Сейчас уже и не вспомнить, когда это началось. Почему сплошь и рядом официантам, заказывая блюда в столовых, кафе и даже весьма приличных ресторанах, теперь говорят: «рис и котлеты», «гречку и шницель», «пюре и треску». Поначалу такое слегка удивляло, пока не обнаружилось, что это уже нечто вроде всеобщей тенденции.

Но позвольте, как же так? Очевидно, что главным блюдом все же является мясо или рыба. Остальное - гарнир, дополнение, «свита при короле». Всегда было принято при заказе говорить: «курицу с картофелем», «сосиски с тушеной капустой», «эскалоп и смешанный гарнир».

Так, собственно, я продолжаю говорить и до сих пор, рискуя прослыть отставшим от жизни ретроградом. Википедия, кстати, дает совершенно недвусмысленное толкование: «Гарнир (фр. garnir - украшать, наполнять, снабжать) - добавление к основному блюду или напитку, используемое в качестве украшения тарелки или для придания дополнительного или контрастного вкуса».

Пустячная, в общем-то, проблема порядка слов при заказе блюд заставила, однако, убедиться, что своего рода «бунт гарнира» происходит, оказывается, не только на тарелке. Порой возникает впечатление, что многие понятия в современном мире, в политике кто-то целенаправленно пытается сдвинуть, сместить с привычных мест, а то и вовсе перевернуть с ног на голову.

Взять хотя бы ставшие уже чуть ли не привычными демарши бывших эсэсовцев в некоторых прибалтийских странах. Подобным шествиям попустительствуют правительства этих стран, а мировая пресса будто в рот воды набрала.

Что же это получается - в обществе равноправия и толерантности у бывших эсэсовцев тоже есть права на собрания, митинги, марши? Возможно, в Европе возразят, мол, так ведь и у тех, кто воевал против Гитлера, никто не отнимает права праздновать и маршировать.

Это, конечно, так, вот только миллионы антифашистов уже совершили когда-то свой последний марш к рвам Бабьего Яра, печам Освенцима, Майданека и Бухенвальда. А конвоировать их могли, в том числе, и те, кому возможность пройти маршем, например, по улицам Риги придала угасшие было с возрастом силы.

Если от времен ужасных, но далеких перенестись в наши дни, то в первую очередь приходит на ум киевский Майдан. Как хотите, но почти 10 лет со времени «оранжевой революции» меня не покидает ощущение какого-то мухлежа, жульничества.

За тысячелетия истории человечество изобрело более цивилизованные способы выявления воли народа, помимо веча. Майдан же именно таким вечевым сборищем был и является по сию пору - кто громче крикнет и нахальнее преуспеет в нарушении порядка, тот и прав. В общем, типичный бунт гарнира - размазанное по огромной площади человеческое «пюре».

Но тут хоть пюре, а у нас порой и вовсе какие-нибудь хрен с горчицей норовят слезу вышибить своей горькой оппозиционной долей. Еще у всех на памяти десятилетний плач фанатов Михаила Ходорковского. По некоторым раздававшимся из этого стана заверениям, после освобождения Михаилу Борисовичу одна дорога - верхом на белого коня и в Кремль под умилительные рыдания счастливых избирателей. Правда, к вящему разочарованию адептов Ходорковский на свободе, похоже, навсегда зарекся от политики.

Или те же плясавицы из, прости господи, Pussy Riot, с какого-то перепугу решившие, что именно они вправе ткнуть носом миллионы неразумных, погрязших в «религиозном дурмане» русских.

Скажем, телеканал «Дождь» всегда говорил о своей оппозиционности, то есть представлении интересов меньшинства. Но их опрос о сдаче гитлеровцам Ленинграда, чтобы избежать жертв блокады, переходит все нравственные границы.

Разумеется, вокруг расторжения договоров о вещании с кабельными операторами тут же поднялась шумиха - мол, душат свободу слова. Почему-то никому из таких крикунов не приходит в голову мысль об элементарной брезгливости.

Собственно, и я не подал бы руки тем недоумкам, что под разговоры о политкорректности считают допустимым задавать вопросы, способные оскорбить блокадников, которые еще живы, и память тех, кто погиб от голода и бомб, но отдать город врагу не захотел.

Оппозиционное меньшинство с детской непосредственностью требует одинаковых с большинством прав и возможностей. Но тогда берите на себя и такую же ответственность. Выработайте программу, доведите ее до каждого гражданина, завоюйте электорат и станьте большинством. Тогда и указывайте, кому и что делать. Кстати, еще посмотрим тогда, как вы к меньшинству отнесетесь.

Но это, конечно, процесс долгий да еще с непредсказуемым результатом. А тут - рубаху рванул, слезу страдальческую за простой народ пустил - и при деле.

Предвидя возможные вопросы, отвечу на них сразу же. Нет, не заказной. Нет, не проплаченный. Тогда зачем все это написал? Просто решил поделиться своими наблюдениями с размышляющей частью аудитории.

Хочу, чтобы как можно больше людей задумались о том, что происходит вокруг. А еще, чтобы все помнили - главный на тарелке все-таки бифштекс, а не какой-нибудь гарнир, чтобы он о себе ни думал.

Фото:
Фото:
Игорь КАТЕРИНИЧЕВ