Мы уже рассказывали о североморском асе, Герое Советского Союза Петре Рассадкине, 6 июля минуло 100 лет со дня его рождения. В июле столько же исполнилось бы и его другу и однополчанину, и тоже Герою - Владимиру Бурматову.

Сначала флот

Они служили в одной эскадрилье 20-го ИАП ВВС СФ, жили в одной землянке на аэродроме Ваенга-Первая. Когда Владимира Бурматова назначили штурманом полка и ему полагалось переехать в другое жилье, он и не помышлял оставлять товарища. Известно, что они сами о себе говорили: «Мы не только братья, но и близнецы: родились в одном, 1921 году, в одном месяце - июле. Оба - капитаны. В один и тот же день стали членами ВКП(б). У каждого из нас по дюжине сбитых вражеских самолетов, по три ордена и по одной медали».

Владимир Александрович Бурматов родился 15 июля 1921 года в рабочем поселке Красный Металлист на окраине города Коврова Владимирской области. Хотя глава семьи - Александр Николаевич - работал на оружейном заводе, куда позже пришел работать и его сын Владимир, семья Бурматовых считалась матросской. Александр Николаевич, как и четверо его родных братьев, служил на Балтике - на эскадренном броненосце «Слава», и мечтал, что в будущем и его сын наденет бескозырку и бушлат. Но у Владимира были свои планы.

Как и многие юноши (да и девушки!) конца 30-х прошлого века, после работы вечером Бурматов бежал в аэроклуб. Но сначала его призвали на флот - на Балтику. Новоиспеченного краснофлотца определили не на корабль и не в морское авиационное училище, а в аэродромный батальон связи. Так что Володя не плавал и не летал. Так, краснофлотцем батальона связи он встретил войну.

И все же заветная его мечта осуществилась: Бурматова направили в морскую летную школу в Саранск, где на базе 1-го запасного авиаполка по ускоренной учебной программе (5-7 месяцев) готовили морских летчиков-истребителей. В июне 42-го в числе шести вчерашних курсантов Владимир Бурматов оказался в 20-м ИАП, который тогда получил приказ перебазироваться в Заполярье.

Летчики-краснофлотцы прилетели на место на восьми новеньких истребителях Як-1. Старослужащие с радостью встретили молодое пополнение и новые самолеты. Все было ко времени, так как полк, защищавший небо Ленинграда, понес за две неполные недели существенные потери.

Молодых пилотов нужно как можно быстрее вводить в строй. Времени для этого не было - вечером 5 июля 1942 года 20-й ИАП - 14 истребителей - вылетел в Заполярье. Причем Владимир Бурматов - на Як-1 вместе с этой группой, а остальные молодые летчики к новому месту базирования добирались наземным транспортом.

И сразу в пекло

20-й ИАП майора Исаака Уманского и 255-й ИАП майора Павла Панина (на ЛаГГ-3) вошли в состав Отдельной морской авиационной группы (ОМАГ), в числе которой было еще два бомбардировочных авиаполка - 28-й и 29-й БАП (Пе-2), и 35-й минно-торпедный. Перед ОМАГ стояла задача обеспечить проход и охрану союзных конвоев на море.

9 июля тринадцать «яков» приземлились на североморском аэродроме Ваенга-Первая. Это вызвало невероятный интерес - североморцы впервые увидели на втором году войны отечественные истребители Як-1, о которых были наслышаны. По сравнению с импортными «харрикейнами» и «киттихауками», в то время стоявшими на вооружении ВВС СФ, «яки» обладали рядом преимуществ, прежде всего в скорости и маневренности.

На раскачку вновь прибывшим не дали ни дня. Уже утром следующих суток летчики 20-го ИАП поднялись в небо - на прикрытие своего базирования. Это задание на тот момент имело важное значение, ведь для противника появление свежих авиаполков под Мурманском не стало секретом, и поэтому североморские аэродромы уже несколько дней подвергались массированным ударам с воздуха.

Владимир Бурматов.

