После инъекции препарата дитилин живое существо начинает задыхаться. Дыхание угнетается. А сознание при этом остается. Итог - мучительная смерть. Когда дитилин применяют для усыпления больных животных, законом предписано предварительно делать наркоз - чтоб не мучились.

Псинкам из поселка Коашва наркоза никто не давал. Убойную дозу дитилина четвероногим вкололи при отлове. Среди погибших в результате рейда большая часть оказались хозяйскими. Это произошло в декабре, но жители Коашвы до сих пор пытаются добиться ответа на вопрос, почему в ходе отлова был нарушен целый ряд законодательных актов, действующих в нашем регионе.

Закон для всех един?

- Самое мучительное - сознавать собственную вину в гибели любимца, - говорит Анна Форис, хозяйка одного из умерщвленных псов. - Я действительно выпускала Барона гулять без присмотра, как и большинство здешних собаководов. Да, виновата. Мы привыкли, что в поселке все друг друга знают - и люди, и собаки. Привыкли, что у нас безопасно. Барошка всегда бегал в ошейнике, с жетоном, был очень ласковым, детей любил - да его тут все знали, даже участковый. Я его из приюта взяла, он только четыре месяца успел у нас прожить…

В тот день, 20 декабря, сотрудники ООО «Бытсервис» отловили 13 собак. В живых не осталось ни одной. По словам Анны, на следующий день после рейда она обратилась к руководителю службы отлова с просьбой отдать ей Барона, ведь по закону отловленных собак никто не вправе сразу умерщвлять. Их передерживают в приюте, и если хозяин объявится, он может забрать питомца, возместив конторе расходы на отлов и кормежку. Лишь потом, после осмотра ветеринаром, усыпляют больных и агрессивных псов, и только их.

- 22 декабря утром я позвонила Жудину (директору «Бытсервиса». - Т. Б.), но он сказал, что всех собак… сожгли еще вчера! - повествует Анна. - Я не поверила, настояла на встрече - ее назначили на следующий день. Однако, приехав в «Бытсервис», Жудина так и не дождалась, на звонки он не отвечал. Моего Барона в приюте действительно не было, в клетках там сидели несколько собак и еще на земле лежало штук пять собачьих трупов, припорошенных снегом. А сотрудница этой конторы и вовсе сказала мне, что в день отлова ни одного животного к ним не привозили… Так что же на самом деле произошло?!

У Григория Жудина другая версия событий. По его мнению, причина конфликта в том, что граждане попросту не привыкли исполнять закон. Не хотят выгуливать собак на поводках, препятствуют отлову, а затем обвиняют его, Жудина, во всех смертных грехах.

- Всех собак я привожу в пункт временной передержки, здесь они проводят три дня. Как только набирается нужное количество, вызываю ветеринара, и он всех усыпляет. Ну разве что породистых оставляю - некоторые у меня и по году живут. А тут как раз усыпление было запланировано, поэтому я их долго не держал. Форис позвонила на четвертый день, я сказал: все, время вышло. Всех оставлять в живых я не могу - негде содержать. Вот сейчас я на собственные деньги построил элитный питомник - там можно будет и передерживать дольше, и стерилизовать. Но это когда город определится - пока я делаю только то, за что мне платят, что предписано контрактом с муниципалитетом. А вообще, решить проблему безнадзорных животных можно только одним способом - научить граждан уважать закон. Вот когда начнут штрафы по 50 тысяч назначать за выгул без поводка - все получится! Закон для всех един, у них тут, в Коашве, не отдельная республика.

Что же, нельзя не согласиться: закон един. Поэтому и давайте разберем ситуацию с его точки зрения. Согласно постановлению правительства Мурманской области срок пребывания в организациях, осуществляющих отлов и передержку безнадзорных животных, составляет 12-14 дней. Понятно, что трехдневный срок, установленный «Бытсервисом», согласован с муниципальной администрацией, заключившей с ним контракт, но дела это не меняет.

Пойдем дальше. По областному Закону «О содержании животных» умерщвление допускается лишь для ликвидации очагов заразной болезни, в случае если животное общественно опасно либо при его нежизнеспособности, «если его страдания нельзя прекратить иным способом». Так что скудное финансирование или отсутствие места для содержания - не самая уважительная причина для массовой бойни. Напоминаю об этом директору «Бытсервиса» и получаю ответ:

- Да они все больные и агрессивные, потому и усыпляю!

