(Окончание. Начало в № 133).

Рога и клыки

Нас, выходящих из вертолета, приветствуют радостные обитатели этого места - временного поселения Уйма, по названию речки рядом. Принимают посылки, ведут в жилище. Оно встречает печным теплом и светом от дизель-генератора, тарахтящего за стеной. Четверо оленеводов, пара собак - вот и все жители Уймы. Рядом с домиком - нарты, совершенно бесполезные сейчас, осенью. Поэтому, помимо вертолета с членами избирательной комиссии, связь с миром поддерживается только редкими рейсами вездеходов. До Ловозера отсюда почти полсотни километров по бездорожью.

Единственное строение и превращается в пункт для голосования. Импровизированный, но с соблюдением всех правил. Есть стол с секретарем, которая проверяет паспорта и выдает бюллетени, ширма, заменяющая кабинку для волеизъявления оленеводов.

Первым голосует Гаврил Кириллов. Отправив заполненные бюллетени в прозрачную урну, он попадает в руки журналистов. Как не расспросить, чем живут обитатели такой глуши?

Но первый вопрос: а где же олени? Оказывается, пока корма много - ягеля, грибов, - животные уходят далеко в тундру. Но скоро будут здесь. Поэтому двое оленеводов ушли поправлять заграждения. Бригада, работники совхоза «Тундра», находятся тут с июля. И останутся еще на два месяца - до той поры, пока не погонят рогатых в кораль.

Гаврил Кириллов.

- У нас от 8 до 15 тысяч голов оленей, на них четыре бригады. Из нашей бригады здесь шесть человек, остальные пока в Ловозере, - объясняет Гаврил Кириллов.

Сам он в тундре с детства. Говорит, что привык, хотя со стороны жизнь здесь иначе как экстремальной не назовешь. Из опасностей - медведи.

- Медведи бывают, особенно во время отела важенок. А так они боятся человека, поэтому часто не встречаемся, - буднично рассказывает пастух. - Питание на вездеходах или снегоходах привозим. В основном во время заезда, сразу на несколько месяцев. Рыбу ловим. Мясо оленье во время забоя есть.

Выборы в тундре, конечно, событие. Его ждут. Часть кандидатов местному электорату знакома - еще дома смотрели про них по телевизору. Чего ожидают от новых народных избранников? В принципе, немногого.

- Голосуем, надеясь, что власти будут лучше к людям относиться, голосуем за лучшее, - говорит оленевод.

Природа по наследству

Последним бюллетени заполняет Роман Аникин. Он в тундре работает 20 лет. Это по наследству. Деды все были оленеводами. Один, по линии матери, Федор Юрьев, воевал в оленетранспортных батальонах. Пришел с войны и еще до 62 лет проработал оленеводом. Его внук отучился в ПТУ, по специальности оленевод-механизатор.

- Но основной опыт в тундре набирается, - уверен Роман. - В тундре за год проводим до 10 месяцев. Жена Татьяна тоже в тундре работает, в одной бригаде, часто вместе. И зимой тоже. Самое важное здесь - теплая одежда. Жена из меха оленя шьет и на нас, и другим. У нее и мама шила, и сестра, передалось умение. Рабочая одежда без узоров, а праздничная - та с узорами. Праздники мы в Ловозере отмечаем. Главный - Праздник Севера, в Мурманск с оленями ездили.

Его троюродные братья, Николай и Андрей Селивановы, не раз побеждали в гонках на оленьих упряжках. Роман говорит, что в тундре скучать не приходится.

- В тундре, помимо присмотра за оленями, ягоды на зиму заготавливаем, работы хватает. Раньше были приемники, радио слушали, сейчас перестало ловить. Но стали спутниковые антенны ставить, телевизоры. У нас в следующем году собираются. А вот сотовой связи нет, - сетует он.

Долго общаться времени, к сожалению, нет. Хотя вопросов про жизнь в тундре еще не на час разговора. Но избирательный пункт сворачивается и грузится в вертолет. Комиссия торопится - впереди еще большой и сложный путь. Следующая точка маршрута - одно из самых необычных мест нашего края.