13 июля - день, когда летчики бурматовского полка провели первый воздушный бой над Мурманском, отражая налет на морской порт и город. В этой схватке они испытали и радость первых побед, и горечь потерь. Был сбит и погиб штурман полка майор Павел Патрин. Его горящий самолет упал в районе губы Варламово на артиллерийский склад, большая часть боеприпасов которого взорвалась. По одному сбитому вражескому истребителю Ме-109 на свой счет записали младшие лейтенанты Василий Нужин и Дмитрий Козлов. На следующий день Дмитрий Козлов погиб. А через несколько дней - 19 июля, при отражении крупного налета на район Росты во время своего второго боевого вылета Владимир Бурматов сбил двухмоторный бомбардировщик Юнкерс-88.

Строки из формуляра 20-го ИАП: «В этом бою впервые участвовал только что вошедший в строй молодой истребитель краснофлотец Бурматов. 19 июля Владимир Бурматов впервые поднялся навстречу врагу. Молодой пилот ни в чем не отставал от старших. С львиной яростью он бросился на Ю-88 и уничтожил его. Взволнованный Владимир Бурматов прирулил на свою стоянку. Радостным и довольным он подошел к своему боевому воспитателю командиру полка майору Уманскому и доложил о бое. Майор крепко пожал руку достойному воспитаннику и напутствовал его на будущие победы: «Не зазнавайся, не успокаивайся на достигнутом. Больше учись и будешь грозой для немцев».

Первый успех молодому летчику сразу закрепить не удалось. Но главным в то время было выжить.

Из шести летчиков-краснофлотцев, прибывших вместе с ним в 20-й ИАП и получивших в полку в начале августа сержантские звания, за три неполных месяца боев погибли Борис Петрович Митин (2.09.1942), Георгий Леонидович Пробст (27.09.1942), Константин Павлович Сулимов (25.08.1942) и Иван Семенович Фомин (7.08.1942). В живых остались двое - Владимир Бурматов и Александр Горбачев, но последний до дня Победы не дожил - погиб в 44-м. А «як» сержанта Бурматова дважды подбивали над Ваенгой, но ему удалось на поврежденном самолете возвратиться на базу. В одном из этих случаев, 8 сентября, при отражении налета на аэродром, ему пришлось на подбитой машине садиться на фюзеляж. Самолет получил сильные повреждения, но летчик не пострадал.

Боевая пара

Во второй половине октября 1942 года ОМАГ расформировали. 20-й ИАП передал оставшиеся 10 Як-1 и пять летчиков в 255-й ИАП и убыл на переформирование. Всех оставшихся летчиков, среди которых оказались и Владимир Бурматов и его друг еще по саранской авиашколе Александр Горбачев, зачислили в 1-ю эскадрилью. Бурматов перед этим был награжден орденом Красного Знамени.

Надо сказать, 255-й ИАП по кругу обязанностей отличался от других истребительных авиаполков ВВС Северного флота. Этот полк входил в состав 5-й бомбардировочной авиабригады (позднее минно-торпедной авиадивизии), поэтому на его летчиках лежала ответственность по обеспечению боевой деятельности и бомбардировочной, и минно-торпедной авиации. А это в основном действия над территорией, занятой противником, или на дальних морских коммуникациях, что требовало большого самообладания - если собьют, шансов вернуться домой было ничтожно мало.

Спустя какое-то время командир эскадрильи старший лейтенант Михаил Харламов взял Бурматова к себе ведомым. Из формуляра 255-го ИАП: «Харламов, присмотревшись к новичку, решил взять его к себе напарником. Но прежде чем идти в бой, и особенно на сопровождение, Харламов занялся отработкой на земле всех элементов боя, а затем и в учебных полетах. Пара - это не простое механическое соединение двух истребителей. Пара - это органическая связь двух воздушных бойцов. Они должны вместе летать так, как если бы это были две руки хорошего мастера. Такую левую руку и готовил себе Харламов».

Вскоре пара Харламов-Бурматов стала самой результативной в полку и считалась лучшей в ВВС СФ.

(Окончание следует.)