- Воды, дай мне воды!

Когда он повернулся спиной и сунул чашку под кран, у Лики* была лишь пара секунд, чтобы принять решение. Вода еще лилась из-под крана, когда женщина схватила керамическую сахарницу, взлетела на табуретку, оттуда на подоконник и грохнула тяжелой посудиной по стеклу.

- Ты что, сука?! - обернулся насильник.

Но она уже летела вниз на чуть припорошенный снегом асфальт. А потом - мрак.

Пришла она в себя лишь на другой день. В реанимации.

Мыльный пузырь лопнул

У кого повернется язык осудить совсем молодую женщину, с высшим образованием, с хорошей профессией, с замечательным мужем и любимым сынишкой, за то, что она пошла с подругами в бар в центре Мурманска, чтобы отметить день рождения одной из них? Тем более если дело происходит с пятницы на субботу, когда можно отдыхать на полную катушку, не думая о завтрашнем выходе на работу. А если вспомнить, что на дворе середина октября, а впереди - полярная ночь, то почему бы не скрасить настроение посиделками в баре?

Лика, бухгалтер одного из мурманских предприятий, и не заметила, как выпила куда больше нормы. Заехали в бар вечером, так хорошо сидели, и чем больше она пила, тем мир вокруг становился веселее, казался радужным, беспечным и переливался как мыльный пузырь. Вокруг было так уютно. И когда уже около четырех утра ее знакомые потихоньку разъехались по домам, женщина решила остаться в баре. Увидев, что она за столом в одиночестве, к ней тут же подсел симпатичный темноглазый мужчина из-за соседнего столика, который всю ночь то и дело заинтересованно поглядывал на нее и загадочно улыбался.

- А вы домой не едете? - спросил галантно. - Может, вас отвезти?

- Не-ет, - протянула, улыбаясь, Лика. - Нет смысла. Я поеду в 7 утра. Мне надо ребенка в школу разбудить. А то муж проспит, и сын - тоже. Я у них вместо будильника, ха-ха!

Посмеялись, потом еще выпили. Новый знакомый назвался Александром, был ненавязчив, интеллигентен и обаятелен. А Лика сказала, что ее зовут... Алиной. Ну вот нравилось ей это имя, куда больше собственного.

Она и не заметила, как за приятной беседой и щедро льющимся в бокалы спиртным на часах возникли цифры - 7.00. «Ой, мне пора!» - попыталась встать. И покачнулась. Все-таки выпито было много.

- Я вас отвезу домой, говорите адрес! - резво вскочил Саша.

- К Семеновскому озеру, дом...

Они вышли, взяли такси, Александр сел на первое сиденье. А Лика, расположившись сзади, прилегла, уютно свернулась в клубочек. Было ощущение заботы о ней и полной безопасности. Сейчас она приедет домой, разбудит сына и отправит в школу. А сама ляжет спать. Впереди суббота-воскресенье.

Она и не заметила, как уснула.

А проснулась от грубых толчков нового знакомого.

- Да просыпайся ты, - тормошил ее Александр. - Двинули, быстро.

Они вошли в подъезд, и девушка ощутила какую-то странность. Она очень плохо видела (зрение минус 8), но очки куда-то подевались. И все же осознала - другой цвет стен, другие двери. В панике она вцепилась в перила:

- Я не пойду!

- Я тебе не пойду! - новый знакомый резко поволок ее вверх по лестнице. - Живо шевели ногами, сука.

Дотащил до дверей квартиры, открыл замок и швырнул девушку в прихожую.

- Раздевайся, быстро. Вон кровать!

«Я потратил время и деньги»

Из объяснения, которое Александр Волков дал в полиции:

«14 октября моя жена уехала к матери в Ростовскую область, а я решил сходить в бар возле универмага «Волна». Там я познакомился с женщиной, примерно 35 лет, которая представилась мне как Алина. Я предложил ей поехать ко мне домой и вступить со мной в половую связь. Она согласилась, но сказала, что приедет только на час, потому что ей надо будить ребенка в школу. Мы вышли из бара и на такси поехали ко мне на улицу Крупской. В машине она спала, и когда пришла ко мне в квартиру, вдруг стала говорить, что не понимает, кто я такой, куда она приехала, и что ей надо домой. Я сильно расстроился, что потратил на нее время и деньги, и сказал, чтобы она сняла куртку, а сумку я у нее забрал и убрал в кладовку на верхнюю полку. Я стал вежливо помогать ей снимать куртку, а она не давалась и даже поцарапала мне лицо. Тогда я ударил ее по щеке, у нее из носа хлынула кровь...»

Уточним, ударил Лику бывший моряк, выпускник колледжа имени Месяцева Александр Волков кулаком и со всего маху. И лукавит «кавалер»: не было у него с молодой женщиной договоренности о «часовом сексе». Кстати, не выпей Лика накануне лишнего, не усни в машине, никогда в жизни она, наверное, не пошла бы с незнакомым мужчиной в его квартиру. Но что случилось - то случилось. И наказание за лишнюю рюмку и доверчивость в знакомствах Лика получила сполна.

Психологи говорят: избивая жертву, насильник самоутверждается. И если полноценный, уверенный в себе человек, наделенный силой, крайне редко дает волю агрессии (для этого должна быть серьезная причина - например, защита своей или чужой жизни), то насильник демонстрирует свою силу и крутизну, даже когда к этому нет никаких оснований. По свидетельским показаниям Лики, Волков стал избивать ее, как только втолкнул в квартиру. От боли и неожиданности девушка закричала.

- А ну заткнись! - рыкнул на нее подонок. - У нас на площадке приличные люди живут. Никто не орет.

