Ваш сосед не платит за электричество. «Ну не платит, - думаете вы, - мне-то что? Его проблемы». И совершенно правильно рассуждаете, если живете в Швеции или, скажем, в Германии. Российские же граждане связаны с неплательщиками самыми тесными финансовыми узами.

Плата за порядочность

В общих чертах схема работы с должником в отечественном ЖКХ такова. Прекратить оказывать коммунальные услуги управляющая компания может, если речь идет об электроэнергии или горячей воде. Тепло (а оно, кстати, обходится дороже всего) и воду отключать нельзя, закон запрещает. УК или ресурсоснабжающая организация (РСО) - в зависимости от того, с кем подписан договор, - подают на неплательщика в суд. Тот выносит решение в пользу истца. Если должник продолжает упираться, приходит черед действовать судебным приставам. Для погашения долга они могут арестовать его имущество или же обязать работодателя вычитать у него из зарплаты. Вот, в общем-то, и все инструменты воздействия. Поэтому, если у должника в жилище только стол да кровать, если он нигде не работает, взять с него ничего не получится...

Догадываетесь, кто выложит «за того парня» свои кровные? Конечно, добросовестные соседи. Хотя законом это и не предусмотрено, но выходит именно так. Ведь РСО взыскивают задолженность с управляющих компаний, а у последних в наличии только те средства, которые собраны с добросовестных плательщиков.

Мало того, всю претензионную работу управляющей компании или РСО тоже оплатят соседи нерадивого жильца, даже если он не беден. Каким образом? А вот каким.

Один - на всех, все за одного

- В нашей компании у каждого абонента имеется лицевой счет, на котором копится задолженность, если она есть, - поясняет заместитель генерального директора по маркетингу и корпоративному управлению ООО «КРЭС-Альянс» Надежда Виноградова. - После обхода квартир и снятия контрольных показаний индивидуальных счетчиков производится перерасчет. И тем, кто не передавал показания, доначисляется все, что они недоплатили. Соответственно, корректируется плата за общедомовое потребление всем остальным жильцам. Но с должниками нужно работать, а для этого требуются люди. К примеру, претензионной работой у нас занимаются несколько человек. Чем хуже потребители платят, тем больше нам потребуется работников. И это увеличивает расходы компании. Поэтому если люди нам говорят: «Не жалуйтесь, у вас там все в тариф заложено!» - значит, они просто не понимают, что чем больше неплательщиков, тем больше расходов закладывается в тариф. Если должник - асоциальная личность, с которой, как говорится, взятки гладки, все затраты на претензионную работу, которые по его вине несет энергоснабжающая компания, полностью ложатся на добросовестных потребителей. А если речь идет о небедных должниках, которые могут в случае угрозы неблагоприятных для них последствий выложить кругленькую сумму, то они, конечно, тоже оплачивают издержки на взыскание долгов. Но именно благодаря им эти издержки возрастают и для добросовестных жильцов. А это прежде всего пенсионеры. О какой справедливости тут можно говорить?

И действительно. Ну не платил год или три. Потом заплатил одним махом, когда прижали. Какие претензии? Да никаких. Пени за просрочку оплаты коммунальных услуг по электроэнергии не начисляются. Нет ни штрафов, ни административных взысканий. Не отражается факт неоплаты ЖКУ и в кредитной истории. Так что отбоярился - и можно снова копить долги. Получается, одному на всех плевать, а эти все вынуждены за него платить.

Цена репутации

А как работают с неплательщиками в тех самых странах, система организации ЖКХ в которых вроде бы послужила образцом для нашей реформы?

- Мы изучали опыт некоторых стран Европы, - рассказывает Татьяна Иванова, несколько лет занимавшая в «КРЭС-Альянсе» должность первого заместителя генерального директора. - Там у человека есть идентификационная карточка, на которой записано все: задолженности, наложенные штрафы, насколько исправно они погашались и т. д. Западная экономика построена на кредитовании. Жилье, машина - все в кредит. И если ты не оплачивашь коммунальные услуги, ведешь асоциальный образ жизни, у тебя сложится реноме неблагонадежного человека. В итоге ты можешь обслуживаться только по высоким тарифам, причем в большинстве случаев - исключительно по предоплате. Кредита же не увидишь, как своих ушей.

- А если человек не платит в силу тяжелой жизненной ситуации? - спросила я.

- Там хорошая социальная поддержка. Специальные службы изучают условия жизни должника и выясняют, почему он не может платить. Если ситуация не связана, к примеру, с пьянством, то человеку назначают социальное пособие, которое покрывает все коммунальные расходы в пределах социальных норм и дает возможность жить и учиться или искать работу. Чтобы голова у него болела не о том, где взять деньги, чтобы расплатиться, а о том, как решить свои основные проблемы и уйти из-под опеки социальной службы. Вот и получается: деньги, которые в нашей стране РСО тратят на юристов, они собирают со всех потребителей. А в Европе претензионную работу оплачивают сами должники. В результате энергоснабжающие компании могут позволить себе не содержать большой штат. Это выгодно и потребителям, потому что уменьшает тариф, и фирме, поскольку повышает ее конкурентоспособность. Ведь чем меньше расходы компании, тем ниже стоимость ресурса или услуги.

Звонят - откройте дверь!

