Ревность - чувство, которое по силе можно сравнить, пожалуй, с самосохранением, любовью или страстью. Вот только энергетика у него всегда негативная и способная вылиться в преступление, кровавую драму, непоправимый поступок, прерванную жизнь.

Жительнице Североморска Ирине Постоловой в жизни повезло не очень - когда девочке было 12 лет, ее непутевую мать лишили родительских прав, а саму Иру отправили в местный интернат. В шестнадцать девушка поступила в росляковский профессиональный лицей и поселилась в общежитии, а в восемнадцать ее условно осудили за кражу. С мамой, которая жила со старшим сыном, братом Ирины, северянка, несмотря ни на что, общаться не перестала - периодически ездила в гости, звонила, как-никак, все-таки родные люди.

Самым же дорогим человеком на тот момент для Ирины был Александр Игнатьев*, правда, что часто бывает, молодые люди, как потом говорил сам Александр, «не сошлись характерами» и расстались, решив, впрочем, остаться друзьями. Тогда уже 20-летняя Ирина Постолова взаимностью ответила на ухаживания 22-летнего Дмитрия Ермолинского, с которым как-то раз она познакомилась в кафе в компании знакомых, среди которых был и ее бывший жених Игнатьев.

Но что тут такого? Расстались-то они с Сашей по обоюдному согласию, так что все в порядке.

Хотели уволить по статье

Что можно сказать о Дмитрии? Обычный парень, жил с родителями в Мурманске, был призван в армию, затем остался служить по контракту.

Из материалов дела: «Характеризовался недостаточно дисциплинированным военнослужащим, имел как поощрения, так и дисциплинарные взыскания».

Его даже хотели уволить, как говорится, «по статье» - 9 декабря 2011 года молодого человека задержали автоинспекторы за нарушение правил дорожного движения, а он отказался от освидетельствования на наличие алкоголя. В итоге подал рапорт об увольнении по собственному желанию, однако должен был отработать до конца месяца.

Ирина переехала к нему, но периодически гостила у подруги на улице Александрова, с которой одно время вместе снимала квартиру. Постоянно девушка нигде не работала. Иногда деньгами ей помогала мама. В личной же жизни вроде все было хорошо.

Из показаний брата Ирины: «Сестра встречалась с Ермолинским, который сделал ей предложение выйти за него замуж, но она думала».

19 декабря 2011 года Ирина и Дмитрий решили отдохнуть - запаслись пивом и вместе с еще одной подругой поехали в квартиру на Александрова, так как выпивать дома при родителях было неудобно. Посиделки закончились глубокой ночью, а в 6.30 Ира разбудила Диму, они зашли в ванную, где занялись любовью, затем молодой человек уехал на службу. А в это время девушка уже ждала нового гостя...

«Я жду тебя в 8 у себя»

Еще в половине шестого утра, то есть за час до того, как поднять нынешнего жениха, она написала смс своему бывшему возлюбленному Саше Игнатьеву: «Я жду тебя в 8 у себя». Однако он Ирине не ответил - не было денег на телефоне. Девушка снова написала, а около 8 утра позвонила ему. Саша развернул такси и помчался на улицу Александрова.

Из материалов дела: «Постолова и Игнатьев встречались, когда Ермолинский был на работе. Постолова звонила и приглашала к себе. Во время встреч они вступали в интимные отношения. Постолова рассказывала ему, что не любит Ермолинского, что часто с тем ругается, что тот однажды приревновал ее, ударил ладонью по щеке».

Парень с девушкой выпили пива, легли на кровать, начали целоваться, но тут проснулась подруга и стала собираться на работу. Закрыв за ней дверь, Ирина и Александр остались в квартире вдвоем. Одними поцелуями, как водится, дело не закончилось... Потом они пошли на кухню, покурили, снова легли в постель и уснули.

Проснулся Саша от шума и криков. Открыв глаза, он увидел, как вернувшийся Ермолинский, не стесняясь в выражениях, тащит Постолову в сторону коридора. Как выяснилось позже, парень отпросился со службы (все равно нужно увольняться), чтобы сходить на собеседование на другую работу. Он позвонил своей девушке и хотел узнать, как у той дела. Но любимая проигнорировала вызов. Как потом на допросах заявил Дмитрий, это показалось ему подозрительным. Парень поехал к Ирине и обнаружил ее... спящей рядом со своим соперником - приятелем Александром, с которым они иногда встречались, выпивали.

Справедливости ради стоит заметить, что позже, когда шло следствие, свидетели заявляли, что молодой человек был в курсе, что его невеста параллельно встречается еще и с бывшим другом.

Так или иначе, но в тот злополучный декабрьский понедельник Дмитрий взбесился.

«Как ты мог так поступить?!»

- Зачем ты так?! - кричал Ермолинский то на невесту, то на приятеля.

Саша как мог пытался успокоить ревнивца, даже соврал, мол, приезжал вовсе не к Ире, а к ее подруге. Однако оправдания не помогли. Дмитрий затащил еще не протрезвевшую Ирину в ванную комнату, включил воду и начал избивать, матеря за измену.

