(Продолжение. Начало в № 127, 131.)

Парагвайская истина

Утром за нами заезжает водитель Сандро, он будет сопровождать нас до вечера - и возить, и помогать ориентироваться. Первая цель на сегодня - Парагвай. Сандро - мужик хитрый и себе на уме. У него все схвачено, всюду друзья-приятели. По его собственному признанию, он владеет четырьмя языками: испанским, португальским, немного английским и языком индейцев гуарани, горстка которых обитает близ водопадов с незапамятных времен.

Пытаемся общаться по-испански. Сандро, как и Клаудио, старается говорить неторопливо и раздельно, но слишком темпераментен, ему трудно уследить за ритмом речи, и он часто сбивается на маловразумительную для меня скороговорку. И все-таки общий смысл фраз вполне доходчив.

Сандро объясняет, что попасть из Аргентины в Парагвай посуху можно лишь через Бразилию. Поэтому мы едем на аргентинско-бразильский пропускной пункт, до которого от нашего отеля километров пять. На фоне строгости пограничников в аэропорту пересечение этого рубежа выглядит сущим пустяком. Мы даже не выходим из машины - Сандро сует через окошечко паспорта в стеклянную будку, там ставят штампы о выезде, и катим дальше.

На бразильской стороне приходится выйти. Сандро говорит, что мы tenemos suerte - дословно «имеем удачу». Проще говоря, нам повезло. Ранним утром движение на трассе еще сравнительно невелико, нет автобусов с туристами, и мы проскакиваем границу быстро. Еще с полчаса - и автомобиль въезжает в Парагвай. Нет никаких шлагбаумов и пограничных столбов. У Парагвая с Бразилией договор о стокилометровой свободной зоне: тем, кто путешествует внутри нее, отметки в паспортах не нужны.

Ближайший город - Сьюдад-дель-Эсте, туда мы и едем. Наивные, хотим посмотреть на парагвайские памятники архитектуры, сфотографироваться у монумента революционеру-освободителю, зайти в кафедральный собор. Но город состоит из торговых центров и несуразных разноформатных домов, в основном блеклых и скучных.

Все небо опутано электрическими проводами, они проброшены абы как между строениями, нависают лохматыми пучками над проезжей частью. Здесь не любят упорядоченности и аккуратности: если старый провод вышел из строя, его оставляют висеть как есть, а рядом протягивают новый. Чтобы разобраться в этой путанице, надо быть гениальным электриком. Или, напротив, делать все от балды, на авось. Последнее, наверное, ближе к парагвайской истине.

Страна «купи-продай»

Вся эта страна, засунутая в самое нутро южноамериканского материка, заточена под торговлю. Государство «купи-продай». Парагвайцы почти ничего не производят, зато с блеском умеют перепродавать. Из-за отсутствия пошлин у них наидешевейшая техника: компьютеры, телевизоры, смартфоны, автомобили. Из соседних Аргентины и Бразилии сюда постоянно мотаются за покупками. Почти все, чем пользуются в быту жители здешних приграничных районов, приобретено в Парагвае. Так гораздо выгоднее, хотя велик риск нарваться на подделку.

Посадка на лодки.

Улицы Сьюдад-дель-Эсте запружены машинами. Мы едва продираемся сквозь транспортный муравейник, останавливаемся возле большого супермаркета. Сандро предупреждает: дальше не поедем, иначе на обратном пути можем угодить в пробку. Время дорого.

Мы не собираемся покупать сомнительные гаджеты, но надо хоть чуть-чуть пройтись по парагвайской земле, раз уж заехали сюда. Пока Сандро здоровается с бесчисленными своими корешами, мы выходим из машины и попадаем в окружение цыганистых ребят, которые слетаются со всех сторон.

Ребята обвешаны разнообразным добром, как коробейники в старину. Наперебой предлагают всякую всячину: от фотоаппаратов до носков и лифчиков. Отмахиваемся от них и входим в магазин. Он просторный, многоэтажный, но интересного для нас мало.

