Продолжение. Начало в № 201, 206, 217.

4. Янки получили по носу у Святого Носа

1 мая 1960 года под Свердловском силы советской противовоздушной обороны сбили американский самолет-шпион U-2. На картах, обнаруженных в кабине пилота, был обозначен маршрут полета над территорией СССР - от Аральского моря до Мурманска. Разразился международный скандал. Лидер Страны Советов Никита Хрущев отменил запланированную встречу с президентом США Дуайтом Эйзенхауэром. Уцелевшего и схваченного штатовского летчика Гэри Пауэрса решили судить показательно. Следствие по его делу шло полным ходом, председатель КГБ Александр Шелепин готовился лично подписать обвинительное заключение, генеральный прокурор самого большого государства планеты Роман Руденко делал наброски обвинительной речи. И никто не ожидал, что США, оказавшиеся в положении вора, пойманного за руку при попытке залезть в чужой дом, тут же решатся на новую «кражу». Но они - решились.

Цель на радаре

Внимание оператора Михаила Фрыкина привлек чуть заметный всплеск новой отметки на индикаторе радиолокационной станции. Откуда она взялась? Офицер наведения прекратил занятия с расчетом, вгляделся, оценил обстановку…

- В этот день я с коман­дующим (10-й армией ПВО. - Прим. авт.) генерал-лейтенантом авиации Петрухиным на самолете Ил-14 вылетел в Североморск на совещание, - рассказывал бывший офицер штаба соединения ПВО подполковник Леонид Гомзяков. - На аэродроме нас встретил начальник штаба соединения полковник Землянушкин. Позавтракали с ним и поехали в штаб. Примерно в 13.00 - телефонный звонок. Докладывают: со стороны Норвегии в нашу сторону движется воздушная цель на высоте 9000 метров и со скоростью 800-900 километров в час. Через некоторое время - второй звонок: цель приближается к Кольскому полуострову и находится на удалении 80 километров от побережья. Петрухин спросил Землянушкина: «Что сегодня в дежурной паре?» Ответ: «МиГ-19 и Су-9». Петрухин: «Давайте команду «МиГ-19».

- Обычное было дежурство, - вспоминал впоследствии полковник в отставке, а прежде капитан, командир звена 174-го гвардейского истребительного авиаполка Василий Амвросиевич Поляков. - Осложнений не предвиделось, а к вечеру вдруг сигнал. Подбегаю к самолету, а двигатель уже запущен: техник Денисенко хорошо знал свое дело. Взлетел - и сразу пошло наведение с командного пункта. Понимал ли я, что предстоит встреча с американским бомбардировщиком, вооруженным двумя 20-миллиметровыми пушками? Нет, думал, что меня наводят на учебную цель. И вдруг слышу команду: «Перезарядить оружие». Тут стало ясно, что поединок предстоит реальный. Сближаюсь с целью и вижу иностранный самолет…

«Хорьки» и «вороны»

Это был американский RB-47Н, которым командовал капитан Уильям Палм. С «хорьками» - так штатовцы именовали членов экипажей самолетов-шпионов - в этом рейсе соседствовали «вороны» - бортовые операторы радиолокационной разведки - капитан Юджин Поуза и 1-е лейтенанты Дин Филлипс и Оскар Гоуфорт. Вылетев с расположенной в британском Брайз-Нортоне военной базы США, крылатая машина, под завязку начиненная шпионской аппаратурой, к которой, к слову, пилотов и близко не подпускали, вышла на секретный маршрут «Бостон Кэспер». Он выводил к границе СССР в районе мыса Святой Нос. В 17.28 незваный воздушный гость пересек незримую рубежную черту.

- Над СССР самолет все время уклонялся в глубину территории, - отмечал впоследствии второй пилот штатовца Фримэн Олмстед. - Когда штурман Джон Маккоун докладывал командиру об этом, тот отвечал: «Сам знаю!» Палм был весьма опытный пилот. С подобными заданиями он облетел едва ли не весь земной шар. Такой мог вполне обойтись и без штурмана.

