Многие жители 305-го микрорайона Мурманска даже не подозревают, что живут в одном из самых удивительных домов. Он имеет длину 1490 метров и входит в десятку самых длинных домов мира наряду со зданиями Рима - 1000, Берлина - 1000, Женевы - 1065, Москвы - 1100, Вены - 1100, Волгограда - 1140, Киева - 1240, Копенгагена - 1475, Луцка (Украина) - 1750 метров.

Его проектировали мурманские архитекторы Александра Расторгуева и Тамара Немоляева. И представляет он из себя нескольких зданий, соединенных между собой арочными проходами в одно целое. После ввода в эксплуатацию мурманчане метко прозвали его «китайской стеной».

К слову сказать, дом в Вене, который называется Karl-Marx-Hof, на сегодня - официальный мировой рекордсмен среди длиннейших жилых зданий в мире с непрерывной формой строения, то есть одно здание тянется на километр со стометровым «хвостиком».

И все же: войти в десятку длиннейших, оказаться самым длинным в своей стране - это уже что-то. Но наш 305-й микрорайон больше, чем «что-то». В 1983 году Совет Министров СССР за проектирование и строительство именно этого жилого микрорайона в Мурманске присудил Государственную премию большой группе местных специалистов: архитекторов, инженеров-строителей и рабочих.

Госстрой СССР отметил, что при создании этого общественно-жилого комплекса найдены оптимальные градостроительные, архитектурно-планировочные и конструктивные решения, которые позволили не только снизить стоимость строительства, трудоемкость, расход основных строительных материалов, но и улучшить условия проживания населения на Крайнем Севере.

В частности, жилой квартал выполнен в виде многогранников, напоминающих пчелиные соты. Такая планировка снижает скорость ветра во дворах в 2-3 раза. В зоне так называемой ветровой тени размещены детские учреждения, игровые и спортивные площадки.

Кроме того, в наружной отделке домов, на их торцах, обращенных к Кольскому проспекту, были использованы цветные глазурованные панели, которые значительно скрасили облик микрорайона.

- Премия была, - улыбается Александра Расторгуева, - сейчас даже не помню сколько. Но очень большая по сравнению с тем, какие деньги получали вообще.

С Александрой Сергеевной мы разговариваем спустя всего несколько дней после очередного торжественного юбилея, который тепло и весело отметила она вместе с друзьями в начале мая. Сколько же таких вот торжественных юбилеев отпраздновано до ее нынешнего 90-летия! Уж, казалось бы, 80 - солидная дата. И та была уже 10 лет назад. И тогда она тоже давала интервью журналистам, рассказывая о том, как проектировала Мурманск, в который приехала аж в 1949 году.

Я всегда буду Расторгуевой!

Ее отца убили басмачи в 1930-м. Было ей тогда 5 лет. А когда исполнилось 12, умерла мама. Мамина младшая сестра взяла ее в свою семью.

- Ну вот, теперь ты будешь Вишневская, - сказала тетка, когда Александра стала жить у них.

- Нет, я буду всегда Расторгуевой! - ответила девочка.

То же самое, уже через много лет, сказала она мужу, который также надеялся дать ей свою фамилию.

А она хотела сохранить память о так рано ушедшем отце, передать его фамилию последующим поколениям.

Она, кстати, показала мне фотографию отца. Красивый, романтичный такой! Понятно, что всю жизнь он был для нее идеалом мужчины.

Она родилась в Ташкенте, куда судьба забросила ее родителей. Там и у тетки жила, когда родителей не стало. Муж тетки, кстати, был замминистра машиностроения Узбекистана.

В 1943 году она поступила в Московский архитектурный институт, который с 1941 года был в Ташкенте в эвакуации. Когда в том же 1943-м

институт вернулся в Москву, Александра Расторгуева отправилась следом, хотя четко было сказано, что первокурсников в столицу не берут - в основном из-за проблемы с общежитием. Но у нее в Москве была двоюродная сестра, у которой на первых порах и пристроилась. Там, в Москве, Александра кроме учебы увлеклась еще и пением. С однокурсницей москвичкой Ирой Ветошкиной ходили в вокальный кружок, вместе пели.

- Только у меня было контральтовое сопрано, а у Иры меццо-сопрано. С Ирой я дружила, она мне потом письма писала в Мурманск. Ирочка Архипова. Да-да, та самая Архипова, известная оперная певица, народная артистка СССР, Герой Соцтруда. Ей уже тогда прочили большое будущее, связанное с музыкой, пением, - вспоминает Александра Сергеевна.

