Чувство эйфории, охватившее страну во второй половине восьмидесятых, сопровождалось радужными надеждами, мол, еще немного - и потекут молочные реки в кисельных берегах. Этакое легкое коллективное безумие - словно население огромного государства разом впало в измененное состояние сознания и перестало, за редкими исключениями, адекватно оценивать ситуацию. Нам так хотелось верить, что мир, наконец, меняется к лучшему! А первые признаки близкого уже развала представлялись слишком незначительными, чтобы обращать на них внимание. Такова была атмосфера, когда в Мурманск приехал Горбачев.

Половина нашего курса во главе с моим другом, нынешним тележурналистом Сергеем Юдковым, сбежала с лекций. Студенты-историки мурманского пединститута отправились наблюдать историческое событие - приезд руководителя державы. Да не одного, а с супругой, что по тем временам вообще было чем-то из ряда вон. Судя по количеству людей на улицах, жаждущих пообщаться с генсеком, уже имевшим славу любителя потолковать «за жизнь», половина предприятий и учреждений областного центра в тот день не работали.

Даже специально привлеченным силам не всегда удавалось сдержать толпу. «Народ стал напирать на нас… и кричать: «Михаил Сергеевич, идите к нам, поговорите с нами!» - описывает ситуацию, сложившуюся в торговом порту, Алексей Сусликов, тогда курсант высшей мореходки, стоявший в оцеплении. - Явно получая удовольствие от такого внимания, Горбачев улыбнулся и пошел в сторону толпы. Что тут началось! Люди закричали, начали прорываться сквозь оцепление, щедро осыпая тумаками наши спины в тонких бушлатах. Толпа прорвала оцепление и ринулась к вождю».

В тот же день беседу с трудящимися в торговом порту показали по центральному телевидению. «Смотрел по ТВ беседу Горбачева с рабочими на верфи Мурманска, - записал в ту пору в дневнике ученый и писатель Лев Остерман. - Судя по лицам и поведению, рабочие настоящие, не отобранные. Настроены вроде бы сочувственно. Но в московском троллейбусе слышишь, как такие же рабочие открыто «несут» Горбачева - в магазинах-то пусто! То, что они его могут «нести», ничего не опасаясь, уже не больно-то ценится. Привыкли».

«Новое мышление» перехлестывало через край и приводило к эпизодам, которые прежде были немыслимы. «Вышли на улицу, где собралось человек двести народа, - вспоминал начальник Всесоюзного рыбопромышленного объединения «Севрыба» Михаил Каргин, - Горбачев оказался в своей стихии, и пошла говорильня. Обнаглевший, известный сутяжник и демагог Фудзияма Орловский задал Горбачеву вопрос: «Михаил Сергеевич, а вы знаете, кто стоит рядом с вами?» Генсек отвечает, что рядом с ним стоит первый секретарь обкома партии. Фудзияма продолжает: «А вы знаете, что он защищает воров и пьяниц?» И вот наш генеральный секретарь объясняет этому проходимцу, что Птицын В. Н. человек порядочный, что он много делает для Мурманской области, что он заслуженный в партии человек и т. д. Вот такая получилась «гласность», вместо того чтобы поинтересоваться, почему эта толпа собралась здесь во время рабочего дня? Можно твердо заявить: в дни пребывания четы в городе все, кто мог уйти с работы, уходили в поисках мест, где можно пообщаться с самим генеральным секретарем».

Визит начался 30 сентября 1987-го - с Мончегорска. Горбачев осмотрел город, побывал на комбинате «Североникель», в городском Доме техники ознакомился с выставкой, рассказывающей об истории освоения месторождений Кольского полуострова, горнодобывающей и металлургической промышленности края, встретился с руководителями и рабочими комбината «Североникель», производственного объединения «Апатит», Ловозерского и Ковдорского ГОКов, учеными Кольского филиала Академии наук СССР.

1 октября в Мурманске возложил цветы к памятнику Ленину, венок к памятнику защитникам советского Заполярья, совершил поездку по районам массовой жилищной застройки города, побеседовав при этом с главным архитектором области Игорем Нерушем, осмотрел квартиры высотного жилого дома 93-й серии по улице Скальной, 13, где, по воспоминаниям старожилов, покритиковал излишне темный цвет обоев. Еще побывал на борту атомного ледокола «Россия», в объединении «Севтехрыбпром», на рыбокомбинате и даже в магазине «Океан».