Заметив за спиной подошедший МиГ-19, Олмстед закричал: «Внимание, внимание, истребитель по правому борту!» Палм оглянулся и воскликнул: «Черт, из какого ада выпрыгнул этот русский парень?» Советский летчик между тем вел переговоры с командным пунктом. В радиоэфире они звучали так.

Поляков: «Вижу цель. Движется в сторону материка».

Аэродром Килпъявр, штурман наведения - старший лейтенант Котляров: «Подойди поближе. Определи принадлежность».

Поляков: «Это РБ-47. Хорошо видны опознавательные знаки американских ВВС».

Котляров: «Перезаряди оружие и сажай».

Эволюциями самолета капитан Поляков приказал американцу: следуй за мной! РБ-47 стал уклоняться севернее. При скорости, с которой он летел (900-950 км в час), уйти в нейтральную зону ему бы хватило и минуты.

Поляков: «Приказа не слушается. Что делать?»

Котляров (после паузы): «Уничтожить!»

Казнить или миловать?

В следующую минуту два спаренных левых двигателя нарушителя воздушной границы были поражены очередью МиГа. Штатовец потерял управляемость и начал падать в море. Маккоун и Олмстед катапультировались. Через 6 часов их подобрали советские рыбаки. О неожиданной «находке» они открытым текстом сообщили по радио в Йоканьгу. Оттуда на Ан-2 уцелевших «хорьков» перевезли на Кольский полуостров. Обнаружили и тело Палма, погибшего от переохлаждения. «Воронов» так и не нашли.

- Когда я вернулся на свой аэродром, сразу же написал боевое донесение, - сообщал позже Поляков. - Время моего дежурства еще не вышло, и прилетевший командующий спросил меня, могу ли я продолжать дежурить? Я ответил: «Конечно». Сначала у командования даже были сомнения - не свой ли это был Ту-16. Но объективные средства фотоконтроля подтвердили, что это американский RВ-47Н. Чуть позже в полку поползли слухи: мол, самолет не надо было сбивать, с американцами, дескать, начались переговоры, и в верхах недовольны.

Мгновенно среагировав на случившееся, правительство США объявило, что полет сбитого Советами самолета преследовал научно-исследовательские цели и совершался в нейтральной зоне. Однако данные советских РЛС четко указывали на то, что последняя часть маршрута штатовского авиаразведчика пролегала над территориальными водами СССР. Тем не менее упал воздушный шпион уже вне их пределов. Ситуация сложилась щекотливая. Встал вопрос: не было ли уничтожение RВ-47Н ошибкой и, следовательно, «казнить или миловать» сбившего его летчика?

- По фотопленке определили, что атака по всем параметрам была идеальной, - уточнял Леонид Гомзяков. - Расход боеприпасов - 111 30-миллиметровых снарядов. Кстати, насчет мотивов. Донесение командующего в Москву поручили подготовить мне. Переписывал его несколько раз: никак не могли найти подходящую формулировку. В окончательном варианте записал так: «Действия капитана Полякова были вызваны личной ненавистью к американским агрессорам».

Летчика спас Хрущев

Подобная терминология не казалась тогда необычной. Наоборот, полностью укладывалась в русло существовавших пропагандистских штампов. «Воздушный пират нагло приближался к границам нашей Родины и вскоре вторгся в советское воздушное пространство, - описывала 19 июля 1960 года бой у Святого Носа газета соединения ПВО. - Тогда с КП была подана команда на уничтожение стервятника. В эту секунду сердце пламенного защитника Родины загорелось неудержимой ненавистью к врагу. Посланец Пентагона дрогнул и полетел вниз, в холодные волны Баренцева моря. Закончилась бесславная карьера американского экипажа-разведчика». Но прежде чем инцидент с янки был описан столь высоким стилем, произошло еще немало важных событий.