На семи ветрах

Харлов - остров не то чтобы на семи, а на всех 107 ветрах, да еще и самых сильных в стране. Именно здесь был зафиксирован российский рекорд скорости ветра - свыше 180 километров в час!

Может, и не рекордный, но и сейчас ветер пронизывает насквозь и обдает брызгами то ли дождя, то ли моря. Робинзону Крузо досталось куда более комфортное место! Но и тут люди обжились давно и крепко.

Раньше здесь были метеостанция и маяк, база ученых. Теперь остались только военные. На острове расположен радиотехнический пост наблюдения Кольской флотилии разнородных сил Северного флота. Такие подразделения расположены по всему побережью Мурманской области. Личный состав, в том числе срочники, ведут наблюдение за надводной, воздушной и подводной обстановкой.

В распоряжении - несколько строений, изредка завозимые на корабле дрова (на острове кроме мха и травы ничего не растет), дизель-генераторы.

Прибывших с нами старших офицеров приветствуют трое островитян. В одном из домиков старой, советской постройки вновь разворачивается избирательный участок. Недолгое ознакомление с кандидатами, заполнение бюллетеней - все по-военному четко и быстро. Пока ждем ушедших к аппаратуре троих человек, расспрашиваем про житье-бытье.

На сегодня здесь шесть человек, часть в отпусках. Срочники по 6-8 месяцев служат на Харлове. Доставка военных на этот остров только вертолетом. Помимо основной службы охраняют и следят за выведенными из строя маяком и метеостанцией.

Как позже знакомимся, первые трое, которые встретили нас, это Сергей Бондарь, Максим Роганин, Вадим Иванов. Они представляют пол-России: соответственно Красноярский край, Архангельскую и Тверскую области.

- Первый раз голосуем. Команда прилетела больше, чем людей на острове. Гости у нас редко бывают, удивлены, - говорит Вадим Иванов.

Из развлечений - книжки. Телевизор со спутниковой антенной, возможность связаться с родными.

- Большую часть времени работаем - ремонты, уборка. Погода, сами видите, с сентября испортилась. Мы уже почувствовали ветра. Сегодня шапку унесло у товарища, - продолжает разговор Вадим Иванов.

- Поймали? - интересуются журналисты.

- Обязательно. Военное имущество храним очень бережно, - рапортует военный.

Когда новобранец Вадим в мае уезжал из Твери, было плюс тридцать градусов. Приехал сюда - поразился снегу.

Наверное, самое большое удивление впереди: им предстоит пережить на острове зиму и полярную ночь. А это само по себе уже своего рода подвиг.

Далекий электорат

Избирательная комиссия из Ловозера посещает отдаленку каждые выборы. Геннадий Кравченко, председатель ТИК, работающий на выборах уже десятый год, делится наблюдениями:

- Жизнь в отдаленке, конечно, иная, и выборы здесь - событие, которое разнообразит быт, поэтому жители всегда радуются нашему прилету, встречают как родных, хотят подольше пообщаться. Но и эмоции здесь более сдержанные.

- Что самое яркое запомнилось за это время? - интересуемся у него.

Военные на Харлове.

- Для нас как для организаторов лучшее, когда ничего яркого нет. Должно быть все по закону и штатно. А из мест самое запоминающееся как раз Харлов - наиболее суровое из всех. Скала в море на бесконечных ветрах.

- А угощают хозяева чем-то вкусным, местным?

- Обычно мы стараемся привезти посылки, продукты. Раньше книги доставляли, сейчас не стали.

Впечатлениями поделилась и Елизавета Евсюкова, заместитель председателя облизбиркома.

- Чтобы не быть далекими от участковых избирательных комиссий - стараемся выехать посмотреть, окунуться в работу. В марте страшно иногда отпускать членов комиссии в отдаленку. Ведь зима еще. Есть места, где должен быть очень опытный пилот. Случалось, успевали буквально за несколько минут до сильной метели вылететь, - рассказывает она.

Так что и для членов избирательной комиссии отдаленка не просто экзотика, а серьезная часть работы. Реализация права голоса требует усилий многих людей, и оно предоставляется независимо от погоды и географического положения - хоть в тундре, хоть на далеких островах.