Не так давно Александр Яковлевич Розенбаум дал для жителей и гостей родного Петербурга (среди них было немало мурманчан) два неслучайных концерта: в День 70-летия Великой Победы и в честь празднования Дня Военно-Морского флота. В первом ряду партера сына слушал отец музыканта и поэта - Яков Шмарьевич Розенбаум, фронтовик, орденоносц, врач. Обращаясь к нему со сцены, Александр Яковлевич выразил горячее желание и на следующий год видеть его на своем концерте.

Нашему питерскому корреспонденту удалось встретиться и поговорить с артистом.

- Два этих концерта Розенбаума, кажется, просто вросли в театральную карту Питера и России.

- Я всегда говорю, что концерты Розенбаума 9 Мая в Петербурге в День Победы, а также в День Военно-морского флота могут не состояться только в каких-то исключительных ситуациях. В остальных - я с моей публикой, а она со мной. Кстати, 9 Мая и на улицы-то выходит все больше молодежи - приятно, что этот праздник не стареет.

Причины мы понимаем… Если вас интересует мое мнение, то извратить память о нашей Победе могут только умные неумные люди. То, что они умные, - это понятно. У них собственные цели и задачи, которые они всеми правдами и неправдами пытаются выполнить. Но сила правды и людской памяти настолько велика, что извратить настоящие корни Великой Победы никому не удастся.

- Александр Яковлевич, приятно, что на ваши концерты до сих пор приходит ваш бодрый, энергичный отец- фронтовик, орденоносец Яков Шмарьевич. Но вместе с тем многие замечают, что ваша публика в последнее время помолодела…

- Действительно, приятно, что среди моих слушателей постоянно растет число молодых людей, про которых кто-то может сказать, это, мол, дискотечная аудитория. Но это будет ошибкой. Да, молодая, но вдумчивая, очень радующая любого автора публика.

В разговорах и песнях, обращенных к молодежи, я стараюсь им говорить и петь все, что есть на душе, что думаю. Я ни у кого не шел на поводу, музыкально не флиртовал с молодежью. У меня сегодня в новых аранжировках появилось много элементов такой старой рок- и поп-музыки. Послушайте вокруг: сегодня столько попсы проникло в любой жанр, именно попсы, а не поп-музыки, которая мне дорога, мне люба. Я ведь пришел на сцену не с бардовской поляны, а с базой музыкальной школы, сотрудничества с прекрасным ансамблем «Аргонавты», тщательного изучения музыки «Битлз». И по сей день мне это близко. Раньше у меня на концертах были девочки с филфака, мальчики с физмата, а в последние лет десять приходит простая молодежь с улицы. И мне это очень приятно.

- Как говорит Леонид Парфенов, «мы живем в эпоху возрождения советской античности»… А у вас, артиста столь успешного, нет ностальгии по советским временам?

- У меня сильнейшая ностальгия по здоровой морали человеческих отношений не столь давнего прошлого. Разумеется, у меня нет ностальгии по пустым прилавкам, по КПСС или КГБ, по запрещению выезда за рубеж и прочего. Но совершенно точно имеется ностальгия по пионерским кружкам авиа- и судомоделизма, спортивным секциям, тимуровцам, по каткам в каждом ленинградском дворе…

- По мере приближения к первому на территории России чемпионату мира по футболу усиливается спортивный и околоспортивный ажиотаж… Как вы оцениваете шансы наших футболистов?

- Я не верю, что в России не найдется двадцати классных футболистов, способных блеснуть и на мировой арене. Я хочу возвращения, хотя бы в чем-то, футбола моего детства (светлого, общенародного, любимого), который помню и я, и поколение болельщиков моей юности. Я не очень хочу, чтобы у нас, как в «Арсенале», английском клубе, играли десять французских игроков. Всему надо знать меру, и недавний лимит на иностранцев, особенно в плане грядущего чемпионата мира в России, мне представляется актуальной мерой.

- Вам нравится сейчас ваш любимый город в сравнении с тем, каким он был 10-20 лет назад?

- Вне всякого сомнения. Петербург стал лучше. За один только Константиновский дворец можно сказать власти спасибо. Я не провластный человек. Я с властью могу ругаться, быть недовольным. Но когда она делает хорошие вещи, нужно это признавать. За один Константиновский дворец Владимиру Владимировичу Путину я говорю спасибо, потому что там раньше был просто общественный туалет для малокультурных людей, едущих в Петродворец.

Но, разумеется, не стоит обольщаться. И не сразу все делается. В старых районах есть дома, где канализация еще с екатерининских времен действует… Но то, что город преображается, это вне всякого сомнения. И в этом, несомненно, большая заслуга президента Путина.

Петербург - самый красивый для петербуржцев. А для парижан - Париж, для антверпенцев - Антверпен. И это нормально. Я стараюсь быть нормальным гражданином этого города, прославлять его своим трудом. Ничего другого не делаю, не выхожу с плакатами на улицы… Мой труд - это сцена, песни, стихи. Я стараюсь не подводить своих граждан. Стараюсь достойно работать в других городах, так, чтобы люди говорили: «Вот это наш, ленинградец!»

- На вашей визитке написано - «Александр Розенбаум». И все! Что тут добавлять, если и так все знают, кто такой Розенбаум. Посоветуйте, что надо сделать, чтобы иметь возможность обзавестись такой визиткой?

- Пожалуйста! Надо иметь собственное мнение и пронести его через всю жизнь, как бы трудно вам ни было. Надобно иметь жизненные принципы - настоящие. Наверное, полезно иметь талант, определенный генотип, дар Божий. Необходимо желание трудиться - постоянно, тяжело, через не хочу. Вот и все. Тогда вас будут уважать, а, если повезет, то и любить.

- Действительно ли музыка способна исцелять?

- Я как врач - противник этих сказок. А вот облегчать состояние больного способна - вне всяких сомнений. Например, в послеоперационный период. Если пациенту в этот момент ставить его любимую музыку, процесс заживления будет легче проходить. Но не будем забывать, что музыка способна и калечить, если это бесталанная, бездуховная музыка, вроде той попсы, что заполонила нынче телеэкраны и концертные залы.

Михаил САДЧИКОВ