- А у вас их ветеринар осматривает?

- Нет, у меня ветеринара нет, мне на это денег не дают. Но я и сам вижу! Стоит мне к клеткам подойти, они аж бросаются, гавкают! Если собака дебилка - это сразу видно.

При направлении животного на усыпление должен составляться акт осмотра с заключением ветеринара о необходимости крайних мер. Так делают, например, в Мурманском центре временного содержания. Что касается болезней, то хозяйка Барона, к примеру, сразу предъявила мне его паспорт с отметками о всех необходимых прививках. Ну а насчет агрессии… Если следовать нехитрому способу диагностики, принятому в «Бытсервисе», можно усыплять всех служебных собак. Ведь стоит зайти на территорию любого питомника, поднимается невообразимый лай, а уж в вольеры посторонним вовсе вход заказан.

«Налупил собак - и пусть хоть едят их!»

Есть еще один момент. По словам жителей поселка, отловщики сразу забрали лишь несколько собак, остальные, получившие укол дитилина, успели разбежаться. Когда же их настигло действие препарата, обездвиженные животные погибли. Трупики валялись на улицах сутки. Наутро дворники загрузили их в мусоровоз (в свою очередь, нарушив закон, не допускающий утилизацию трупов вместе с обычным бытовым мусором).

- Дворники даже просили прохожих помочь им в этом, - вспоминает Анна жуткую картину. - Трупы видели дети, первоклашка погладила убитую собачку, подумав, что она спит…

(Кстати, именно за это нарушение МУП «Управление Кировским городским хозяйством» направило Григорию Жудину предупреждение о нарушении условий контракта.)

- Да, мне звонили, мол, по поселку трупы валяются, - соглашается Жудин. - Ну, я прикинул - может такое быть, если у какой-нибудь собачки сердечко слабое было. Вообще смертельный исход возможен - это и в инструкции к дитилину написано. Приехал - а собак нет, говорят, дворники в контейнер с мусором все трупы закидали. С чего бы это? Трупы только я имею право вывозить, я их в «Градсервис» сдаю, в Апатиты, у них там яма есть, они сжигают. Туда 12 собак помещается, вот как наберется столько, так им и везу. Я знаю, что по закону они должны в спецустановке утилизировать, но это министры решили, а у нас тут свои министры. Говорят, во втором квартале эту печь установят все-таки.

Разоткровенничавшись, мой собеседник рассказывает: мечтает сам поставить такую печь, чтобы не платить «Градсервису» за утилизацию. И вообще расширить бизнес. А так заработать толком удается лишь в командировках, на отлове в других поселках, где «за 10 дней можно 250 тысяч заработать»:

- Там проще - выехал я один, налупил им собак и свободен. А что там делают с ними, хоть едят, мне все равно!

«Лупит» Жудин, разумеется, дитилином - дешево и эффективно:

- Что обездвиживание, что усыпление - тот же результат, - говорит он.

Нельзя не согласиться, исход, как правило, один - летальный. Несколько лет назад защитники животных в Мурманске ломали копья, борясь с использованием смертоносного препарата. Добились - теперь специалисты центра временного содержания применяют лишь рометар - препарат совсем иной группы: он не угнетает дыхание, а лишь расслабляет мышцы плюс дает легкое обезболивание.

Более того, притом что «зеленые» продолжают критиковать методы работы отловщиков, этот МУП практикует стерилизацию отловленных животных. Здесь освоили-таки дешевый и быстрый бесшовный метод операции - при его применении собаку можно выпускать на улицу через два-три дня. Именно выпускать - возвращение безнадзорных животных в среду обитания тоже оговорено в законе. Их вносят в базу данных, снабжают ошейником с номером, делают прививки… Кстати, выпускают не оттого, что «держать негде». Учеными давно доказано: на место уничтоженной стаи обязательно придет другая. Пока есть источники питания, псинки будут плодиться. Более того, в ответ на жесткие меры популяция только растет - природа компенсирует потери. Ну а если вовсе истребить собак - гипотетически это возможно, придут крысы. Классический пример такого парадокса - уничтожение воробьев в Китае, после которого посевы одолела саранча.

