Многие века "Летучий голландец" наводил ужас на моряков, и не только в стародавние времена. А вот мурманским пограничникам он неведом. Ведь они каждые полгода задерживают по два-три "голландца" - судна без названий и опознавательных знаков. Вот и неделю назад, 28 мая, обнаружили очередное. Судно находилось в закрытой акватории Баренцева моря, пребывание в которой требует разрешения контролирующих органов. Но ни документов, ни даже судового журнала на борту не оказалось. Сейчас по данному факту проводится проверка.

Впрочем, эта история о другом. Недавно в областном арбитражном суде рассматривалось дело, где в роли ответчиков выступали не рыбаки-нарушители, а пограничники. Случай, можно сказать, уникальный. Как правило, владельцы "голландцев" стараются решить все вопросы со стражами границы без огласки - известно же: худой мир... А тут подали иск. О признании незаконными действий сотрудников пограничного управления ФСБ России по Мурманской области по задержанию, транспортировке и удержанию судна РМН 10-30.

Задержание произошло в минувшем августе. Несколько месяцев длилось судебное разбирательство. Заслушивались свидетели, запрашивались различные документы. И вот вынесено решение. Судья отказала ООО "РИКО-фиш" в иске. Действия пограничников признаны законными.

Их точка зрения такова: задержанное в закрытом для плавания коммерческих судов районе РМН 10-30, на котором в тот момент не было ни экипажа, ни документов, - бесхозное. А предъявленный предприятием позже судовой билет не является единственным из документов, которые должны подтверждать право собственности. Их перечень определен приказом МЧС России от 29 июля 2005 года за № 500.

- Истцы заявляют, что задержанное судно принадлежит "РИКО-фиш" и построено по проекту 697, - сказал во время судебного слушания представитель ответчика подполковник юстиции Юрий Ефремов. - Документы содержатся в материалах дела. Затем представлен новый документ, в котором указано, что это же судно в 2006 году зарегистрировано в Государственной инспекции по маломерным судам, как судно проекта ПС-120. Но вы должны понимать, что есть определенная модификация, проект любого корабля. И если судно проекта ПС-120, то оно таким и останется. Оно может поменять только класс назначения, но никак не проект, по которому построено. Поэтому ясности, кому принадлежит задержанное судно, до сих пор нет.

Кстати, в ходе процесса назначение оспариваемого судна также кардинально изменилось. В начале оно проходило как РМН 10-30, а затем вдруг трансформировалось в прогулочное судно с другим регистрационным номером...

Впрочем, перипетии с перерегистрацией судна в Государственной инспекции по маломерным судам менее всего интересовали судью. Иск был подан на пограничное управление. Поэтому судья разбиралась с законностью действий моряков-пограничников, задержавших "голландца" отбуксировавших его в Мурманск.

Как выяснилось, 18 августа прошлого года в ходе операции "Путина 2007" экипаж пограничного сторожевого корабля "Урал" в районе размагничивания судов Северного флота обнаружил два промысловых судна без опознавательных знаков и без экипажей. Запросы в дежурные службы соединения СФ о законности нахождения в акватории 11-й эскадры подводных лодок этих "голландцев" и их принадлежности результатов не дали. К тому же на одном были обнаружены почти 17 тонн неучтенной охлажденной рыбы. Поэтому для дальнейшего разбирательства их отбуксировали в Мурманск.

Однако, по словам адвоката "РИКО-фиш", моряки-североморцы не могли не знать, что их судно РМН 10-30 находилось в закрытом районе на вполне законных основаниях. Был подписан договор. Потому заявления пограничников, что дежурный Северного флота не смог объяснить присутствие судна в акватории губы Малая Лопатка, или как ее еще называют губа Западная Лица, мягко говоря, не соответствуют действительности.

Спор сторон мог разрешить ответ командования войсковой части 95155, которая отвечает за эту акваторию. Однако поступившие в суд документы внесли еще большую сумятицу.