Вечером Михаил Сергеевич принял участие в торжественном собрании, посвященном вручению Мурманску ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» и лично прикрепил награды к знамени города. 2 октября партийный лидер встречался с представителями новой тогда для нашего региона нефтегазовой отрасли - работниками объединений «Арктикморнефтегазразведка» и «Союзморгео», затем отправился в Североморск (очевидцы утверждают, что накануне его приезда дело во флотской столице дошло до покраски асфальта из краскопульта), где посетил новейший атомный подводный ракетоносец ТК-13 - лодку проекта 941 «Акула», побывал на атомном ракетном крейсере «Киров», вручил группе военнослужащих ордена и медали.

Вернувшись в Мурманск, встретился с членами бюро обкома партии, советским и хозяйственным активом городских и областных организаций. Раиса Максимовна ездила как вместе с мужем, так и по отдельному графику, побывав в мурманском дошкольном детском доме, в музее поморского быта, размещавшемся в Благовещенском храме Колы. Вечером 2 октября супруги улетели в Москву.

Нынешние власти страны регулярно общаются с простыми людьми и лично, и по видеосвязи. Что мы воспринимаем как должное. А тогда разговоры с народом, происходившие всюду, где оказывался Михаил Сергеевич, были экзотикой, заменявшей многим теперешние телесериалы. Их смотрели жадно, впитывая все, вплоть до деталей одежды и поведения генсека и его жены. Вот и во время визита на Кольский полуостров встречи с населением невольно отодвинули на второй план главное официальное мероприятие. А между тем оно заслуживало самого пристального внимания. Еще 6 мая 1985 года Мурманску было присвоено звание города-героя, но более двух лет регалии оставались неврученными. И вот теперь, что называется, награда нашла героя - почти полумиллионный город за полярным кругом.

Знаковой оказалась и речь Горбачева на посвященном этому событию торжественном собрании, имевшая широкий резонанс, в том числе международный. Руководитель государства выдвинул в ней шесть инициатив, названных впоследствии мурманскими: создание безъядерной зоны в Северной Европе, ограничение военно-морской активности в прилегающих к этому району морях, организация мирного сотрудничества по рациональному освоению ресурсов Севера, содействие научному исследованию Арктики, принятие мер по охране окружающей среды, открытие в зависимости от нормализации международных отношений Северного морского пути для прохода иностранных судов при советской ледокольной проводке с правом захода в советские порты.

Особенностью «мурманских инициатив» явилось то, что они учитывали интересы всех государств региона, соблюдая принципы равенства и одинаковой безопасности. Это был призыв к открытости, диалогу, добрососедству. Кроме того, то выступление стало своеобразным прологом для начавшегося 6 октября 1987 года визита в СССР президента Финляндии Мауно Койвисто.

Вот так и вышло, что Мурманск внес весомый вклад в дело мира и разрядки. А инициативы генсека считаются ныне первым шагом к современному сотрудничеству в Арктике.

Региональные и городские мурманские власти тоже откликнулись на речь партийного лидера. В первую очередь работой по устранению высказанных в ней и в беседах с трудящимися критических замечаний. Таковых набралось больше двух десятков, среди них низкий уровень производства товаров народного потребления, нехватка детских садов, школ, медицинских, культурных и спортивных учреждений, малое количество теплиц, плохая экология в Мончегорске, недостаточная забота мурманского горисполкома о благоустройстве города, отсутствие в областном центре набережной, отсутствие в Минькине уличного освещения и так далее. Среди отмеченных недостатков фигурировали и низкие темпы жилищного строительства. С учетом нынешнего почти полного отсутствия строительства жилья в нашем крае такая критика выглядит изощренным издевательством. Вот уж действительно, все познается в сравнении.

По горячим следам визита 14 октября 1987 года Мурманский облисполком утвердил план работы по ликвидации указанных недостатков. В тот же день в Москве в издательстве политической литературы был подписан в печать сборник материалов о поездке руководителя страны на Кольский полуостров, вышедший вскоре тиражом 500 тысяч экземпляров. Еще до этого, 8 октября, Политбюро ЦК КПСС «заслушало информацию Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева о поездке в Мурманскую область и одобрило итоги проделанной им работы». 10 марта 1988 года было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по ускорению экономического и социального развития Мурманской области в 1988-1990 годах и в период до 2005 года». Выполнить из намеченного в нем успели немногое…

Прошло всего несколько лет, и жизнь без остатка развеяла прекраснодушные перестроечные мечты. И по-иному, чем прежде, воспринимаются теперь слова, зафиксированные в стенограмме одной из бесед Горбачева с трудящимися нашего края: «Голоса: Будем стараться, чтобы годы перестройки оставили такой же след, какой оставил семнадцатый год. М. С. Горбачев: Я думаю, вы правильно вопрос ставите. И мы так же понимаем. Наша перестройка - это та же революция. Без выстрелов, но глубоко и всерьез».

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ, сотрудник Государственного архива Мурманской области