Из материалов дела: «Он (Игнатьев) сказал Ермолинскому, чтобы тот перестал бить Постолову и дал той поспать, а затем поговорил бы с ней. Однако на его высказывания Ермолинский не обращал никакого внимания. После чего Игнатьев вышел из ванной комнаты и прошел на кухню, где стал курить. При этом из ванной он продолжал слышать глухие удары, похожие на пощечины».

Впрочем, снова предпринимать попытки защитить Иру от разозленного жениха Саша не решился. Потом покурил вместе с вышедшим из ванной Димой, а того словно заклинило: «Как ты мог так поступить?!». Он снова пошел в ванную, выволок девушку в комнату, и оттуда уже начали доноситься более громкие звуки, похожие на удары кулаками или ботинками. Когда Александр решил уйти, Дмитрий, уже стоя в коридоре, сказал, что убьет Постолову. Игнатьев лишь попросил: «Не делай глупости» и вышел прочь.

Тем временем соседка, слышавшая ругань и шум, вызвала полицию. На место происшествия прибыли два сотрудника и начали стучать в дверь, из-за которой доносился женский плач.

Из материалов дела: «Войдя в квартиру, полицейский увидел в ванной комнате Постолову, она сидела в самой ванне, обхватив руками колени, и ревела. Общий порядок в ванной комнате был не нарушен, телесных повреждений на потерпевшей не было. Девушка плакала, но реагировала на его слова и отказалась от помощи».

Стражи порядка внимательно осмотрели квартиру, пообщались с Дмитрием, который им заявил, что застал свою девушку с другим, что она пьяна, что он ее успокоит и шуметь больше никто не будет.

Спустя полтора часа...

Прошло порядка полутора часов - и полицейские вновь приехали по этому адресу. В комнате, прикрытая одеялом, лежала девушка. Мертвая. Теперь в ванной комнате было все перевернуто: валялись бутыльки из-под шампуней и парфюмерии, в самой ванне набрана вода, в которой плавали куски краски со стены, кран отломан, тут же разбросаны тазы с бельем.

Чуть раньше в квартиру соседки постучал Дмитрий.

Из материалов дела: «Когда она (соседка) открыла дверь, то увидела Ермолинского, который был весь мокрый. Глаза у Ермолинского были какие-то все замутненные, красные. Похоже, как будто он употреблял наркотики, при этом плакал. Ермолинский просил вызвать побыстрее «скорую», так как Постолова захлебнулась».

Соседка пообещала позвонить медикам, спросив, пытается ли Дмитрий помочь Ирине. Парень заявил, что делает ей искусственное дыхание. Ему на помощь побежал муж соседки, но спасти девушку уже было нельзя...

Врачи обнаружили на теле убитой множество травм: кровоподтеков и ссадин.

Из выводов эксперта: «Постолова перед смертью осуществляла активные действия, то есть не находилась в состоянии комы или ином беспомощном состоянии. Повреждения в мышцах спины образовались в результате перенапряжения и не исключается такое образование при насильственном опускании головы в воду».

Путался в показаниях

Дмитрий свою вину отрицал, заявив, что Ира сама утонула, что, возможно, это произошло, так как девушка была под воздействием оксибутирата натрия. Правда, молодой человек постоянно путался в показаниях: то он говорил, что уснул, а когда проснулся, обнаружил свою невесту мертвой, то утверждал, что на 20 минут выходил в ларек «что-то купить», затем вернулся и нашел труп. Вот только улики говорят об обратном. Хотя бы то, что одежда Дмитрия была испачкана кровью. Да и никаких наркотиков в организме Постоловой так и не обнаружили. К слову, зато сам Дмитрий употреблял стимуляторы, каннабиоиды и тот же бутират.

Из приговора: «Действия подсудимого Ермолинского суд квалифицирует по ч.1 ст. 105 УК РФ, как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку. В судебном заседании достоверно установлено, что Ермолинский удерживал голову Постоловой в ванной под водой до тех пор, пока она не перестала сопротивляться и подавать признаки жизни».

И, конечно, это не было состоянием аффекта. Дмитрий действовал хладнокровно и целенаправленно, даже придумал, как уже было сказано, несколько версий, чтобы себя оправдать. Хотя мотивом преступления, что подтвердил и суд, явилась именно ревность.

Ближайшие 10 лет Дмитрий Ермолинский, беспощадно избивший и утопивший свою невесту, проведет в колонии строгого режима. Кроме того, он должен выплатить полмиллиона рублей за моральный ущерб брату Ирины, как потерпевшей стороне.

Так оборвалась жизнь девушки, прожившей всего 21 год. Да, возможно, она была не самой примерной ученицей, а затем не самой лучшей невестой. Но это же не повод ее убивать. Предательство стерпеть трудно. Редко кто способен в подобной ситуации просто развернуться и уйти. Мало того, пожалуй, каждый из нас, болтая с друзьями про измены, тоже говорит, мол, убил бы за такое. Вот только от «убил бы» до «убил» ох как далеко…

* Фамилия свидетеля изменена.

Екатерина БОГДАНОВА