Собака с разными глазами, «полухаски», как ее сразу окрестил наш фотограф, выразительно поглядывает на туристов. Напротив, на островке, куда можно пройти по отливу, - заросли брусники, крупной и вкусной. Тишина, вода, запах водорослей. Эта тишь и поморская экзотика способны сделать Умбу туристической жемчужиной Кольского края. Тем более в отличие от неблизкой Варзуги дорога к ней цивильная и от города не так уж далеко. Если несколько лет назад тут, считай, вовсе не было гостиниц, сейчас в Умбе расцвет турбизнеса. Почему хозяева здешних гостиниц не конкурируют между собой, отчего среди владельцев лишь один местный житель и по какой причине в этих краях трудно делать расчет на интуристов, мы побеседовали с управляющими трех умбских туристических предприятий.

За дополнительную плату - «прыжок кита»

Ирина Волкова лет семь отработала в милиции, в паспортно-визовом отделе, и не думала, что эта самая паспортно-визовая система однажды ударит по развитию ее бизнеса.

Ирина - директор базы «Умба Дискавери», расположенной на побережье Белого моря, в двух шагах от Умбы, - именно там мы собирали бруснику да гладили «полухаски». Несколько коттеджей, каждый в своем стиле, один оформлен рисунками, стилизованными под петроглифы, другой - царство крестьянских кукол, тряпочных тетенек с выразительным бюстом, вызвавшим экстаз у наших фотографов... Когда-то на этом месте были корпуса пионерлагеря. Выкупили их питерцы, побывавшие в Умбе на экскурсии и сразу оценившие ее туристические перспективы. Правда, поначалу казалось, вложений особых не потребуется - домики стоят, подремонтируй да живи. Оказалось, в лагере ни канализации, ни пресной воды, словом - деньги ушли аховые. Зато теперь «Умба Дискавери» может похвастаться европейским сервисом, ее ценят иностранцы. Вот только ход сюда им заказан.

На побережье аккурат напротив базы с 1992 года находится полигон для испытания субмарин. Правда, в девяностых он фактически не функционировал, и на интуристов смотрели сквозь пальцы, но последние лет пять вояки активизировались, и зона регламентированного посещения в Умбе стала реальностью.

- Выходят наши гости, расслабившись, с чашечкой кофе на бережок - всплывает подлодка, - говорит Ирина Волкова. - Гости начинают на ее фоне фотографироваться. Вот тебе и военная тайна!

- Так за это надо дополнительную плату брать! - хохочет мой коллега. - А по спецзаказу лодка и «прыжок кита» может показать!

Однако Ирине не до смеху. Из-за «местного колорита» любой иностранный гражданин обязан за 45 суток обращаться в ФСБ за разрешением на визит. И никто не гарантирует, что за три дня до заезда, когда деньги за путевку уже уплачены, не придет отказ.

- Мы участвовали в совместной с финской туркомпанией программе «Три моря», рассчитанной на французов. Она включала Ботнический залив, Баренцево море и нашу базу, - вспоминает Ирина. - Предварительные согласования мы прошли, ФСБ дала добро, программу продали в Париже на выставке, пошли первые клиенты - и начались отказы «безопасников». Люди уже едут - а принять их мы не можем. Пришлось экстренно селить их на другие, более дорогие базы, например, на Воскресенский погост, где работает знаменитая рыболовно-спортивная база. Лето мы так отмучились, ушли в минусы, а потом финны сказали: вы хорошие ребята, умеете работать, но не знаете, что в вашей стране будет завтра.

Теперь приходится искать обходные пути, например, на недавней туристической выставке в Саарисельке «Умба Дискавери» выступила партнером гостиницы «Беломорье» в Кандалакше, - там вовсю идет ремонт, и номера приводят в божеский вид. В Кандалакшу пропуск не нужен, а оттуда гости могут совершать экскурсии в Полярные Зори, Апатиты и на Терский берег.

- К сожалению, каждому потенциальному клиенту нам приходится первым делом задавать вопрос о гражданстве, - сетует Волкова. - При этом партнерство с иностранцами крайне необходимо, потому что благодаря участию в международных проектах мы можем обучать за границей персонал. Я считаю, что мы добились многого именно потому, что ездили и смотрели. И этого не хочется терять.

Еще один из «обходных маневров» для работы с зарубежными клиентами дал толчок для новой жизни целого села. Два года назад Волкова решила вовлечь в туристическую программу Кузреку, которая тоже не требует пропусков. Так родился ежегодный праздник поморской козули, который разбудил село и привлек туда массу людей.