Приведем опыт работы шведской компании «Питео Энерджи». Оплатить оказанные услуги потребителю предлагают в течение 8 дней. Как правило, 99 процентов в эти сроки укладываются. Должнику же присылают напоминание, которое стоит для него 50 крон (примерно 230 рублей). К тому же с момента просрочки начинает накапливаться пеня.

- Мы штраф платим в размере стоимости банковского кредита. А у них пеня на начальном этапе работы по взысканию в три раза больше этой ставки, - поясняет Татьяна Иванова. - То есть если компания возьмет кредит под 4 процента годовых, чтобы расплатиться со своими поставщиками, то с должников получит в несколько раз больше. Поэтому она готова активно работать с ними. Но тем это совсем невыгодно, поэтому стараются поскорее расплатиться.

Если напоминание не возымело действия, еще через 9 дней посылается следующее - стоимостью уже 160 крон. Через 11 дней компания направляет письмо в социальную службу. Это еще 95 крон из кармана должника. Потом он получает письмо, предупреждающее о последствиях несоблюдения условий договора, то есть в том числе о предстоящем отключении его от ресурса. В письме есть и подробная инструкция о способах энергосбережения, вплоть до советов закрывать форточки, чтобы тепло не уходило. Оно стоит еще 200 крон. Одновременно являются представители соцслужбы и заботливо предупреждают человека о том, как ему не замерзнуть в условиях прекращения подачи тепла.

А что если он попробует отпираться, как делают многие наши неплательщики: мол, я ничего не получал? Тогда к нему с тем же письмом приходит посыльный. И это стоит уже 850 крон. Если дверь не открывают, посыльный фиксирует у соседей, что он был. Упорное нежелание должника получать послания от энергоснабжающей компании ему же выходит боком. В любом случае считается, что он предупреждения получал. Следующий этап - отключение ресурса и начало судебной тяжбы.

Наделал долгов - снимай квартиру

Отопление и холодную воду у нас, повторюсь, отключать нельзя. Но вот горячую воду и электричество за неуплату тоже вполне могут «отрубить».

- А если я уехала, к примеру, за границу, и счет пришел в мое отсутствие? - попыталась я примерить на себя жизнь в Швеции.

- Вы заранее должны были позаботиться о том, чтобы заплатить, - ответила Иванова. - Если не позаботились, считается, что виноваты вы, а не компания. То есть оплатить оказанную услугу - ваша святая обязанность, а не головная боль энергетиков.

Интересно, что в Финляндии, Эстонии, где распространена такая форма собственности на жилье, как акционерные общества, совет акционеров может выселить нерадивого жильца на несколько лет даже за то, что он нарушает принятые в этом доме правила совместного проживания. Например, скандалит, слишком громко включает музыку, не говоря уже о долгах. В последнем случае его квартиру сдают внаем, погашают долги, после чего «изгнанник» может вернуться. Предполагается, что, помыкавшись по съемным квартирам, он научится уважать своих соседей. Жестко, но, надо полагать, очень действенно.

Кто везет, на том и едут?

У нас тариф на тепло и электроэнергию устанавливается правительством. Львиная доля - федеральным и приблизительно на четверть - региональным. Он для всех жильцов одинаков, и никто не имеет права его изменить.

- В Англии, Швеции, Германии, других странах существуют тарифные планы на услуги энергоснабжения. Поэтому тарифы могут быть разные на все случаи жизни, - отмечает Татьяна Иванова. - Если ты неблагонадежен, с тобой работы больше. Соответственно, и тариф у тебя будет выше. К тому же с тебя потребуют предоплату. В Англии, к примеру, неблагонадежному клиенту компания за свой счет устанавливает счетчик. И пока он не бросит в него монетку или не вставит банковскую карту, - свет включить не сможет. Кончились деньги - «кончается» свет.

- В нашей стране, пожалуй, тоже было бы полезно ставить такие счетчики. Только кто ж работника компании в квартиру пустит? - парировала я.

- Там таких проблем не возникает. Потому что в следующий раз к тебе придут уже с полицейскими. А с ними в Европе спорить себе дороже: это называется неповиновением и карается законом.

То есть в благополучных странах нарушение общественного порядка наказуемо, и наказание это действительно неотвратимо для всех. Поэтому вменяемому человеку дешевле и спокойнее этот порядок соблюдать. Чем больше компания уверена в своем клиенте, тем ниже для него тариф. Прежде всего потому что в этом случае ей не надо брать кредит, чтобы расплатиться с ресурсоснабжающей организацией. Государство следит только за тем, чтобы тарифы не вздергивались. Но не устанавливает вот так, как у нас, всем под одну гребенку. У нас нет возможности применять экономические стимулы для поощрения добросовестных потребителей.

- Народ ведь как думает: «Хочу - плачу, не хочу - не плачу. И ничего мне за это не будет». Так ведь и в самом деле не будет! - сказала в заключение беседы Татьяна Иванова. - Сколько законодательство ни ужесточали, все пока без толку. Потому что самое главное в борьбе с неплатежами, как и с любыми другими нарушениями закона, - не жесткость, а неотвратимость наказания. А у нас эта система работает по принципу «кто везет, на том и едут».

Оксана ДУШЕНЬКОВСКАЯ.