Чем старше становятся наши дома, тем чаще северянам приходится сталкиваться с проблемой текущих труб. Кто должен их менять и за чей счет? А если авария все-таки произошла, кто оплатит ущерб? Однозначного ответа на эти вопросы нет, но мы попробуем в них разобраться на примере случая, который произошел с моей соседкой по дому. Ситуация, в которой она оказалась, уже становится типичной.

Недавно прекрасным субботним утром у меня в квартире раздался телефонный звонок, и срывающийся женский голос обреченно произнес:

- Все, меня выселят из квартиры. Куда я пойду?

Это была Павлина Кузьминична Тонеева - в миру попросту тетя Паша. Она поведала мне историю о своем испорченном полотенцесушителе. Оказалось, к ней обратились соседи, жившие в квартире выше этажом, с просьбой помочь им с ремонтом змеевика, расположенного у них в ванной комнате. Дескать, труба совсем проржавела, вплоть до самого пола. Поэтому ничего не остается, кроме как присоединить новую трубу к старой уже в квартире тети Паши.

Надо сказать, что та хорошо знала об этих проблемах соседей, поскольку потолок и стены в ее ванной были изукрашены пространными узорами от многочисленных протечек. Очевидно, именно это сыграло решающую роль в принятии решения. Несмотря на одолевавшие ее сомнения, она согласилась.

В тот же день к ней заявился довольно бесцеремонный субъект, заверил тревожившуюся женщину, что с управляющей компанией у него все согласовано, что он уже и допуск в подвал получил, - и принялся за дело. Когда же он представил результаты своих трудов, тете Паше чуть плохо не стало.

- Он мне весь змеевик изуродовал, - причитала она в трубку. - Трубу поставил вдвое уже, чем была. А квартира-то не моя, муниципальная. Придут, увидят, скажут: «Какое право имела распоряжаться, разрешать ремонт?» Возьмут да и выселят.

Но на этом история со злополучным змеевиком не закончилась. Через несколько дней после ремонта из-под муфты, поставленной мастером-ломастером, закапало. Длилось это недолго. Дело происходило в конце лета, когда дома готовили к зиме. И, по всей видимости, работники управляющей компании делали опрессовку тепловых сетей. Перепуганная тетя Паша, проклиная на чем свет стоит свое легкомыслие и косорукого слесаря, стала звонить в управляющую компанию. Там ей сказали, что мастеров пришлют, но оплачивать эти работы бабуле придется самой. Мастера и в самом деле пришли, причем довольно скоро, хотя и без предупреждения. Взглянув на покалеченный полотенцесушитель, они изрекли, что никаких неполадок не видят, и направились к выходу.

- Потечет - звоните, - бросили они растерянной хозяйке.

- А если прорвет, когда тепло дадут? - не сдавалась та. - А если меня в этот момент дома не будет? Затопит ведь кипятком все квартиры внизу!

- Вот тогда и обращайтесь, - услышала она из-за закрывающейся двери лифта.

- Что мне делать-то теперь? - вздыхала Павлина Кузьминична. - А ну как и впрямь затопит, а соседи с меня деньги за ремонт потребуют. Где ж я их возьму?

Решить эту непростую, как мне показалось, задачку я предложила заместителю председателя областного союза жилищно-коммунальных предприятий Алексею Гудкову.

- Никто вашу соседку из квартиры не выселит, - начал он с самого животрепещущего для соседки вопроса. - Конечно, не надо было разрешать работать на сетях человеку без документов, неизвестно откуда взявшемуся. Замена или ремонт стояка должны происходить только с уведомления управляющей организации, поскольку именно она несет ответственность за состояние общего имущества собственников дома. Они ей за это платят ежемесячно. И только она может разрешить допуск к тепловому узлу, чтобы осушить участок работ. В связи с этим тут же возникает вопрос, как горе-слесарь мог туда добраться? Это означает, что либо кто-то из служащих компании дал ему ключи, либо подвал в доме открыт и туда могут заходить все кому не лень. И то и другое недопустимо.

Оказывается, последствия таких самовольных ремонтов могут быть какими угодно. В лучшем случае змеевики в квартирах будут греть слабее, и температура в ванных комнатах понизится. Насколько - зависит от особенностей системы в данном доме. В худшем - зальет кипятком несколько квартир ниже по стояку. Управляющая компания, конечно, неисправность устранит. Но претензии предъявит тому, кто виноват в случившемся. Ему же придется оплачивать ремонт у соседей. А виноват, по мнению Алексея Гудкова, тот, кто кашу заварил, то есть инициатор ремонта.

- Подобные случаи не редкость, - продолжил он. - Правда, с залитиями мне иметь дело не доводилось. Но с установкой труб меньшего диаметра, что приводило к понижению температурного режима в квартирах, - бывало. Это сложно оценить на ощупь. В принципе система должна иметь гидравлическую регулировку, в том числе и на каждом стояке. В наших домах ее нет. И сколько идет теплоносителя на стояк, одному богу известно. Если его количество было завышено, оно опустится до нормального уровня и все. Но очень часто, если на стояке заужали диаметр трубы, в морозные периоды жильцы начинали ощущать, что у них стало заметно холоднее. В зависимости от устройства системы это может коснуться не только смежных квартир, но и тех, что расположены по другому стояку с первого по последний этаж.

Так как же должен вести себя наниматель муниципального жилья в подобной ситуации?

Гудков пояснил, что в договоре найма есть пункт, по которому жилец обязан следить за состоянием квартиры, в том числе и внутридомовых сетей, находящихся там. Если бы требовалось переоборудование или реконструкция полотенцесушителя, инициатор работ должен был бы обратиться за разрешением к собственнику. Здесь же речь шла о замене куска трубы для улучшения работы системы, поэтому никакого разрешения от городских властей не требовалось. Если же в результате некачественного ремонта пострадают общедомовые сети и имущество самого нанимателя или собственников жилья на нижних этажах, ответит за это своими деньгами опять же инициатор ремонта. В том числе и перед УК, которая будет ликвидировать последствия. Ведь это он, а не наниматель из соседней квартиры, заказал работы непрофессионалу и оплатил его услуги. Наниматель, то есть Павлина Кузьминична всего лишь обеспечила допуск к трубе. Поступать так не следовало, но все же это не является поводом для материальных претензий к пенсионерке.

А что же слесари, которых прислала управляющая компания? Неужели они не в курсе, что нельзя так сильно заужать диаметр трубы змеевика? И почему их не озаботила история о самовольном ремонте общедомового имущества?

- Конечно, очень хотелось бы, чтобы у нас в домах работали знающие и неравнодушные специалисты. Увы, пока это не так, - развел руками Алексей Гудков. - Их вызывали по поводу протечки, а не по поводу действий по замене куска змеевика. Протечки не оказалось. Поэтому все, что они сделали, - подтянули муфту и ушли. А вот если соседи начнут жаловаться на низкую температуру, тогда это будет поводом для проведения обследования на сетях. И они, вероятнее всего, заинтересуются самодеятельностью с полотенцесушителем.

Оксана ДУШЕНЬКОВСКАЯ