Хотя и Кузрека опасается появления военных и секретчиков: еще в 2005 году возник проект по сооружению невдалеке могильника отработанного ядерного топлива. Геологи выяснили, что тамошняя почва исключительно для этого дела приспособлена. Об экологии, истории и туризме, как обычно, не подумали. Местные тогда подняли волну, достучались до экологов. Теперь вот надеются: чем популярней будет праздник, чем больше людей услышит о сельце, тем больше шансов спасти Беломорье от окончательного превращения в закрытую зону.

Когда «Умба Дискавери» появилась, она была единственной в этих краях базой без «рыболовного уклона». Сейчас там можно заказать морскую рыбалку, но необычную.

- Мы сразу предупреждаем: у нас не треска, а трещочка, - смеется Ирина. - Как говорится, отсутствие семги не мешает ее ловле, нанимаем местных жителей с катерами, они не только вывозят людей в море, но и знают сотни баек. Нет улова, зато море впечатлений. Еще и тюлени часто катера сопровождают. Да и к нашей баньке порой подходят. Восторг! Я все думаю, почему людей так к ним тянет? Может, потому, что они мало говорят...

Конкурентов нет - только друзья

Анастасия Медведева, управляющая гостевым домом «Индель», что на берегу Малой Пирьей губы, поселив вновь прибывших клиентов, спешит в ДК. Там она преподает восточные танцы. Прожить одним только бизнесом пока не удается. «Индель» в нынешнем облике работает всего год. Выросла буквально на пепелище - первый гостевой дом, в который превратился бывший магазин, сожгли через полгода после открытия. Пришлось все начинать заново. При этом Настя уверена: в целом бизнес в Умбе - дело безопасное, это ведь местные алкаши пустили красного петуха, а не бандиты какие-нибудь. Если сам местный, быстрей найдешь контакт с соседями, поэтому управляющие отелями и базами тут здешние. А вот хозяева почти все москвичи и питерцы.

Настины работодатели тоже из столицы, приехали половить рыбки, а поймали бизнес-удачу. Окупается, правда, такое начинание от силы лет через пять-десять, так что до прибыли еще далеко. Да и прошедший сезон оказался неудачным - большинство приезжих, а было их в Умбе немерено, селились в палатках, не то экономя на комфорте, не то решив погрузиться в природу. Впрочем, самое тяжелое время впереди - зима, мертвый сезон. Чтобы оживить его, хозяева «Индели» придумывают зимние маршруты на буранах, программы детских каникул и встречу Нового года с поморским колоритом.

«Фишка» гостевого дома - беломорская кухня. Готовят здесь только местные блюда, на столе непременно оленина да лосятина, семга, ягоды, варенье... Все свежее, полуфабрикаты под запретом. Учитывая то, что в Умбе с общепитом проблемы, «Индель» имеет шансы зарабатывать еще и как ресторан - по заказу здесь можно просто пообедать-поужинать.

Помимо цивильной ночевки культурная программа: морская рыбалка, мыс Корабль, Варзуга и Кузомень - самые популярные маршруты. Еще изюминка - здешних гостей могут по договоренности с местным музеем отвезти посмотреть петроглифы на Канозеро хоть по воде, хоть по суше.

Парадокс местного турбизнеса - отсутствие конкуренции. У каждого свой профиль, все друг друга знают, так что клиентами даже обмениваются, если мест нет или обратившийся явно хочет чего-то иного, другой программы.

Управляющая, смеясь, рассказывает, что порой сама пашет за уборщицу: появится на пороге клиент, она стягивает резиновые перчатки и идет встречать гостя. Всего работает три человека, этого достаточно. Когда-то гостевой дом виделся владельцам просто как перевалочный пункт для туристов, едущих дальше, на Индель, где у фирмы тоже есть база. Оказалось, Умба сама по себе привлекательна для гостей. Но начать здесь дело с нуля непросто.

- Конечно, можно заработать в каком-то другом бизнесе и вложить доход в туризм, - говорит Настя. - В конце концов, есть программы поддержки малого бизнеса, можно получить грант. Но на пустом месте поднять туркомпанию с нуля невозможно. Тем более, учитывая, что прибыль здесь сезонная, зимой одни убытки. Вот почему местных среди владельцев баз не сыскать. Капитал вкладывают в основном Москва и Питер.

