...Снегом была укрыта вся страна: тверские и рязанские леса, воронежские и ростовские степи. По дороге на олимпийский юг не покидало ощущение, что вся Россия - Север. Потеплело лишь в Туапсе, когда состав выехал на побережье. Зима сменилась весной. Было непривычно видеть на небе ослепительное солнце и сверкающие в его лучах выползающие на берег волны, вечно зеленые кипарисы, пальмы и цветущие мимозы. Теперь этот сказочный рай позади, и тот же поезд увез всех нас от пальм и кипарисов обратно на Север... Зимняя Олимпиада закончилась, и Сочи теперь живет ожиданием других игр - Паралимпийских.

А что в карманах?

Привыкнуть к этому было нелегко. Нас досматривали везде: при входе в Олимпийский парк и главный медиацентр, и при посадке на электричку «Ласточка», и в горном кластере, и в аэропорту, и на вокзале. Всюду приходилось класть сумку и верхнюю одежду на черную транспортерную ленту сканера, а затем выворачивать карманы, перед тем как пройти сквозь рамку металлоискателя.

Попасть на спортивные, транспортные и прочие объекты можно было только таким образом и никак иначе. Если в сумке у кого-то нечаянно завалялись маникюрные ножницы, пирожок, бутылочка с соком или баллончик с дезодорантом, выбрасывай, в противном случае - от ворот поворот.

Если находили что-нибудь колющее или режущее, послабление делалось лишь аккредитованным на Игры фотографам и телеоператорам. Им дозволялось брать с собой отвертки и прочие инструменты. Впрочем, и прохладительные напитки на третий день Олимпиады проносить все же разрешили, главное, чтобы они были в пластиковой таре и кольцо на пробке не сорвано после покупки. Ну а ежели бутылка почата - оставляй.

А в Красной Поляне еще и опечатывали автобусы-шатлы, подвозившие нашего пишущего и снимающего брата к спортивным объектам. Голубыми бумажками с подписью проверяющего оклеивались двери, багажное отделение и форточки. Этот условный знак означал, что все, кто находится внутри салона, осмотрены, просвечены, изучены под микроскопом до мельчайших подробностей и имеют полное право наблюдать за соревнованиями лыжников, саночников, бобслеистов, биатлонистов, фристайлистов...

Через эту процедуру проходили все: и помощники-волонтеры, и технический персонал, и болельщики, и спортивные судьи. А потому выезжать из гостиницы приходилось пораньше, уж очень велик был риск куда-нибудь опоздать.

- Что в карманах? - эту фразу волонтеры-охранники произносили железным леденящим душу голосом, словно киборги. От таких ничего не утаишь. Муха не пролетит, мышь не проскочит. Даже сленг в их среде сформировался прям-таки аэропортовский. Спросив у одного из них, как добраться до лыжного стадиона «Лаура», услышал:

- Доезжаете до гор и там из грязной зоны переходите в чистую. Оттуда курсируют автобусы на спортивные объекты.

«До гор» - значит, до горного медиацентра, «грязной зоной» называлось все то, что находилось за его территорией, а «чистой» - площадка за шлагбаумом, на которую можно было попасть только после тщательного досмотра.

Однако на неудобства никто не жаловался. Большинство наших соотечественников и иностранных гостей с пониманием отнеслись к так называемым вынужденным мерам. Как ни крути, а безопасность превыше всего.

Спагетти - банально, макароны - оригинально

А где поесть? Точек общепита во время зимних Игр было полно. Надеюсь, во время Паралимпиады их будет не меньше. Маленькие, не очень дорогие фастфудные забегаловки в любом закоулке. Для тех, кто предпочитает что-нибудь поизысканней, - роскошные рестораны, в которых можно было отведать блюда и азиатские, и европейские, - любые!

Нам, журналистам, иной раз удавалось подкрепиться бесплатно. Обычно - на различных презентациях, которые то и дело устраивались в павильонах компаний-партнеров Олимпиады. Их представители прекрасно знали, чем заманить рыщущего с утра до ночи в поисках новостей нашего брата, и, отправляясь на очередную рекламную акцию, мы точно знали, что как минимум кофе-брейк с пирогами и бутербродами обеспечен.

Получив приглашение в Дом Италии, завели спор с коллегой, мол, чем будут потчевать. Я предположил, что, скорее всего, подадут пиццу, он решил, что спагетти. В фойе нас встретил сотрудник и тут же сообщил, что перед презентацией горнолыжной экипировки от итальянских компаний-производителей всех пригласят на шведский стол. Мы, конечно, обрадовались возможности полноценно пообедать и даже почти согласились на ничью в нашем споре. Не тут-то было.

Проиграли. Причем оба. В трапезной не было ни пиццы, ни спагетти. Гостеприимные хозяева Дома решили уйти от банальностей и предложили на выбор курицу с фарфалле, каннеллони, феттучини и еще несколько блюд своей кухни с заковыристыми названиями, основным ингредиентом которых стали... макароны.

В Прибрежном и Горном медиацентрах тоже имелись недорогие буфетики. Но вне конкуренции были кубанские закутки, где в станичных интерьерах наряженные в пестрые сарафаны улыбчивые казачки бесплатно угощали всех чаем с медом и калачами, бубликами и пряниками в придачу.

В Прибрежном такой уголок был виден издалека благодаря установленному посреди зала огромному 20-ведерному, увешанному с разных сторон баранками, золоченому царю-самовару. Как рассказала одна из «станичниц», его изготовили на одном из запорожских заводов специально к Олимпиаде. Топят его дровами, летом вода закипает за 40 минут, зимой - за час.

В казачьих закутках паслись как российские коллеги, так и иностранные. Теплая обстановка, как нигде, располагала к доверительной беседе. Это хорошо поняли канадские, южнокорейские и другие зарубежные журналисты, а потому нередко устраивали там встречи со своими спортсменами - героями Олимпиады.

Пора домой!

В поезде шум и гам. Повсюду слышны веселые шутки парней и звонкий смех девчат. У волонтеров, большую часть которых составила студенческая молодежь, наступил в момент закрытия Олимпиады дембель, причем самый настоящий. В Сочи они добирались в разное время, разрозненными группами и поодиночке. А тут по окончании зимних Игр как стартанули домой все разом!

Разумеется, за время Олимпиады все сдружились-передружились, и потому их шумные компании день и ночь напролет кочевали из вагона в вагон по всему составу. Из одного проводница выгнала, они - в другой, а то и вовсе в тамбур переберутся, чтобы никому не надоедать.

Их можно понять. Прощайте, 12-часовые смены, прощай, «сухой» закон, прочие запреты и ограничения.

Прощай, Олимпиада.

Фото:
Фото с сайта Sochi2014.com
Фото:
Фото с сайта Sochi2014.com
Фото:
Игорь АРИСТОВ, Сочи - Мурманск