(Окончание. Начало в № 180.)

Из ведомых в ведущие

Всю первую половину 1943 года летчики 1-й эскадрильи продолжали летать на порядком изношенных в предыдущих боях Як-1 и ЛаГГ-3. Все изменилось, когда эскадрилья пересела на американские истребители «аэрокобра», переданные им летчиками-гвардейцами 2-го ГКАП имени Б. Ф. Сафонова (сафоновский полк убыл на переформирование под Архангельск). Уже в первом боевом вылете на «аэрокобрах» 3 июня сразу же отличились старший лейтенант Харламов и сержант Бурматов - заявив по одному сбитому истребителю противника - Ме-109 и ФВ-190 соответственно.

А дело было так: четверка «аэрокобр» во главе с командиром полка майором Паниным вылетала на перехват истребителей противника в район Мотовского залива. Бурматов, как всегда, был ведомым у старшего Харламова и летел крайним замыкающим в звене. Его-то, выскочив из-за облаков сзади сверху, и попыталась сбить пара «фокке-вульфов». Но в это время Панин, круто развернувшись на 180 градусов, сам пошел в атаку. Немцы поспешили снова укрыться в облаках, но ведомый пары ФВ-190 несколько приотстал, этим и воспользовался сержант Бурматов - на боевом развороте с дистанции 100 метров снизу сзади сразил длинной пушечной очередью фашиста. Он открыл боевой счет сбитых на «аэрокобрах» в своей эскадрилье. В этом же вылете, продолжив патрулирование над Мотовским заливом, отличился и старший лейтенант Михаил Харламов, сорвавший нападение «мессершмиттов», пытавшихся атаковать группу наших «харрикейнов». Его пушечная очередь нашла Ме-109, тот был сбит.

23 июня сержант Владимир Бурматов сбил сразу два самолета: ранним утром при сопровождении штурмовиков Ил-2 уничтожил двухмоторный истребитель Ме-110, пытавшийся прорваться к «илюшиным». И несколькими часами позже со старшим лейтенантом Харламовым в паре они перехватили и сбили «фокке-вульф-189». Этот день для Бурматова стал знаменательным: после подведения итогов боевого дня командир полка майор Панин лично вручил ему офицерские погоды с одной звездочкой и назначил командиром звена. Теперь он сам стал летать только ведущим пары или звена.

Штурман 255-го ИАП капитан В. А. Бурматов.

Звезда Героя

Звездным для Владимира Бурматова стал сентябрь 1943 года, когда он за две недели при сопровождении штурмовиков и торпедоносцев сбил пять истребителей: два Ме-109, два ФВ-190 и один Ме-110. Всего у него стало девять лично сбитых, один в группе и еще пять предположительно.

После того как 3 ноября 1943 года был сбит десятый самолет противника, младшего лейтенанта Бурматова представили к третьему ордену Красного Знамени. Вскоре он стал штурманом авиаполка и в очередной раз был повышен в воинском звании.

2 декабря 1943 года в короткий дневной сумрак полярной ночи лейтенант Бурматов вылетел в составе небольшой группы - трех бомбардировщиков Пе-2 в сопровождении четверки «аэрокобр» во главе со старшим лейтенантом Рассадкиным - на бомбардировку аэродрома Луостари. Над целью сильным зенитным огнем были сбиты два бомбардировщика, а на обратном маршруте группу атаковали «мессершмитты». Над линией фронта Владимиру Бурматову удалось поджечь один «мессер». Вражеский летчик выбросился на парашюте и был взят в плен. Им оказался лейтенант Гюнтер Эйхорн из состава 9-й эскадрильи 5-й истребительной эскадры, имевший на своем счету семь воздушных побед.

Через несколько месяцев старший лейтенант Бурматов вместе с капитаном Рассадкиным одновременно были представлены к званию Героев Советского Союза. В наградном листе от 28 апреля 1944 года, подписанном командующим ВВС СФ генерал-лейтенантом авиации Андреевым, читаем: «За истекший период военных действий тов. Бурматов произвел 191 боевой вылет с налетом 208 часов. Провел 43 воздушных боя. За лично сбитые 12 самолетов противника и 7 предположительно, успешное прикрытие ударной авиации, в результате чего обеспечено потопление: транспортов - 8, танкера, СКР, СКА, самоходных барж - 3, и проявленные при этом мужество, отвагу и героизм достоин представления к высшей награде - званию Героя Советского Союза». Указ на обоих летчиков 255-го ИАП был подписан 31 мая.

Аэродром Ваенга-Первая. Лето 1943 г. Слева - направо: командир 255-го ИАП майор Павел Панин и летчики 1-й эскадрильи: лейтенант Владимир Бурматов, старший лейтенант Рассадкин, лейтенант Сергей Попов и командир эскадрильи капитан Михаил Харламов.

Если бы не товарищ...

203-й боевой вылет 28 июня 1944 года, массированный комбинированный авианалет на морской порт в Киркенесе для Бурматова мог оказаться последним, если бы не его сообразительный ведомый - младший лейтенант Леонид Зайцев. В этот день капитан Бурматов вылетел ведущим десяти «аэрокобр» на сопровождение пяти бомбардировщиков «бостон». К вражеской морской базе они подходили во втором эшелоне, перед ними только что отбомбились «китихауки» - истребители-бомбардировщики. Небо над целью все было пронизано зенитным огнем - самолет ведущего зацепило осколками от зенитных снарядов.

Мотор резко «обрезало», и вскоре он заглох. Развернувшись на обратный курс, капитан на быстро теряющем высоту самолете начал планировать к полуострову Рыбачий. Не долетев примерно 12 километров до полуострова Средний, совершил вынужденную посадку на воду. К счастью, удалось быстро покинуть тонущий самолет и перебраться на надувную спасательную лодку.

Все это время его ведомый неотлучно следовал за ним и прикрывал в воздухе, а потом и на воде. Зайцев попытался по рации связаться с землей и сообщить координаты вынужденной посадки ведущего. Но на все запросы рация молчала. Что делать? Дорога каждая минута! В этот день море было неспокойным - хлипкую лодочку периодически заливало ледяными волнами, летчик мог умереть от переохлаждения, как это не раз случалось при вынужденных посадках на воду в Заполярье. Младший лейтенант направился к базе торпедных катеров в Пумманках на полуострове Средний. Он долго крутился над базой, привлекая к себе внимание, улетая в море и снова возвращаясь. Немного погодя в море вышли сразу четыре торпедных катера, один из которых нашел и спас Владимира Бурматова. Командование высоко оценило действия Леонида Зайцева и наградило его орденом Красной Звезды - «За спасение своего ведущего, проявленные при этом разумную инициативу, смелость и находчивость». Это был его всего лишь 26-й боевой вылет.

В начале сентября 1944 года Бурматова направили на высшие офицерские курсы ВВС ВМФ. К этому времени он совершил 230 боевых вылетов и провел 52 воздушных боя, на боевом счету - 12 лично сбитых самолетов. В родной полк вернулся накануне Победы. В конце 46-го навсегда распрощался с Заполярьем - продолжил учебу, теперь уже в военно-воздушной академии. После служил на Черноморском флоте на разных высших командных должностях. В феврале 57-го в звании подполковника был уволен в запас. Вернулся в свой родной Ковров, где до пенсии проработал инженером-технологом на заводе, на котором юношей начинал свой долгий и славный жизненный путь. Не стало Владимира Александровича 27 октября 1986 года. Одна из улиц в Коврове теперь носит его имя.