О больших певческих способностях говорили и Расторгуевой, пела она и в Мурманске, в вокальном коллективе ДК имени Кирова, но осталась архитектором.

- Я все пела - и арии из опер, и русские народные песни, и современные. Я была довольно популярна на сцене ДК, пела очень долго. Я и сейчас могу, - встрепенулась Александра Сергеевна, которой ее 90 ну никак не дашь!

А в Мурманск она приехала после института молодым специалистом вместе с двумя подругами.

- Направление на Кольский полуостров я не получала, я его потребовала! Мы, три подруги, решили отправиться за экзотикой. Можно было остаться и в Москве. Но что бы мы в Москве делали? Какая там работа молодым архитекторам - сидеть привязки делать? А здесь город молодой, город строился.

Улица моя, дома мои...

А началось все с того, что молодые архитекторы в Мурманске проектировали застройку площади Пять Углов. Александра Расторгуева показывает план площади пятидесятых годов. Вместо гостиницы «Арктика» стоит архитектурная мастерская, в которой она работала. И «деревяшек» - деревянных домов - полным-полно.

- Место хорошее, ровное, строить там удобно. На площади мы планировали возводить жилые дома, - рассказывает она. - Но здесь могло быть любое учреждение. Да и правительство местное хотело быть здесь. Планировали контур не прямой, а ломаный. Где-то колонны, где-то башенка возвышается... Тогда ведь какая была направленность - более помпезная. Башенки должны были стать украшением площади.

Проект хоть и был разработан, но в жизнь воплотить его не удалось.

- Денег не хватило. Их всегда не хватает, - сетует моя собеседница. - А желания были большие. И в жилых домах мы высоту между этажами хорошую планировали - не ниже 3,30 метра и до 3,60 доходило. Чтобы комфортно было. А в центре площади памятник какой-нибудь можно было поставить.

О площади сегодняшней, ее архитектуре Расторгуева говорит так:

- Когда нет определенного плана, всегда бывает очень хаотичная застройка. У кого есть деньги, начинает строить, заказывает проект у хорошей организации. А хорошая организация, если нет единого плана застройки, предлагает разные варианты. Так она и пошла, наша площадь...

Среди ее работ был и кукольный театр, что находится в здании област-

ной библиотеки, много жилых домов, особенно панельных. А вот за что особо ей должен быть благодарен Мурманск, и не только он - ее проект использовали потом по всей стране, - так это за однокомнатные квартиры, которых так не хватало городу и которые очень были ему нужны для одиноких людей, ценных специалистов. Чем еще можно заманить в город специалиста, как не отдельной квартирой?

Все панельные дома, как поясняет Александра Сергеевна, были тогда двух- и трехкомнатные. Кого ни приглашают из специалистов любой сферы - сельское ли это хозяйство, промышленность, медицина, образование, - люди не едут, не хотят жить с подселением. И вот перед ней была поставлена задача: спланировать блок-секцию панельного дома с одно- и двухкомнатными квартирами.

- Панельный дом вообще тяжело планировать, а тут еще приспособиться надо было к тем панелям, что выпускал Мурманский ДСК, - объясняет старожил-архитектор.

- Все-таки крупнопанельные дома особой архитектуры не создают. Проектировать их очень трудно, потому что панели отливаются определенной формы, определенного размера. Кирпич намного пластичней, какую хочешь форму сделаешь, и нет уже той монотонности. Вот мы и старались хотя бы общим контуром сделать какую-то композицию, какую-то пластику в крупнопанельном строительстве. Тот же 305-й микрорайон, посмотрите, он идет такой звездой. Ну, в общем что-то делали, - улыбается Александра Сергеевна.

А я у нее спрашиваю, что ощущает, когда проходит мимо своих домов, думает ли о том, что вот стоят дома, а это она их проектировала.

- Ну стоят и стоят, - по-девчачьи пожимает Расторгуева плечами. - Здесь пол-Мурманска домов - мои.

- Ну как не сказать вслед за классиком: «Улица моя, дома мои», - подначиваю я Александру Сергеевну. А она, прибавляя себе годков, говорит, что уже сто лет живет в Мурманске, а за такой срок многое можно успеть сделать.

Галина ДВОРЕЦКАЯ