В десять лет я училась в школе, как и другие, бегала на занятия в художку, зимой с восторгом рассекала на санках по снежным сопкам, что были видны из окна родительской квартиры, летом ходила с папой и сестрой в лес собирать ягоды и плести венки, дома пачкала стены мячиками-лизунами и слезно умоляла маму разрешить завести щенка.

В общем, вполне обычное детство со своими радостями и мелкими расстройствами... Наверное, все-таки его можно назвать счастливым. И неважно, что как-то раз мы с мамой отстояли четыре часа в очереди на улице, чтоб купить кусок сыра. Тогда, в начале 90-х, всем было тяжеловато. Зато я в своем нежном возрасте делала то, что положено ребенку. И так, хотя я и понимаю, что это утопия, должно быть у всех малышей. Умом понимаю, что не будет, но в душе продолжаю упорно верить. Однако жизнь ставит на место - грубо и жестко.

Детство десятилетней Даши* в один день перечеркнул ее 36-летний отчим Александр Кротов. Эта история случилась несколько лет назад, но лишь сейчас, после всех необходимых проверок, разбирательств и расследований суд поставит в ней точку.

С мамой девочки мужчина познакомился, когда у него самого уже было двое сыновей 10 и 13 лет. Предложил переехать к нему в Заполярный, а затем позвал замуж. А почему бы и нет? Вполне себе положительный кандидат: с законом проблем никогда не было, работящий - в армии служил, теперь работает в плавильном цехе Кольской ГМК...

Так и зажили большой семьей. Не то чтобы совершенно безоблачно. Таких ячеек общества нынче, наверное, и не сыскать. Бывало, спорили по мелочам, но на уровне «милые бранятся, только тешатся». Женщина не очень ладила с сыновьями своего супруга, но оно и не удивительно. С мальчишками-подростками и родной-то маме бывает трудно справиться. Да и вообще в глобальные скандалы разногласия никогда не перерастали.

Осенью мама Даши уехала в Архангельск сдавать сессию, девочка осталась с отчимом в Заполярном - все-таки уже стали одной семьей. И вот тогда в один из ноябрьских дней Александр зашел в комнату к падчерице, присел на кроватку и предложил... поиграть. Затем стащил с девочки футболку, лосины... и разделся сам. Описывать, что было дальше, не буду. Подобного рода моменты, наверное, интересны лишь таким же извращенцам, как Кротов.

Из материалов дела: «девочке было больно и неприятно, однако она не осознала, что именно Кротов совершил с ней».

Удовлетворив похоть, мужчина оделся и, выходя из комнаты, попросил Дашу ничего не говорить маме.

После первого раза извращенец уже не мог остановиться, и издевательства над ребенком стали регулярными. Он насиловал падчерицу один-два раза в месяц, улучая удобный момент, когда никого нет дома. Его не останавливало и то, что жена давно вернулась с сессии и, в принципе, может однажды не вовремя зайти.

Из материалов дела: «Половые акты, которые совершал с потерпевшей Кротов, стали для девочки обыденностью». Знаете, эта фраза больше всего врезалась в память. Получается, вся эта мерзость и грязь превратились для ребенка в обычное дело, повседневность, норму... И это, пожалуй, не многим лучше, чем если бы встречи с отчимом воспринимались Дашей как нечто отвратительное, противное, гадкое. Впрочем, в таком случае правда, возможно, вскрылась бы намного быстрее.

Жить двойной жизнью Кротову удавалось долго: большую часть времени - хороший отец, муж, работник. Меньшую - всего минут по десять каждый раз, когда заходил в комнату к Даше или заставал ее моющейся в ванной, - насильник и педофил.

И все это длилось... три года!

Как потом рассказывала Даша, отчим ей ни разу не угрожал, мол, расскажешь - убью! Да и вообще никогда силой не действовал. Что, впрочем, ни в коей мере не может оправдать педофила. К маме девочка не обратилась, потому что боялась, что та, узнав всю правду, отвернется от нее.

К сожалению, в России такие случаи не редкость. И далеко не для каждого ребенка мама - тот человек, к которому можно прибежать с любой проблемой, рассказать обо всем, даже самом страшном и, как многим кажется, постыдном, уткнуться лицом в родные колени, разрыдаться, попросить о помощи, защите. При этом будучи уверенным, что мама всегда окажется на твоей стороне, что бы ни случилось.

Тем временем Даше уже было тринадцать, она продолжала жить обычной, как со стороны казалось, жизнью. Вот только время от времени девочка чувствовала себя плохо: головокружение, рвота, тошнота, боли в животе... Вначале мама особо не обращала на это внимания. Однако позже и она, и школьные учителя начали замечать, что девочка сильно пополнела. Женщина повела дочь к врачу, чтобы ту обследовали. Оказалось, Даша беременна. Причем на последнем сроке.

Мать была шокирована, а затем, видимо, до последнего отгоняя страшные мысли, задала закономерный вопрос: «Кто же отец?» - «Твой муж!» Только теперь, три года спустя, Даша наконец-то рассказала всю ужасающую правду. А через три недели родила здорового мальчика, а ее мать обратилась в полицию.

- Кротов признал свою вину, сказал, что действительно вступал с девочкой в половую связь, но все-таки не считает это изнасилованием, так как все происходило по обоюдному согласию, - рассказывает прокурор отдела областной прокуратуры Светлана Шарапова. - Кротов пояснил, что девочка никогда не была против и не сопротивлялась.

Судебно-психиатрическая экспертиза показала, что Даша в силу своего возраста просто не понимала, что с ней делают. Была проведена и экспертиза на установление отцовства. Сейчас Кротов выплачивает алименты на своего ребенка и ждет суда. Ему грозит до 25 лет колонии. Супруга с ним развелась, а Даша живет с любимым человеком и сынишкой. Мне очень хочется верить, что детство этого малыша будет настоящим детством.

* Имя девочки изменено.

Екатерина БОГДАНОВА