Для чего существует надводный флот? Для успешных действий на морских коммуникациях в случае войны и для обеспечения этих коммуникаций в мирное время.

То есть в случае войны он помогает нападать, сам нападает, а также защищает от нападения. А в мирное время демонстрирует свою готовность выполнить вышесказанное.

Так должен действовать любой надводный флот, и российский в том числе. Но вот только наш флот немного отличается от других.

Прежде всего надо заметить, что с 1991 года - года заката СССР - и по сию пору, то есть за 21 год, надводный флот России, как, впрочем, и подводный, уменьшился почти в 10 раз. Надо сказать, надводный флот почти никогда не действует одиночными кораблями, это всегда группа, и у каждого члена группы есть свои определенные обязанности в ордере.

Сегодня положение таково, что ни один флот России не может выставить полноценный ордер для выполнения любой задачи. А почему? А потому что в основном состоит из того, что или создавалось в СССР и теперь донашивается, или начиналось тогда строиться и наконец построилось.

Возьмем, к примеру, Северный флот. Тут есть один авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов», и он должен в ближайшее время встать на плановую модернизацию на «Севмаш», где будет находиться до 2017 года. Есть четыре крейсера, из которых три в ремонте, а в строю только один тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий» (заложен в 1986-м, в строю с 1998 года).

Есть пять БПК, из которых один в резерве, четыре в строю и только «Адмирал Чабаненко» (1999) может считаться кораблем, построенным Россией, остальные - от СССР. Эскадренных миноносцев - два, один из них в резерве. Малые ракетные корабли числом 10, в строю все, но вошли в него в конце 80-х - начале 90-х годов. То есть большинству кораблей уже более 20 лет. Тральщиков - 10, все считаются годными, но возраст иных более чем почтенный - 1975 год, таких у нас два, остальные - конец 80-х - начало 90-х. Четыре БДК, все в строю, но возраст - извините, на вахту заступили в середине и конце 70-х.

И так у нас по всем флотам. Не только по Северному. И если отдельные корабли еще могут выходить в море, то организовать полноценный ордер для выполнения задачи вряд ли удастся. Это показал недавний вояж кораблей Черноморского флота к берегам Сирии.

Состояние флота - кораблей и экипажей - не является тайной для противника. Оно является тайной только для своего собственного народа.

Говорили о нем давно, наконец построились и пошли, но как только на горизонте замаячил флот США, пришла команда «отставить». И слава богу, потому что все, что относится к надводному флоту США, имеет отношение и к правильному составу группы кораблей, отправленных для выполнения правильно поставленной боевой задачи.

Это как механизм. Тут нельзя пренебрегать деталями. Нет какой-то детали - не работает весь аппарат.

Как обстоят дела на Балтийском или Черноморском флоте?

Сейчас это дивизии кораблей, если говорить о численном составе надводных единиц, то их было бы справедливо назвать дивизиями разнородных сил.

В данный момент, на Балтийском флоте, если взять, к примеру, эсминцы, то не в строю оба - типа «Современный».

Балтфлот безнадежно стар - мысль не новая, но стоит ее повторять вновь и вновь. И самый молодой корабль 1990-1991 годов постройки (о введенных в строй корветах скажем ниже). И это относится ко всему нашему ВМФ. Таким образом, через 5-10 лет положение станет критическим, и Россия утратит свою надводную военно-морскую составляющую.

Нехватка кораблей ведет к тому, что БПК несет не свойственные ему задачи «борьбы с пиратством», потому что это задача не для них, а для кораблей класса фрегат-корвет. И еще его сопровождают сейчас танкер и буксир, потому что у нас нет заграничных баз. Значит, скорость его перемещения в ордере падает до скорости буксира. То есть «борьба с пиратством» сводится к задаче отпугивания, но никак не преследования.

В то время как все прочие корабли коалиции пользуются услугами ВМБ США либо своими, как Индия и Китай.

То есть просто наличие у России надводного флота - это только одна сторона медали, а для полноценного обеспечения действий на коммуникациях нужно и хорошее тыловое обеспечение. Есть оно у нас? Продумано ли? Можно ли заправляться еще где-то, по пути? Похоже, что нет и не продумано, потому и таскаем за собой танкер и буксир.

Однако у надводного флота наметились и перспективы, и положительные сдвиги - объявлено о программе модернизации. Она будет включать в себя строительство (средства выделены, закладки кораблей состоялись, некоторые спущены на воду): фрегатов (в других источниках - сторожевые корабли (СКР), так называемой адмиральской серии - «Григорович», «Эссен» и так далее.