Еще одна странность умбского турбизнеса - его трудно найти в Интернете. Есть свои сайты и у «Инделя», и у «Дискавери», но ни одна крупная система онлайн-бронирования их услуги не предложит. Между тем именно такие системы дают массовый приток клиентов, которые лишь открывают для себя точку на карте. Пока же реклама здесь работает по принципу сарафанного радио. Рекомендуют маршруты друзья, коллеги, раздаются рекламные буклеты.

Как вздыхает море

По поверью, лодку, отслужившую свое, нельзя разбирать, разбивать. Она, вытащенная на берег, умрет сама, уйдет в землю... Живая она, и море живое - вздыхает, разговаривает. Это особо чувствуешь в гостях у Александра Комарова.

Историко-этнографический комплекс «Тоня Тетрина» в 30 км от Умбы, на мысе Турий - один из старейших туркопмлексов в этих местах. Рекламных листовок и интернет-зазывалок ему не надо - Комарова и так знают по всему миру. Знают коллекционеры и историки войны на Кандалакшском направлении, с которыми Александр Борисович обменивается информацией о свежих находках, что пополняют его музей. Знают туристы, оставляющие символические автографы с наименованиями своих городов на специальном столбе при въезде на тоню. Кто только здесь не бывает, самой экзотической гостьей была старушка-парижанка, добравшаяся до тони Тетрина на... велосипеде с прицепом.

- Здесь некогда стояла одна из самых уловистых тоней, - рассказывал мне как-то Александр Комаров. - Причем на ней жили круглый год, а не только во время путины. Правда, большого поселения не возникло, потому что пресной воды в округе мало: единственный ключ, из которого мы воду и берем.

За двенадцать лет Комаров, в прошлом музейщик из Ревды, выстроил на месте древней рыболовецкой тони целый мир. Музей под открытым небом, где туристы имеют возможность не просто узнать о поморском быте, но и пожить им. Что ни предмет здесь, то реликвия. В деревянной плошке плещется уха из свежевыловленной беломорочки, патефон наигрывает старинные вальсы, медный чайник пыхтит на печке. Все живое и настоящее, ни тени стилизации. Сам владелец тоже обитает здесь - как оставишь такое хозяйство? Комаров - не только музейщик и предприниматель, он еще и легенда. Потому что куда ни глянь на Терском берегу, везде его вспоминают. Спросишь про лабиринты на мысе Аннин Крест - это он их расчищал. Полюбопытствуешь о канозерских петроглифах - их случайно открыли ребята-ревдинцы, которым его сын предложил необычную экспедицию - спуститься в Умбу, в гости к отцу, по порожистым рекам. Остановились на островке - нашли древнее чудо.

Тоня Тетрина - рай для любителей экзотики, приют этнотуристов. При минимуме рекламы наплыв бешеный, так что бронировать места в сезон надо за пару месяцев. Правда, добраться до места трудно - наличие дороги зависит от графика приливов и отливов. Не успел до большой воды - застрянешь на несколько часов. Впрочем, экстремалов это не пугает, даже наоборот. Ну и магазинов да сувенирных лавок, понятно, в округе не сыскать.

Взамен другое удовольствие: в программу пребывания входит экскурсия в исполнении самого хозяина. Кто лучше него расскажет о собственными руками выстроенном царстве! В музее он постарался воссоздать кроме поморского рыбацкого быта еще фрагмент саамского поселения - в этих местах поморы и оленный народ жили по соседству. Особое место уделил Комаров и военной истории края. А чтоб все было без обмана, списался не только с нашими ветеранами тех боев, но и немцев нашел, что воевали под Кандалакшей, скрупулезно собрал воспоминания очевидцев и продолжает находить в лесах на местах боев свидетельства тех лет - предметы, личные вещи, документы. Ему это не впервой: его рук дело - два восстановленных самолета времен войны, в Ревде и Киркенесе.

Сам себе начальник, сам себе работник - музей на краю света стал не просто экзотическим бизнесом. Просто жизнью. Потому и помощи у властей владелец не просит - ну разве что консультации у искусствоведов-профессионалов получает. Но главное про свой музей и бизнес знает сам:

- У меня все подлинное и всем можно пользоваться. Каждая вещь должна жить! Вот мы почему за руку здороваемся? Тепло передается, люди ближе делаются, друг друга узнают. А старинные вещи помнят тепло стольких людей! Прикоснешься к ним - что-то поймешь...

Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Александр Комаров.
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Татьяна БРИЦКАЯ