А чтобы Лика замолчала, схватил подушку и, опрокинув женщину на диван, придавил ее лицо. Кое-как ей удалось высвободиться, но негодяй не отступал. Покуражившись вволю, он словно вспомнил, зачем привез Лику домой:

- Быстро раздевайся! Не уйдешь, сука, домой, пока я тебя не трахну!

Женщина побежала к двери, но та была на замке. А мучитель метнулся в кухню и вернулся с ножом в руках.

- Я тебя зарежу, если будешь время тянуть. Снимай все!

Он вел себя совсем не романтично. Бил, душил, издевался. Однако и молодая женщина в долгу не оставалась. Она сказала своему мучителю, что он - форменный маньяк.

«Я хотел, чтобы она скрасила мое одиночество» - такую романтичную причину своих поступков выдвинул Волков следователю. Но вел себя совсем не романтично. Бил, душил, издевался. Однако и молодая женщина в долгу не оставалась. Она сказала своему мучителю, что он - форменный маньяк, каких по телевизору показывают, что он специально девушек домой приводит, чтобы бить и насиловать. Тот оскорбился.

«Раз она так меня называла, я сказал ей: получай, чего ждешь! И стал вести себя соответственно», - сказал он впоследствии на допросе.

Когда Лика поняла, что он не выпустит ее по-хорошему, мысли заметались: что делать? Сначала рвалась на лоджию, говорила, что ей душно, но там было двойное остекление. Потом попросила пить. Они вместе вышли на кухню. К этому времени женщина была раздета догола. И поняла, что если не уйдет сейчас любым путем, то будет изнасилована. И ушла. В окно.

Ее сестре о том, что случилось, сообщили из полиции. У дверей реанимации городской больницы скорой помощи, где находилась Лика, сестра Тамара встретилась с ее гражданским мужем. «Она выпала из окна, - сказал ничего не понимающий мужчина, он был в шоке. - Ничего пока не знаю. Ушла в бар с подругами и выпала...»

К Лике, которая была без сознания, их не пустили. А когда ее наконец перевели в палату отделения травматологии, и сестра увидела ее, то ахнула. Вместо лица у Лики был жуткий распухший шар, нога висела на вытяжке, гипс на теле. У нее был травматический шок, кататравма, перелом костей таза, многочисленные порезы на теле, множественные ушибы. «Состояние тяжелое, - подытожили врачи, - вставать еще долго не сможет...»

Дело на грани

Когда я читала это уголовное дело, то порой переполняло негодование в адрес следователя. Он несколько раз выносил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии Волкова состава преступления. Прокурор Первомайского округа несколько раз отменял это постановление и направлял материалы в следственный отдел по городу Мурманску для организации дополнительной проверки. Осуществлялась проверка, и опять - отказ в возбуждении. Почему?

Не секрет, что следователи подобных дел не любят. Скользкие они, что называется, на грани. С одной стороны, девушку, безусловно, жалко, что попала в руки к подонку. С другой - сидела с ним в баре, как он говорит, кокетничала, выпивала, сама с ним поехала... И что ей мешало, когда еще была в машине, закричать, привлечь внимание водителя, предупредить, что ей грозит опасность? Что мешало закричать в подъезде, вызвав переполох соседей? Виктимное поведение, говорят следователи, то есть поведение, когда жертва провоцирует преступника на агрессию против себя, здесь налицо.

- У меня была такая ситуация, - вздохнула знакомая следователь. - Расследовала я дело. Сидела в кафе женская компания, все молодые девочки, а одна мадам там была старше всех. Она-то и пострадала. Когда к одной из девушек стал настойчиво приставать мужчина, сидевший за соседним столиком, и принялся всех приглашать в гости, эта дама поехала с девчонками, чтобы защитить их от посягательства, в смысле - как бы чего не вышло. В результате прибыли к нему на квартиру, еще выпили, девчушки смылись, а старшая подруга с ним осталась. Ну скажите - почему?! Результат предсказуем: избита и изнасилована. Зачем пришла? Зачем общалась? Зачем пила, да еще так много? Не понимала, чем кончится? Я тогда, тщательно расследовав все обстоятельства, вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Правда, та дама не обращалась к прокурору, с моим постановлением согласилась.

А вот Лика обращалась несколько раз. Хотя в ее случае изнасилования не было, а было лишь покушение на него. В этом случае по Уголовному кодексу ответственность наступает за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению, которое преступник не довел до конца по независящим от него обстоятельствам. (Написала я «лишь» и подумала - а разве этого мало? - Авт.)

Но сколько бы мы ни говорили о виктимном поведении, нельзя насиловать женщину, которая оказалась у тебя дома! Даже если она сильно подшофе, кокетничает и, по мнению мужчины, ничего против постели не имеет, нельзя посягать на ее неприкосновенность. Ответственность все равно наступит.

Сомнений у следствия было немало, тем более что Волков стал под конец расследования полностью отрицать, что он собирался изнасиловать свою жертву. Точку в сомнениях поставило исследование на полиграфе. Оно отметило отсутствие противоречий в реагировании и психофизиологических реакциях потерпевшей при ответах на вопросы проверяющих тестов, что свидетельствует о высокой степени достоверности и правдивости ее объяснений, касающихся обстоятельств исследуемых событий. Точная аппаратура подтвердила обвинения Лики в адрес ее мучителя.

17 сентября 2012 года Первомайский районный суд города Мурманска вынес приговор в отношении Александра Волкова: 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима и 500 тысяч рублей - в возмещение морального вреда потерпевшей. Кассационная жалоба оставлена без удовлетворения.

* Имена изменены.

Нина АНТОНЯН