Поисковики находят заброшенные братские могилы, восстанавливают имена погребенных в них солдат и офицеров и увековечивают их память, устанавливая обелиски. Не ради праздного любопытства, а ради нас, чтобы мы не зачерствели душой и не стали Иванами, родства не помнящими. Замечательно, что люди, которые по крупицам восстанавливают страницы Второй мировой войны, есть и в Норвегии.

Ответ за чужой просчет

В 1940 году немцы оккупировали Норвегию. Всего два месяца потребовалось гитлеровцам, чтобы взять под свой контроль всю страну. Губерния Финнмарк стала плацдармом, удобным для нападения на Советский Союз. Именно оттуда в июне 1941-го фашисты пошли на Мурманск.

Противостояние продолжалось до октября 1944-го. Благодаря Петсамо-Киркенесской операции конец войне был положен сначала на Кольской земле, а затем и в Северной Норвегии. Боевые действия советских подразделений с гитлеровскими войсками на территории соседнего государства велись недолго - до ноября.

В королевстве имеются братские могилы бойцов, погибших при освобождении Финнмарка. Местонахождение их известно. Остались захоронения и там, где располагались лагеря для военнопленных. Примерно 100 тысяч солдат и офицеров, попав в лапы врага, были переправлены в Норвегию. Около 13 700 человек погибли на чужбине.

Первые лагеря советских военнопленных появились на норвежской земле в августе 1941 года. К концу Второй мировой войны, по данным общественников Страны фьордов, их насчитывалось уже около 500. Оккупанты использовали узников в качестве рабской рабочей силы. Их заставляли строить автомобильные и железные дороги, аэродромы, тоннели, военные базы и укрепления.

Многие объекты, созданные руками лагерников, существуют и по сей день. Так, например, летные поля аэропортов в Киркенесе и Берлевоге появились благодаря заключенным. Они же проложили на север страны, к городу Будё, железнодорожную ветку «Нурландсбанен». Тогда все это возводилось для выполнения военных задач, а теперь используется в мирных целях жителями страны-соседки.

Условия жизни в лагерях были ужасающими. Военнопленные умирали от непосильного труда, голода, холода и болезней, издевательств надзирателей. Многие норвежцы с сочувствием относились к узникам и старались всячески им помочь. Вот что рассказывала об этих событиях на прошлогодней встрече с учениками мурманской гимназии № 10 уроженка Берлевога Гюннхиль Бликфельдт Шмидт, которая в войну была ребенком:

- Неподалеку находился лагерь, где содержались около двухсот красноармейцев. Немцы заставляли их строить аэродром, другие военные сооружения. Советские солдаты содержались плохо. Одежда и обувь, как правило, представляли собой лохмотья. Зимой они замерзали. Местные жители сами жили небогато и излишков теплых вещей не имели. Они передавали им мешки из плотной бумаги для хранения картошки и других овощей. Пленные прорезали в них отверстия для головы и надевали поверх лохмотьев, чтобы хоть как-то согреться.

Уйти удалось не всем

У отца Гюннхиль Хокона имелись лодка и снасти для ловли рыбы. Он считал своим долгом поддерживать тех, кто борется с немцами, и незаметно от надзирателей передавал русским часть своего улова, а иногда и теплые вещи.

Среди заключенных были и те, кто не желал мириться с судьбой. Они отказывались подчиняться лагерному начальству, совершали побеги. Такие поступки дорого им обходились. Зачастую ценой была жизнь.

- Однажды несколько пленных совершили побег, - вспоминала Гюннхиль. - На них была очень плохая одежда, кроме того, им требовался запас еды. По этой причине они стали проситься в дома. Однако патриотически настроены были не все жители Берлевога. К тому же немцы нещадно расправлялись с теми, кто укрывал сбежавших узников. Многие, опасаясь за свою жизнь, отказали лагерникам. Тогда они залезли в сарай, где мой отец хранил сушеную рыбу, и ею же хорошо подкрепились, а в соседнем устроились на ночлег. Потом русские покинули Берлевог. Но скрыться им не удалось, их быстро поймали.

Какая участь постигла беглецов, догадаться можно без труда.

Неподалеку от Штраумена есть мемориальный камень. Он установлен в память об 11 расстрелянных советских военнопленных из лагеря Кальвик.

13 июля 1944-го их на баркасе отправили на работы. Улучив момент, они напали на охранников и отобрали у них оружие. После этого судно причалило обратно к берегу. Самые отчаянные подались в бега - устремились в горы в надежде пересечь шведскую границу. Другие решили вернуться в Кальвик с убитыми и ранеными немцами.

Из тех, кто высадился на сушу, далеко уйти удалось не всем. 11 были тут же задержаны патрулем, высланным для поимки беглецов. После непродолжительного допроса на берегу их всех расстреляли. Трупы доставили в лагерь и положили между бараками. Два дня их было запрещено хоронить, чтобы заключенные видели, к чему приводят попытки к бегству.

Могилы ищут имена

После войны, когда около 84 тысяч военнопленных покинули Норвегию, власти страны принялись разрабатывать план по переносу всех советских захоронений на остров Тьётта, решили создать там одну большую братскую могилу.

26 июня 1951-го началась операция «Асфальт». Ее так назвали, потому что эксгумированные останки перевозились в мешках, пропитанных гудроном. В результате монументы и надгробия на местах, где ранее располагались братские могилы, были снесены, а те захоронения, до которых, как говорится, руки не дошли, со временем пришли в упадок. Всего на острове заново предали земле около 7,5 тысячи погибших.

Норвежцы отнеслись к этому по-разному. Так, жители Му-и-Раны, что в губернии Нурланд, не допустили вскрытия расположенной поблизости братской могилы. В день, когда должна была состояться эксгумация, у захоронения собралось едва ли не все население городка. Тем, кто затевал перенос останков, пришлось пойти на попятную. Впрочем, и в других местах их тоже особо не жаловали. Из-за чего такие работы стали проводить тайно.

Как вспоминал участник операции Тур Стеффенсен в интервью одной из норвежских газет, останки зачастую доставали из земли под покровом ночи. Трупы выкапывали в спешке и небрежно. В один мешок нередко попадали части тел совершенно разных людей. Стоял непереносимый смрад.

Затем этот дурно пахнущий груз попадал в трюмы кораблей, и те доставляли его на остров. Причем трюмные люки задраивали и заливали цементом, чтобы трупный яд не выходил наружу.

По словам Стеффенсена, копателям за мешок платили по 5 крон. Те, кто выступал против, называли эксгуматоров осквернителями могил. Уже после завершения операции Тур на танцах познакомился с девушками. Узнав о том, что он работал на судне, перевозившем останки военнопленных, они отказали ему во внимании.

В последнее время в Норвегии растет интерес к тем историческим событиям. По инициативе властей в стране сегодня реализуется проект под названием «Военные братские могилы ищут имена». Его главная цель - сбор информации о том, где расположены погребения, а также идентификация погибших и создание базы данных, которая даст ответ о судьбе того или иного узника. Таким образом удалось установить примерно 2700 имен наших соотечественников.

Важное событие сегодня состоится в Берлевоге. Жители маленького северного норвежского городка не забывают о том, что происходило на их земле в 40-е годы прошлого столетия. В этот день там состоится открытие памятника советским военнопленным.

Игорь АРИСТОВ