- А у нас - надежда! Собянин обещает деньги выделить! - Владимир Перевалов, директор музея «Петроглифы Канозера» делится радостью. Проект его жизни в одном шаге от воплощения. Не сглазить бы!

23 мая губернатор Марина Ковтун и мэр Москвы Сергей Собянин подписали соглашение о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве и протокол о совместных действиях на 2013-2016 гг. Одним из первых дел, в которых столица обещает подставить плечо Заполярью, должно стать возведение защитного сооружения над комплексом канозерских петроглифов.

«Мурманский вестник» давно следит за ситуацией вокруг уникального скопления неолитических наскальных рисунков. Открытые в 1997 году, они страдают как от воздействия природных факторов - воды, ветра и перепадов температур, так и от излишней активности любопытных и не всегда цивилизованных туристов. Ученые, давно бьющиеся над этой проблемой, вынесли вердикт: от окончательного исчезновения петроглифы спасет особый купол. Заодно он и туристам поможет разглядеть древнее чудо: специальная подсветка сделает рисунки различимыми в любое время суток, а не только при закатном солнце, как сейчас. Цена вопроса - около 16 миллионов рублей, для муниципального музея деньги неподъемные. Для области тоже немалые. Потому еще год назад планы Владимира Перевалова многим казались всего лишь мечтами.

- Уже два года областной и муниципальный бюджеты помогают музею содержать смотрителей, которые постоянно находятся непосредственно на объекте и оберегают его, - говорит вице-губернатор Татьяна Поронова. - Сейчас как раз разгар туристического сезона, основные посетители тех мест - байдарочники, которые сплавляются по воде и пристают как раз на Каменном острове, где самое большое - 1260 изображений - скопление петроглифов. Для смотрителей выстроена база, есть камера видеонаблюдения, беседка, где могут укрыться от непогоды туристы. Но этого мало. К сожалению, в мире нет опыта сохранения наскальных рисунков, и наш проект в известной степени уникальный. Но достаточную сумму областной бюджет выделить на него пока не в состоянии. Мы планировали обратиться за грантом в Русское географическое общество. Но туда идет очень много заявок, стопроцентной гарантии, что именно наш проект будет одобрен, не было. И тут, можно сказать, сошлись звезды: готовясь к встрече губернатора Марины Ковтун с мэром Москвы с Сергеем Собяниным, мы подготовили три проекта. Мэр сам выбрал Кан-озеро. Сейчас официальное письмо от Марины Васильевны находится в мэрии Москвы, ожидаем положительной резолюции. Как только решение будет принято, начнется активная работа - и будем отчитываться о результатах.

Как уже рассказывал «Вестник», проект защитного сооружения готов. Купол будет легким, вентилируемым, чтобы не нарушить экосистему острова. Ученые смогут постоянно наблюдать как за состоянием скалы, так и за местной флорой. Установке будет предшествовать мониторинг состояния петроглифов.

Впрочем, ученые и так каждое лето проводят в наших краях - Кольская археологическая экспедиция только недавно закончила очередной этап исследований. Археологов как раз застала на острове Татьяна Поронова, впервые побывавшая там в июне.

- Мне захотелось увидеть все своими глазами еще тогда, когда музей петроглифов впервые обратился в минфин за помощью. Признаюсь, тогда в министерстве возникла дискуссия, и не все положительно отнеслись к идее выделения значительных средств муниципальному музею. Но Владимир Михайлович Перевалов - удивительный человек и весьма увлеченный. В его словах столько убедительности, знания дела, что он сумел зажечь всех. Теперь мне бы хотелось, чтобы все, от кого зависит принятие решений по Канозеру, просто побывали там. Потому что, когда это видишь, никаких слов уже не надо.

Путь от Умбы до Канозера непростой, поэтому, вооружившись накомарниками и резиновыми сапогами, маленький отряд вначале преодолел несколько десятков километров на вездеходе. Который по дороге еще и сломался, пришлось чинить в полевых условиях. Потом - по воде. Встретив пороги, местами пробирались по суше, потом пересели из резиновой лодки на катер. В общем, все поняли частую присказку Перевалова: добираются на Канозеро только упорные. Впрочем, для любителей экстремальных экотуров такие места - рай земной. Группы как раз таких увлеченных едут на Север из различных регионов страны.

Когда же масштабный проект будет доведен до завершения, думается, экологическая тропа на Канозеро станет весьма популярным маршрутом.

Кроме туристического освоения края предусмотрен и научный обмен в рамках музейного сотрудничества регионов.

Вдобавок в музее задумали изготовить копии рисунков в натуральную величину и пополнить ими экспозицию, сейчас в основном сформированную из фотографий. Сделают это для тех, кому дальний путь не по силам.

- Канозеро, безусловно, наша изюминка, и людям его показывать надо. Больше того, в рамках проекта «Серебряное ожерелье» у нас есть возможность развивать юг полуострова как туристическую зону, - говорит Татьяна Поронова. - Однако ни купол над островом, ни исследования ученых не сделают Канозеро туристическим объектом. Району нужна инфраструктура.

Безусловно, прибыль из труднодоступного памятника удастся извлечь не сразу, что не отменяет значимости Канозера. Культура, как известно, в рублях не измеряется, а вот открытие петроглифов в Заполярье - бесценно. Тем более что, если, скажем, в Норвегии обнаружено около 200 мест скоплений петроглифов, на Русском Севере их всего четыре. И наш канозерский комплекс входит в пятерку крупнейших памятников эпохи неолита в мире.

Евгений Колпаков, старший научный сотрудник Института материальной культуры РАН, постоянный участник Кольской археологической экспедиции, проведя для гостей экскурсию, рассказал: среди рисунков встречаются и такие, которые есть у соседей, скажем, на Онеге, но есть и совершенно уникальные.

Например, «Бес» - крупная фигура, которая встречается в нескольких сюжетах, - этот персонаж всегда охотится за женщинами. Трудно сказать, кого имели в виду наши предки, но такого больше не увидишь нигде. А еще Евгений Колпаков помог гостям увидеть петроглифы, обычно скрытые от любопытных:

- Нам пришлось накрываться черной непрозрачной пленкой, запуская через щель косой световой поток, - и на глазах проявлялись изображения, - вспоминает Татьяна Поронова. - А когда трогаешь этот камень, рисунки на котором появились примерно во времена египетских пирамид, испытываешь удивительное ощущение. Как будто прикасаешься к воплощенной вечности. Даже разговаривать громко не хочется...

Сейчас трудно сказать, когда именно поступят деньги, сможет ли Москва выделить их до конца года или же запланирует на следующий, да и сами работы по установке купола долгие. Но музейщики уже воспряли духом. В этом году они составили концепцию развития на ближайшие годы, планируют создать музей-заповедник и внести петроглифы Канозера в реестр культурного наследия ЮНЕСКО.

Фото:
Фото Геннадия Александрова, Татьяны Пороновой
Фото:
Фото Геннадия Александрова, Татьяны Пороновой
Фото:
Фото Геннадия Александрова, Татьяны Пороновой
Фото:
Фото Геннадия Александрова, Татьяны Пороновой
Фото:
Фото Геннадия Александрова, Татьяны Пороновой
Татьяна БРИЦКАЯ