- Через три дня мне приказали прибыть в Москву, - пояснял Василий Поляков. - Жена плакала, мол, посадят тебя. Сослуживцы похлопывали по плечу, держись, или со звездой Героя вернешься, или сразу в кутузку отправят. Хотя сработали мы предельно четко, самолет нарушил госграницу, шел на Архангельск, на мои сигналы не реагировал, и тем не менее со мной могли поступить по-всякому. В столице, на Лубянке, я присутствовал на очной ставке со сбитыми мной Олмстедом и Маккоуном. Их допрос проходил параллельно с завершением следствия по делу их «коллеги» Пауэрса. И второй пилот, и штурман признали, что их самолет нарушил наше воздушное пространство.

Говорят, что от наказания Полякова спас сам Хрущев. Когда Никите Сергеевичу доложили о случившемся, он якобы спросил, где произошел инцидент. Ему сказали, что в районе мыса Святой Нос. Первый секретарь ЦК КПСС тут же скаламбурил: в том смысле, что, мол, сунули свой нос к нашему и получили по носу. 12 июля 1960 года он выступил на пресс-конференции в Кремле и заявил, что американский военный самолет в Баренцевом море близ Кольского полуострова нарушил государственную границу СССР. В данном случае вторжение было пресечено в самом начале, поэтому советское правительство ограничилось лишь уничтожением этого самолета. Экспрессивный советский лидер подчеркнул, что обещания администрации США прекратить разведывательные полеты «гроша ломаного не стоят». Предупредил он и правительство Великобритании, с территории которой отправился в последний рейс воздушный шпион, что подобные «агрессивные акции могут стать опасными для английского народа».

Ответный удар не состоялся

Благодаря Хрущеву летчик-мурманчанин был огражден от любых проявлений начальственного гнева. В тот же день, 12 июля, появился указ о его награждении орденом Красного Знамени «за выполнение боевого задания по уничтожению самолета-разведчика США, вторгшегося 1 июля 1960 года в пределы Советского Союза». Награду ему вручил Председатель Президиума Верховного Совета СССР Леонид Ильич Брежнев - будущий генсек. Получили ордена и сослуживцы Полякова: готовивший МиГ к боевому вылету техник В. Денисенко - орден Знак Почета, а штурман наведения А. Котляров - орден Красной Звезды.

Инцидент у Святого Носа стал хрестоматийным и вошел в историю советских сил противовоздушной обороны. После уничтожения RB-47Н турецкие и японские власти потребовали от американцев ликвидировать секретные базы самолетов-разведчиков янки, находившиеся на территории этих стран. Турцию также тайно покинули и британские пилоты, привлекавшиеся для шпионских полетов против СССР. Руководство Штатов рассматривало возможность нанесения «ответного удара» - захвата советского самолета или корабля независимо от места его истинного нахождения, с тем чтобы объявить его «нарушителем границы» и раздуть вокруг этого факта мощную пропагандистскую кампанию. Но в конце концов Эйзенхауэр принял решение не осложнять и без того напряженную международную обстановку.

В январе 1961 года, когда его сменил на президентском посту Джон Кеннеди, Маккоун и Олмстед были переданы американским властям в знак доброй воли и стремления улучшить отношения с Соединенными Штатами при новом правительстве. Вернулся на родину и Палм - в цинковом гробу. Тело одного из бортовых операторов радиолокационной разведки американского самолета - Юджина Поузы осенью того же 1960 года обнаружили в море мурманские рыбаки. Его доставили на берег и захоронили. Со временем следы той могилы затерялись. В наше время совместная российско-американская комиссия по делам военнопленных и пропавших без вести пыталась найти место последнего упокоения Поузы. Пока - безуспешно.

(Продолжение следует.)

Фото с сайтов rudocs.exdat.com, upload.wikimedia.org, veterantributes.org

Фото:
После вручения ордена в Кремле. Слева - направо: секретарь Президиума Верховного Совета СССР Михаил Георгадзе, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Леонид Брежнев, капитан Василий Поляков, командующий авиацией ПВО СССР генерал-полковник Евгений Савицкий. 14 июля 1960 года
Фото:
Один из уцелевших после инцидента у Святого Носа американцев - ныне ветеран американских ВВС полковник Фримэн Брюс Олмстед
Дмитрий ЕРМОЛАЕВ