(Окончание. Начало в № 100.)

Особый взгляд на гостеприимство

С середины октября суда с минимальными, только на переход, экипажами начали покидать порт-убежище и уходить в Германию. Остальные моряки и пассажиры по железной дороге доставлялись в Ленинград, а далее морем в Гамбург. Из сообщения по линии Наркоминдела от 20 октября 1939 года: «Представитель посольства Кенигседер подал заявку… на снабжение провиантом, значительно превышающем потребности оставшихся экипажей». Видимо, какие-то еще германские суда планировали заход в Мурманск, и Кенигседер об этом знал.

У чекистов-контрразведчиков всегда имелось свое понимание вопросов гостеприимства, поэтому обслуживание незапланированно прибывшего в Мурманск «Бремена», а позже и других иностранных судов было ими организовано в порядке, отвечающем интересам государственной безопасности. Судя по документам, первое время после прихода в порт экипажам, кроме командного состава, сход на берег не разрешался. Составлялись списки находившихся на борту, по специальным учетам проверялось наличие на них компромата, собиралась первичная информация, распределялись и готовились кадры и ресурсы для проведения контрразведывательных мероприятий.

В дальнейшем оказалось, что немецкие моряки, получившие добро на сход, не слишком стремились воспользоваться этой возможностью. Особых развлечений в городе не было. Мурманское морское агентство инфлота и Интерклуб Союза моряков, по мнению чекистов, оставляли желать лучшего: уровень подготовки персонала и знание иностранных языков были невысоки, клубный киноаппарат неисправен.

Из сообщения в Москву: «Моряки не обслуживаются, расходятся по городу, завязывают связи с местным населением». Вместе с тем не исключалось, что по поводу схода на берег в портах СССР с учетом международной обстановки иностранные моряки имели от своего руководства определенные инструкции.

Постепенно у контрразведчиков появлялись первые результаты работы: были получены сведения о связях отдельных членов экипажей с гестапо, зафиксированы попытки установить через третьих лиц адресные контакты с жителями Мурманска, проведена вербовка моряка, попавшегося с контрабандой.

«Вызывается соображениями разведывательного характера»

Архивное дело «Докладные записки и спецсообщения Управления НКВД в НКВД СССР за 1940 год» в своей рассекреченной части содержит информацию о событиях, происходивших на фоне изменения военно-политической обстановки: после оккупации Норвегии в мае 1940 года вопросы безопасности мореплавания для фашистской Германии в Северной Атлантике и в Арктике в значительной мере утратили свою остроту.

При этом заметно изменилась и манера поведения немецких судов, заходивших в Мурманск по-прежнему как в порт-убежище. Например, мотобот охотников за тюленями на 11 человек экипажа имел на борту пять фотоаппаратов, кинокамеру и нештатное радиопередающее устройство. Группа из пяти траулеров в территориальных водах была конвоирована нашим сторожевиком, и два из них отклонились от курса настолько, что подверглись обстрелам пограничников, и это уже было похоже на разведку боем. Стали известны факты саботажа немецкими капитанами предписаний покинуть Мурманск. Появились в Мурманском порту и военные корабли Германии. Их было немного - как правило, тральщики, тоже скрывавшиеся от английского флота.

В июне 1940 года начальник УНКВД Алексей Ручкин докладывал наркому Лаврентию Берии: «Германия нуждается в военных кораблях. Ссылки на невозможность вывести их из Мурманского порта не являются основательными, так как… Норвегия очищена от войск союзников… пребывание германских пароходов… вызывается соображениями… разведывательного характера».

Агент контрразведки Курс сообщал: «обосновать… необходимость иметь здесь официального морского представителя, т. е. легального шпиона, без каких-либо немецких интересов на Севере трудно… Приобретение позиций по линии общения с военно-морскими организациями… знакомило представителя с организацией флота, его способностью выполнить те или другие задачи».

Серьезный противник

Помимо вышеназванных германских дипломатов в 1939 году непродолжительные сроки в Мурманске работали помощник военного атташе Росс, сотрудник посольства Бауман. В декабре 1939-го и марте 1940 года Мурманск посетил сотрудник германского посольства в Москве Курт Крепш. Из ориентировки советской контрразведки: «Крепш ранее являлся представителем фирмы «Северогерманский Ллойд» при Интуристе, под прикрытием которой проводил разведывательную работу».

С ноября 1939 года в Мурманске обосновался помощник германского военно-морского атташе Эрих Ауэрбах. Из сообщения контрразведки: «…с 1922 по 1926 год находился в Батуми, Тбилиси и Новороссийске… в 1934 году приехал вторично в СССР и работал по 1936 год в г. Одессе как представитель немецкой пароходной компании… был из Советского Союза выдворен… путешествовал по Ирану якобы в целях изучения страны. В 1939 году в Москве и в настоящее время прилагает усилия к восстановлению связей со своей агентурой и созданию новой… Нами установлены и взяты в разработку следующие связи по городу Мурманску… рассчитывает осесть на жительство в Мурманске на 1940-41 гг. …ожидается приезд его жены из Турции…»

Советская контрразведка получила в лице Ауэрбаха серьезного противника. Внешне он вел себя обособленно, был осторожен в общении и в завязывании знакомств. Догадываясь, что находится под контролем НКВД, демонстративно жаловался на тоску и никчемность своего пребывания на Севере, сожалел о том, что застрял в Мурманске до окончания войны с Англией. Любопытно, что о своем начальнике, атташе германского посольства Баумбахе Ауэрбах отозвался так: «…если он и дальше не будет думать головой, я буду писать фюреру».

Вместе с тем его перемещения по побережью, контакты в среде военных моряков и представителей власти вплоть до приятельских, простые и эффективные способы проникновения в запретные зоны свидетельствуют о его способностях в области ведения разведки с легальных позиций. Например, как следует из документов, Ауэрбах, неоднократно посещая различные объекты в сопровождении высокопоставленных офицеров Северного флота, «приучил» к своей персоне некоторых недостаточно бдительных сотрудников пограничного КПП. Это позволило ему несколько раз самостоятельно пройти в порт и на попутных пароходах посетить закрытую погранзону. Естественно, что руководство УНКВД по Мурманской области делало все необходимое для пробуждения у отдельных командиров Северного флота чувства бдительности и для организации надежного контрразведывательного режима в зоне своей ответственности.

С середины 1940 года разработка помощника военно-морского атташе Германии в СССР Ауэрбаха была взята под личный контроль руководителем НКВД Лаврентием Берией. На этом рассекреченная часть архивного дела УНКВД по Мурманской области за 1940 год завершается.

Несомненно, что любой успех германской разведки был использован при планировании и реализации нападения фашистской Германии на СССР. Но также несомненно, что в основание нашей будущей Великой Победы легла непростая работа советской контрразведки по пресечению деятельности вражеских разведок накануне войны.

При подготовке очерка использованы архивные материалы ФСБ России, размещенные на сайте Государственного архива Мурманской области в разделе «Выставки и публикации. Порт-убежище для германской разведки».

Александр ЧЕМЕРСКИЙ, заместитель председателя совета ветеранов УФСБ России по Мурманской области.