Решаем купить что-нибудь на память. Сын выпрашивает конструктор, покупаем по банковской карте, поскольку парагвайских денег у нас нет. Процедура сверхсложная: на кассе требуют паспорт, делают с него штук пять копий, долго что-то выписывают и уточняют.

Для консультации приглашается англоязычная администраторша. Смотрит в наши паспорта и изумленно вскидывает брови: «Русия?» На звук оборачиваются все кассирши, сидящие поблизости. Мы - нечто экзотическое, редкие артефакты.

Местное пиво - раритет

Зашли в продуктовый отдел. Любопытно попробовать тутошний мате (падуб-то, как ни крути, парагвайский!). Заодно спрашиваем у продавщицы, какое вино самое вкусное. Она отвечает: «Чилийское и аргентинское». - «А парагвайское?» - «А парагвайского нет». Его здесь не делают. Кое-как нахожу две бутылки сваренного в Асунсьоне пива - тот еще раритет! Чтобы избежать канители, вместо карты протягиваем кассирше наличные доллары. Берет охотно, документов не требует. Сдачу дает чуднЫми бумажками - гуарани. Это парагвайские деньги, названные так, очевидно, в честь вымирающих индейцев. Курс - пять тысяч гуарани за один доллар.

Вот и все. Больше в Парагвае делать нечего. Страна-базар, страна-разочарование. Сколько таинственного и захватывающего в ее имени и наших книжных представлениях о ней. А на поверку - обвислые гроздья проводов и контрафактные лифчики.

Едем назад в Бразилию. Дорога недолгая - всего-то по мосту через реку Парана. На берегу, противоположном тому, где стоит Сьюдад-дель-Эсте, разместился бразильский город Фос-ду-Игуасу. И он тоже принимает желающих посмотреть на водопады. Считается, что для того, чтобы оценить их истинное величие, надо обязательно побывать и на аргентинской стороне, и на бразильской. Сейчас проверим.

Вместе с остальными посетителями парка нас сажают в подобие армейского грузовика и везут через джунгли непонятно куда. Нет, ну мы-то знаем, что будет дальше, сами на это подписались, но подробности известны только сопровождающему Джонни. Охватывает истинный драйв, чувствуешь себя солдатом удачи, которого забросили в тропическую чащу.

Долгий спуск по корявым каменным ступеням, а после на скрипучем фуникулере к реке. Здесь стоят лодки, рассчитанные на несколько десятков экстремалов каждая. Нам выдают спасательные жилеты. Группка слегка нетрезвых немцев раздевается до трусов. Мне хочется получить от предстоящего события максимум, поэтому, поразмыслив, следую их примеру. Наша лодка выруливает на стремнину и несется по реке навстречу водопадам. Ее швыряет, колотит о донные булыжники.

В пучине

Водопады все ближе. С этого ракурса смотреть на них - дух захватывает. Ты не на берегу, не на безопасной смотровой площадке - ты прямо в пучине.

Лодка ныряет под бурлящий поток. Если смотреть со стороны, это кажется самоубийством. Тонны воды падают с огромной высоты. Но на деле как будто попадаешь под сильный и, что удивительно, теплый душ. Законы физики: чем выше водопад, тем больше рассеивается вода, пока долетает до поверхности реки. А тропическое солнце прогрело ее так, что она не обжигает холодом. Водяное крошево лупит по голове и голым плечам - это приятно, народ в лодке вопит от восторга. Нас купают в трех или четырех водопадах (сбился со счета), после чего возвращают к отправной точке маршрута. Обидно, хотелось еще, но за нами уже очередь из других купальщиков.

Напоследок традиционная прогулка по дорожкам. Бразильские водопадные тропы гораздо короче аргентинских, но виды с них открываются не менее чарующие. Наступает пресыщение эмоциями, садимся на первую попавшуюся скамейку, достаем из рюкзака взятый с собой перекус. Жуем, я прихлебываю из фляжки купленный в Буэнос-Айресе фернет - аргентинский полубальзам-полуликер, терпкий, почти без сахара. В голове пусто, а на сердце как-то по-особенному легко.

(Продолжение следует.)