Помню, еще в середине девяностых за товарами, которые невозможно купить в сельпо, приходилось ездить в райцентр. Тогда это было настоящим летним приключением, ведь в деревню не то что мороженое с шоколадом, даже хлеб раз в неделю привозили. Вот и наш «герой» однажды отправился за покупками. Но не в районный центр, а в областной. Зелье, состоящее из смеси героина и метадона, забрал в специальном тайнике - почтовом ящике. Общая масса свертка – около 110 граммов. Покупку спрятал в рукав свитера и выехал из города на рейсовом автобусе сообщением Мурманск - Мончегорск.

Однако сбыть наркотики ему так и не удалось - на одной из остановок, в Оленегорске, перевозчика поджидали сотрудники наркополиции. Груз был обнаружен в ходе личного досмотра тогда еще подозреваемого жителя Заполярья Антона Панова.

Из приговора суда:

«Подсудимый Панов виновным себя в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере признал частично, утверждая, что все изъятое он перевез по просьбе знакомого, а сам цели сбыта не имел. От дачи показаний в судебном заседании подсудимый отказался».

Перед судом открылась вся картина поставки наркотиков из Мурманска в Мончегорск. При этом распространение героина было устроено по лучшим правилам шпионской конспирации.

Однако доказать факт подготовки к сбыту следователям все же удалось. Перед судом открылась вся картина поставки наркотиков из Мурманска в Мончегорск. При этом распространение героина было устроено по лучшим правилам конспирации шпионских историй.

По версии подсудимого, в Мончегорске к нему обратился знакомый, с которым Панов отбывал наказание в колонии, и предложил подзаработать «легких денег». Опасаясь за себя, называть его имя Антон отказался, сославшись на то, что товарищ пользуется на зоне авторитетом. Суть работы, по словам Панова, заключалась в следующем: из Мурманска в Мончегорск нужно привезти около ста граммов героина. Если все пройдет, как говорится, без сучка и задоринки - награда 15 тысяч рублей. Главное условие заключалось в том, что упаковка не должна быть вскрыта. Иначе у перевозчика возникнут неприятности. От предложения Антон не отказался.

Из материалов дела:

«Приехав в Мурманск, он созвонился со своим знакомым, который сообщил ему координаты тайника со свертком. Героин находился в одном из почтовых ящиков жилого дома. Точного адреса подсудимый вспомнить не смог...»

Из показаний свидетеля:

«В Мончегорский межрайонный отдел УФСКН России по Мурманской области стала поступать оперативная информация о том, что отбывающий наказание в ИК-17 организует сбыт наркотических средств в Мончегорске с помощью мобильного телефона. Установили также, что его соучастником является Антон Панов, который занимается сбытом наркотических средств. Для сбыта он подобрал двух человек...».

Этим знакомым оказался тот, кто якобы попросил Панова перевезти наркотики. Факт обмана, подтвержденный не только показаниями свидетелей, но и записью телефонных переговоров подсудимого, поставил его показания под сомнение. К слову, сбытчики Антона пользовались далеко не равными условиями. Один из них сам употреблял героин и потому покупал наркотик у Панова, после чего фасовал на дозы и продавал наркоманам. Женщина, работавшая в той же связке, получала зелье, а деньги возвращала после реализации товара.

Панов, в свою очередь, распоряжаться прибылью права не имел. Все полученные средства отправлялись брату осужденного, который клал деньги на счет родственника. Лишь когда прибыль возвращалась к отбывающему наказание, все остальные могли получить свою «зарплату».

Во время переговоров с поставщиком наркотиков Антон Панов использовал кодовые слова. Ими он обозначал количество доз или вес всей партии. Слово «брусок» означало грамм героина или несколько разовых доз, «рейка» - одна разовая доза.

Из показаний свидетелей следует, что подсудимый не просто лукавит, говоря о своей непричастности к сбыту, он является важным звеном в общей цепочке. Не в пользу обвиняемого сыграли и записи телефонных разговоров как с посредниками, так и с тем, кто указал место передачи товара. Вину Панова доказывает и применение мер конспирации: использование сим-карт, зарегистрированных на других лиц, встречи с теми, через кого осуществлялся сбыт наркотиков вне места жительства, предупреждение посредников об опасности в случае проведения мероприятий органами наркоконтроля и необходимости соблюдения осторожности.

У подсудимого была цель сбыта наркотического средства. Об этом свидетельствует также количество изъятого у Панова наркотика, который сам он не употреблял. Кроме того, обвиняемый ранее был дважды задержан сотрудниками УФСКН России по Мурманской области и уже судим за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств.

Незаконная подработка Антона снова споткнулась о букву закона. Суд приговорил виновного в распространении наркотиков к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима. Один год, пока Панов находился в СИЗО, зачтен. Однако выйдет подсудимый на свободу, когда ему исполнится 76 лет. Учитывая рецидив и тяжесть преступления, вряд ли он сможет рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

Имя и фамилия осужденного изменены.

Алексей ОСЕТРОВ