Впрочем, апатитские отловщики в мои рассказы не поверили:

- Это у вас так решили - выпускать собак обратно, а закона такого нету, - убежден Григорий Жудин. - Стерилизация не дает ничего, все равно собака может «сдвинуться». В элитном питомнике я стерилизовать буду, - возвращается мой собеседник к любимой теме. - Но вообще это очень дорого: около шести тысяч стоить будет операция плюс передержка две недели. Три дня? Бесшовный метод? Давайте не будем крупные города брать, там жизнь другая.

И впрямь другая: в Мурманске стерилизация обходится от силы в полторы тысячи. Ну еще кормежка на три дня - по самым большим меркам выходит тысячи три на круг, никак не шесть.

А у нас - «таксопад»

Справедливости ради скажу: у меня лично гораздо больше вопросов вызывает позиция муниципалитета, нежели конкретного господина Жудина. Ведь перечисляют ему бюджетные средства, контракт подписали - а где его юридическая оценка? В конце концов, работает бригада, как умеет, делает то, за что платят. А бродячих собак ловить надо. Хоть кому-то.

Тот же Жудин вспоминает, как пару раз реально спасал человеческие жизни от разъяренных собак - мальчишку, бежавшего от собаки, женщину, которую едва не разорвал свой, домашний, пес.

Не зря говорят, что животные похожи на людей: домашние собаки подчас гораздо агрессивнее бродячих. Их так воспитали. И во всех проблемах «собачьей жизни» виноваты двуногие. Жители Коашвы признаются: вот оштрафовал бы их участковый за выгул без поводка пару раз - глядишь, и привыкли бы исполнять закон. Кстати, именно участковый пока единственный понес наказание за декабрьскую историю (и за то, что вовремя не штрафовал, и за то, что стала возможной «зачистка» с нарушениями закона). В ответ на обращение жителей поселка руководство областного УВД провело проверку, в его действиях усмотрели служебные нарушения, которые будут рассмотрены комиссией по служебной этике.

И все же проблема гораздо шире. В свое время в Германии остро стояла проблема бродячих животных, сейчас она решена подчистую. Правительство подошло к делу комплексно: стерилизация плюс чистота на улицах, никаких пищевых отходов - и численность «ничейных» собак сократилась сама собой, они перестали воспроизводиться. А уж заботу о тех, что остались, взяли на себя благотворительные приюты. Мурманский общественный приют стерилизует 65 собак в год, это не так много, если не учитывать, что этим псинкам еще и находят хозяев. Здесь берут и здоровых, и увечных. Кстати, тоже не из дамской слезливости, это требование закона: постановление областного правительства гласит, что отловленное больное животное должно быть изолировано и подвергнуто лечению. Лечению, а не смерти. И по идее, кому как не многочисленным конторам, с которыми муниципалитеты заключают договоры на отлов живности, следует строжайше выполнять требования регионального законодательства? Они, в конце концов, из бюджета кормятся… Впрочем, тогда нужно вспомнить еще и о том, что законом предписано вести мониторинг численности безнадзорных животных в городах.

Махатма Ганди говорил, что величие нации можно измерить тем, как она относится к животным. В Индии существуют особые приюты для животных-инвалидов. Понятно: религия, философия, уважение ко всему живому… Но откуда у нас такая неизбывная «шариковщина»?

- У нас сейчас «таксопад», - говорит Оксана Анчишкина, руководитель мурманской общественной организации «Приют». - Недавно таксы были страшно модными, люди, заводя их, не задумывались о том, что охотничья собачка может, в примеру, вырыть нору в новом диване… Да и вообще это собаки с характером. Итог - к нам приносят по пять брошенных такс в неделю. Это в такие морозы, как этой зимой. Погода вообще людей не останавливает: недавно в самую лютую стужу женщина нашла у подъезда «свежевыброшенных» кота и кошку. Они сидели на снегу у подвального окошка, из которого валил горячий пар. Бедняги хотели согреться, а сами… примерзли к земле, покрылись льдом. Их из чайника отливать пришлось, чтобы спасти…

В Великобритании закон о защите животных от жестокости принят в 1822 году. У нас такого закона нет.

Татьяна БРИЦКАЯ