У него в оккупации пропала жена. Получил он письмо, что нашлась жена. И ему дали отпуск. Был напряженный период, лето, но ему дали отпуск, выписали отпускной билет. Он говорит: «Еще один раз слетаю и поеду со спокойной душой домой». Мы ему советовали не лететь. Он говорит: «Нет, я еще слетаю». Настоял. Хотя мы ему предлагали, давай, я слетаю вместо тебя. Все-таки он пошел и не вернулся. Был подбит в районе Кебергнеста. Якобы сел на воду и перебрался на шлюпку. На «кобрах» уже была шлюпка оранжевого цвета. Якобы он был на плаву. Надо было его прикрыть. Дали задание мне и другому летчику найти его и прикрыть в случае чего. Погода была хорошая, солнечная. Мы походили там. Большого волнения не было, в принципе, мы никого не обнаружили. Мы все очень сожалели. Если бы он не полетел, а полетел другой, может быть, и никто бы не погиб. И он поехал бы в отпуск...»

Это был его 156-й боевой вылет. При сопровождении высотных торпедоносцев на обратном маршруте в воздушном бою самолет капитана Харламова был подбит. Видно было, как управляемый истребитель совершил вынужденную посадку на воду, но летчик по какой-то причине не смог покинуть самолет и утонул вместе с ним.

27 ноября наградной лист уже с пометкой «посмертно» подписал и командующий СФ вице-адмирал Арсений Головко, но звания Героя Советского Союза капитан Харламов так и не был удостоен. Почему? Можем только предполагать. Вероятнее всего, причиной было то, что на личном счету командира 1-й эскадрильи 255-го ИАП все же не было лично сбитых десяти самолетов противника, как указывалось в представлении его на высокое звание и за которые тогда давали Героя. На день гибели у него числилось девять и еще один сбитый ФВ-189 в паре с ведомым Владимиром Бурматовым.