На волнах памяти. Или по волнам памяти. Есть такое устойчивое выражение. А знаете, сколько стоит объединить память с волнами?

- Это образно говорится! - хмыкнет кто-то. - Не измеришь. Нелепый вопрос получается.

А вот и ошибаетесь, уважаемый скептик. На снежногорском судоремонтном заводе «Нерпа» ответ на него знает, наверное, каждый из почти двухтысячного коллектива предприятия: 46 миллионов. Именно столько нужно на то, чтобы провести конвертовку и вновь спустить на воду первую отечественную атомную подводную лодку К-3 «Ленинский комсомол».

Напомню, атомоход находится на стапельной плите «Нерпы» с 2005 года. Он по-прежнему числится за минобороны. А значит, и решать его судьбу должно именно военное ведомство. Да пока, похоже, сохранением АПЛ для потомков обеспокоены только судоремонтники. До того момента, когда найдутся деньги на переоборудование подлодки в памятник-мемориал, необходимо хотя бы обеспечить ее безопасную стоянку на воде. Сейчас спустить корабль на воду не представляется возможным.

После того как вырезали реакторный отсек (он уже находится в пункте длительного хранения в Сайда-губе) и заменили его безопасной в радиационном отношении вставкой, корпус лодки остается разделенным на три части.

На так называемую конвертовку и подготовку лодки к спуску на воду как раз и требуется около 46 миллионов рублей. Деньги, скажем прямо, не такие и большие. Для сравнения - гособоронзаказ для флота составляет 7-9 миллиардов рублей ежегодно. «Нерпа» и дальше готова держать лодку у причала. Но со стапелей ее необходимо снять. Ведь уже сейчас на предприятии ощущается нехватка стапельных мест.

В последнее время вопрос еще более обострился. В 2014 году для утилизации на стапель должна быть поставлена плавтехбаза «Лепсе». Для этого нужно убрать оттуда «Ленинский комсомол». Причем сроки принятия решения истекают стремительно. Подготовительные работы по «Лепсе», если соблюдать утвержденный график, должны начаться в этом декабре. Да на конвертовку подлодки нужно полгода.

В общем, июнь-июль превращаются в этакое время «Ч». Но минобороны до сих пор молчит, как молчало все эти годы. Благо хоть не дает приказ об утилизации лодки. Ведь судьба ее стала, как сейчас модно говорить, резонансным делом. За спасение корабля выступают и моряки-подводники, и историки, да и просто неравнодушные к истории собственной страны люди. А «Ленинский комсомол» - это живая (пока еще) история отечественного флота.

И ей самой судьбой предопределено стать музеем атомного подводного флота. Где он будет? Предлагались разные варианты. Лодку готов принять Архангельск. Было и предложение поставить ее в Мурманске, рядом с ледоколом «Ленин». Последний вариант - Васильевский остров в Санкт-Петербурге.

- Для меня лично неважно, где будет стоять К-3, - подчеркнул директор СРЗ «Нерпа» Аркадий Оганян. - Для меня как для человека, как для судоремонтника и офицера запаса важно, чтобы она стала музеем. Это наша история, и мы должны передать ее будущим поколениям. Более того, мы не просим сейчас денег на создание музея. Для начала необходимо просто сохранить К-3.

«Ленинский комсомол» - это память обо всех моряках-подводниках, которые отдали жизнь за то, чтобы рос и процветал наш атомный подводный флот. Государство должно повернуться лицом к этой проблеме. Всего-то и надо для этого сорок с небольшим миллионов рублей.

Сейчас можно высказать робкую надежду, что дело сдвинулось с мертвой точки. Возможно, определенную поддержку окажет Росатом. Ведь утилизация «Лепсе» - это его проект, сроки которого передвигать нежелательно. Есть и другие подвижки.

- На днях вице-президент Русского географического общества Кирилл Чистяков доложил адмиралу Владимиру Куроедову, который возглавляет Клуб адмиралов и является советником министра обороны, о необходимости создания музея первой атомной подводной лодки, - сообщил Аркадий Оганян. - Куроедов доложит об этом министру обороны и президенту страны. Думаю, после этого будут приняты решения о конвертовке К-3 и последующем формировании на ней музея.

Что тут сказать, кроме «дай-то бог». Подлодка верой и правдой служила людям, сполна и с честью исполнив перед ними свой технический и воинский долг. Теперь она разрезана на три части. Ей больно и страшно. И она просит нас о помощи. Давайте поможем, а? Ну давайте!

Игорь ЯГУПОВ