Предполагается закладка 12 и более единиц. Достроены два корпуса СКР «Дагестан» и «Татарстан», заложены малые ракетные корабли «Буян-М». В работе малые артиллерийские корабли «Буян» и большой десантный корабль «Иван Грен»; заложены базовые тральщики типа «Александрит».

Возможно, не все так плохо. Но есть тревожные тенденции. Они особенно заметны на примере многострадальных корветов типа «Стерегущий», «Сообразительный», «Бойкий».

По мнению некоторых независимых экспертов, данная серия, судьбой своей очень напоминает судьбу дизельной подводной лодки «Лада», с той лишь, разницей, что проект «Лада» заморожен, а эти проекты кораблей продолжают создавать.

Общий вывод экспертного сообщества: корабли совершенно небоеготовны. Главная артиллерийская установка официально признана орудием, не отвечающим заявленным требованиям. Она не способна стрелять очередями. Ее «клинит» на десятом выстреле. А гидроакустическая станция корабля «ничего не видит». Вместо турбин стоят дизеля (некая глубокая модернизация тепловозных двигателей), которые мало того что нещадно чадят, но и более 23 узлов дать не могут.

И это все у противолодочного корабля, у корвета ПЛО. Да, еще: корабль в 2000 тонн водоизмещения имеет только один якорь. Что же касается личного состава, то служба на этих кораблях считается проблемной - тут колоссальная текучка кадров, с корветов бегут. Командование не может найти кандидатуры на должность командиров.

Например, командиром «Стерегущего» назначен помощник командира эсминца «Беспокойный», который является учебным кораблем, намертво привязанным к стенке.

Допустим, корабли построены и все трудности преодолены, но кто на них будет служить?

Система комплексной подготовки командиров кораблей уничтожена - сейчас увольняются последние офицеры, которые были командирами кораблей I-III ранга в СССР, то есть те, кто мог бы чему-то и кого-то научить.

Кроме того, организация флота такова, что корабль не является отдельной воинской частью. В настоящее время командир надводного боевого судна, причем даже такого, как ракетный крейсер, не имеет своей печати, не имеет права самостоятельно перешвартоваться в гавани военно-морской базы, если нет старшего на борту из вышестоящего штаба. И более того, он не имеет права самостоятельно выйти без такого «старшего» в море.

И самое удивительное в этой ситуации то, что те «старшие на борту» - это в недалеком прошлом точно такие же командиры, которые самостоятельно никогда в море не выходили. Получился замкнутый круг, когда опытные уже уволились, а те, что остались, не способны на самостоятельные действия.

Поэтому на кораблях сейчас главное - бумаги и приборка, а выход в море для выполнения боевых задач - это беда.

Да и кем будут комплектоваться все эти новейшие корабли, если курсанты высших военно-морских учебных заведений (по старому, ВВМУЗ), по опросам, не являются уверенными компьютерными пользователями к концу 4-го курса?

Да и как вы прикажете их учить, если сами эти ВВМУЗы все время находятся в стадии реформирования, читай, сокращения?

Таким образом, общая картина такова: флот надо создавать заново. Задача сложная, потому что к ее решению не готовы ни наш ВПК, ни то, что осталось от флота. Люди не готовы прежде всего. То, что сегодня есть в ВПК, - старые технологии, мы отстаем от Запада на 30-50 лет. У нас нет и людей, владеющих этими технологиями.

А флот надо обучать новой технике. Чему обучать, на чем обучать, кто будет обучать, если 75-80 процентов стрельб проводится по имитаторам, в том числе и ракетные?

А главное - как обстоят дела в надводном флоте ВМФ России, видит наш противник. Все же происходит в открытом море…

И это не является тайной для противника. Но является тайной только для собственного народа.

ВМС США - многоцелевая и глубоко эшелонированная вооруженная сила, которая способна решать весь спектр задач от космической ПРО до операций ПДСС в глубоком тылу противника.

В США полностью сохранен метод подготовки военно-морского офицера, то есть выпускники Военно-морской академии США в Аннаполисе могут начать служить штурманами или минерами на тральщиках, затем попасть на подводные лодки, затем в штабы, затем на эсминцы или крейсер УРО, а потом на авианосец, успеть попреподавать при этом в академии, потом - снова на флот, чередуя службу на кораблях со штабной.

То есть так, как это было в Императорском флоте России и ВМФ СССР.

А командиром атомного авианосца у них теперь может стать только тот, кто после Аннаполиса, послужив на кораблях, стал военно-морским пилотом и потом снова вернулся на корабли.

Это уникальные люди, так как кто, как не командир авианосца - военный летчик, лучше поймет того, кто находится в воздухе?

Александр ПОКРОВСКИЙ