Страшно неловко бывает за человека, внезапно угодившего в чуждую для него атмосферу. Потребуйте от шеф-повара прокрутить десяток фуэте, а от балерины - три кило свиного фарша... Это вам смешно. А им?

Похоже, так же не до смеха было и вице-губернатору Владимиру Лавленцеву, которого Смольный откомандировал на переговоры с мастерами граффити. Целью переговоров была легализация деятельности граффитистов и придание ей планового характера... Ну это как разработать расписание для снега исходя из наличия уборочной техники. Чиновники постарались, составили список, в который включили аж 102 адреса, где можно разрисовывать стены. И Лавленцев направился презентовать этот список.

Желание наладить дружбу с уличными художниками созрело после ставшей знаменитой истории портрета Виктора Цоя. Гигантское граффити - около 30 квадратных метров - в середине августа появилось на стене электроподстанции во дворе между домом № 8 по улице Восстания и домом № 5 по Маяковского. Администрация Центрального района в полном соответствии с кучей законов и правил совсем было уж собралась дать команду закрасить.

Но вовремя вспомнила, что и. о. губернатора как-то обмолвился, что неравнодушен к Цою. По его желанию портрет и сохранили. С одной стороны, как дань уважения к вкусам и. о., с другой - действительно здорово нарисовано. Авторы портрета - артель вольных художников HoodGraff (с намеком на Робина Гуда, только не со стрелами, а с баллончиком краски для Graff-ити) - стали знаменитостями. А их работа - исключением из общих правил, прописанных в законе «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге».

Другие работы той же группы известны лишь ценителям. На стене дома № 9 по Введенской улице (Петроградский район) они начертали портрет Тони Хоука, профессионального скейтбордиста 47 лет от роду, прославившегося умопомрачительными прыжками на доске с роликами. Портрет сопровожден цитатой: «I wont quit skating until I am physically unable» («Я буду кататься на скейте, пока могу»).

Во дворике дома № 37 по Литейному проспекту - Альберт Эйнштейн и его слова «Нам нельзя терять веру в человечество, поскольку мы сами - люди».

На улице Марата, 16, - чернокожий рэпер Доктор Дре (Dr. Dre) с цитатой «If it is not edited right. It is shit». Примерный перевод - «То, что не исправлено, - дерьмо».

Портреты отменные. Но незаконные. Как незаконно любое «самовольное нанесение надписей и графических изображений». Наказание - административный штраф на граждан в размере от одной до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от пяти до двадцати тысяч; на юридических лиц - от десяти до шестидесяти тысяч. Это скучный и упорядоченный язык закона и чиновника.

Лавленцев взял на себя задачу поговорить с людьми, которые привыкли к общению на другом языке. Он им - о перечне разрешенных для творчества поверхностей и процедуре согласования. Они ему - о свободе самовыражения. Он - о заборах, стенах гаражей и каких-то котельных. Они - о брандмауэрах в центре.

Надо отметить, что чиновники сделали все возможное, чтобы удовлетворить взыскательным вкусам граффитистов. Для свободного разрисовывания художникам отдали четыре брандмауэра на Петроградской стороне, три - на Исполкомской улице, стену дома № 23 по улице Достоевского и дома

№ 11 в Дерптском переулке. И - никакой благодарности. Граффитисты брандмауэры приняли со спокойным достоинством. Но тут же заявили, что хотели бы расписать стены и в более престижных местах. К примеру, вдоль Невского проспекта, около станций метро «Василеостровская» и «Петроградская»... Но на первое время, мол, им и 102 адресов хватит.

Знаменитых людей с цитатами в мире еще много, сил у граффитистов - тоже, а уж краски в баллончиках - неисчерпаемо. Вот только стен в Петербурге может не хватить.

Наталья ОРЛОВА, газета «Санкт-Петербургские ведомости»