В первом ответе, пришедшем на запрос пограничного управления, утверждалось, что "в период с мая по август 2007 года оперативному дежурному войсковой части 95155 на переход, выход, заход плавсредств в губу Западная Лица заявку ООО "Рико Фиш" не подавало". Другими словами, судно РМН 10-30 находилось в акватории незаконно.

Зато в письме на запрос коммерсантов было сказано, что "РМН 10-30 прибыло в акваторию Западная Лица четвертого мая и находилось в губе Малая Лопатка по август 2007 года в соответствии с договором без номера от 3 мая 2007 года... Стоянка гражданского маломерного судна у бочки на рейде губы Западная Лица не является нарушением..." Вот только данный документ поступил от руководства войсковой части 95155а. Дополнительная буква к номеру войсковой части вызвала у судьи искреннее удивление. Что за "а"? И как тогда рассматривать ответ моряков-североморцев на запрос пограничников? В итоге было решено запросить документы проверки военной прокуратуры Северного флота.

Полученные материалы хоть и прояснили ситуацию с задержанием судна, но при этом вызвали новые вопросы, которые выходят за рамки судебного процесса. Так, оказалось, что дополнительное соглашение к уже действующему договору между "РИКО-фиш" и войсковой частью действительно было подписано. В нем действительно значилось, что суда предприятия могут находиться у причала в губе Малая Лопатка. Вот только документа такого уровня для этого недостаточно: необходимо было заключить новый договор. Но мало того, разрешая коммерческим судам нахождиться в акватории базирования подводных сил Северного флота, командование войсковой части нарушило ряд законов, в том числе и касающихся обеспечения безопасности закрытых объектов и территорий.

Подписание подобных договоров с коммерческими фирмами привело к тому, что на причале войсковой части в ночное время перегружалась неучтенная рыбопродукции и вывозилась на грузовиках. Причем коммерческие организации проделывали это систематически.

И хотя адвокат компании "РИКО-фиш" Константин Коротков настаивал в суде, что на судне РМН 10-30 рыбопродукции пограничники не обнаружили, решение, как уже говорилось, было принято не в пользу истца.

- Мы не согласны с вынесенным решением, - говорит Коротков. - Мои поручители предоставили в суд копию договора, согласно которому судно, имевшее ранее регистрационный номер РМН 10-30, находилось у причала войсковой части Северного флота. Но, даже если признать утверждения пограничников, что наше судно находилось на бочке в акватории полигона размагничивания судов СФ, необходимо в любом случае вернуть РМН 10-30 его законным владельцам. ООО "РИКО-фиш" предоставило все необходимые документы, которые подтверждают права на это судно.

В общем фирма намерена обжаловать решение суда. Впрочем, решение суда В законную силу оно еще не вступило, а только после этого оспариваемое судно может быть выставлено на торги, как бесхозное.

Одновременно с судебными тяжбами продолжает свою проверку военная прокуратура Северного флота. Уже известно, что прокурор направил представление, в котором потребовал "в целях устранения нарушений командиру войсковой части, находящейся в договорных отношениях с ООО "РИКО-фиш", расторгнуть договор".

О проводимой проверке командующий Северным флотом Николай Максимов уже извещен.

- Ситуация неоднозначная, но никто шашками махать не будет, - заявил он корреспонденту "Вестника". - Сейчас ведется разбирательство. Если выявится факт или состав преступления, будем принимать меры.

- А может ли ситуация повториться, в том числе в других частях Северного флота?

Отвечая, командующий подчеркнул, что все договоры, которые так или иначе связаны с федеральным имуществом, в настоящее время проходят через Минобороны:

- Теперь все вопросы, в том числе и по поводу аренды пирсов, будут решаться централизованно. Любой подобный документ должен направляться в Москву. Такое решение принял министр обороны. Мы уже прошли тот этап, когда имущество просто отдавали. Вот, к примеру, в свое время передали вышку в муниципальную собственность, а теперь флот за нее платит почти 400 тысяч рублей! Чтобы подобное не повторилось, все решения теперь будут приниматься в Москве.

Фото: Ещенко С. П.
«Летучие голландцы» у борта корабля береговой охраны.
Татьяна АБРАМОВА