В эту поездку во Владивосток мне два раза ломали чемодан. Из Петербурга летели через Шереметьево. На перелете туда вырвали с мясом ручку, а оттуда - колесо чемодана. Наверное, если б я тут же опять полетел во Владивосток, то вырвали бы с мясом все остальное.

«Родное Шереметьево!» - говорят владивостокцы. А перед полетом замотали чемодан в пленку (300 рублей) и назад тоже замотали (300 рублей) - и все равно вырвали все напрочь, с корнем.

«У вас 23 килограмма одно место багажа?» - а вот это проверяют тщательно.

Штраф за перевес - 100 евро. А искалеченный чемодан - это бесплатно.

«Спасибо вам, что вы выбрали наш «Аэрофлот», оформите бонус!» Наверное, это мог бы быть бонус. В качестве бонуса Шереметьево могло бы попробовать снабжать пассажиров новыми чемоданами - один чемодан туда, другой - обратно.

Здесь китайцев не боятся

Во Владивостоке ко всем этим проблемам относятся стоически - подумаешь, чемодан, может, его давно пора было поменять.

Тут вообще люди очень спокойны - выехал на автомобиле «Land Cruiser» на лед на зимнюю рыбалку, вышел из машины, просверлил лунку - рыбачишь. И тут у тебя вдруг сначала медленно, а потом и верно уходит твоя машина под лед. На глазах тонет, а вот и утонула совсем - черная вода в проруби.

Что делает в этом случае среднестатистический рыбак из Владивостока? Он продолжает спокойно ловить рыбку - приедет МЧС и за 150 тысяч рублей достанет ему его металлического коня. Так зачем же время терять? Все равно ведь придется ждать МЧС на этом самом месте.

Особенно тут спокойны люди насчет экономической экспансии Китая.

Ну, да, есть китайцы. Так они ж тут всегда были.

В 1924 году, когда советская власть наконец докатилась и до Владивостока, в городе было ровно столько же корейцев и китайцев, как и в дни его основания - 80 процентов.

Остальные 20 - русские, украинцы, казаки и прочие, словом, титульная нация, как теперь принято говорить. Так что когда я с тревогой заговорил об экономической экспансии Китая, все только улыбнулись и сказали, что до Уральского хребта эта проблема волнует дорогих россиян сильнее, чем после оного. Так что виной всему - рождению проблемы, как я понимаю - Уральский хребет.

Жители приграничных районов давно и спокойно путешествуют в Китай.

Набрали всякого разного там барахла - путешествуют назад. Для приграничных жителей это обходится по паспорту и без виз. Автобусы, железнодорожные вагоны - все сойдет.

На рынках стоят китайцы и говорят на смешном русском языке, подозреваю, что очень похоже и смешно говорят русские на китайском. Бананы - 80 рублей за кило.

А тут все сельскохозяйственное дороже. В два-три раза. Семга из Норвегии, кинза из Израиля, а помидоры черри стоят 250 рублей коробочка.

Есть три верных способа разориться, считают тут: водка, любовницы и сельское хозяйство. Хотя сельское хозяйство давно уже технология - помещается на небольшой площади и полностью автоматизировано - те же помидоры-огурцы, например.

Но мясо - 500 рублей за кило. Так что выручит Китай - он по эту, их общую, сторону Уральского хребта.

По законам тайги

Во Владивостоке много охотников. Особенно выделяются удэгейцы. Их осталось совсем мало. У них своеобразное отношение к лесу. Для них он - живое существо, а все его обитатели наделены разумом. Волков, например, они сравнивают с собаками и говорят, если собаки - это отличники в школе, и их можно научить служить человеку, то волки - это двоечники и отчаянные хулиганы, они человека не любят, боятся и никогда не пойдут на контакт.

Для удэгейца лес - густонаселенный город, со сложными трассами, тропами. А зверей они называют людьми. На вершине - тигр. Они говорят не «тигр», а «тигра» - он у них женского рода: «Вышла тигра». А еще его тут называют «амба», а не тигр - ну это чтоб его случайно к себе не призвать, потому что тигра мысли человека читает.

Тигра - самый умный зверь, хозяин леса. Он охраняет лес и его обитателей.

Не будет тигры, разведутся волки, медведи и станут они шалить.

Как унять шалунов? Приходится их тигре убивать. Он порядок любит. Кабана много - деревьям плохо - тигра убивает кабана.

Удэгейцы уверены, что тигр действительно очень умен. Человек входит в лес и не знает, что за ним следит тигр. Если человек нарушит законы леса, к нему выйдет тигр. Если он захочет убить человека, он его убьет, но чаще тигр просто показывается человеку, мол, место занято. На тигрином языке это означает, что человек должен уйти, уступить дорогу.

Мне рассказывали, как однажды охотники шли за стадом кабанов, но за тем же стадом шел и тигр. Тигр вообще выбирает себе стадо кабанов или оленей и, как пастух, следит за ним. Если стадо большое - он его уменьшает. Он не берет много - один кабан или олень на неделю. Он может так долго идти за стадом. Но вот пути охотников пересеклись, тогда тигр решил о себе заявить: оставил следы на снегу на самом видном месте - прямо перед охотниками. Те его не поняли, опять пошли за кабанами.

Тогда тигр вышел прямо перед ними, встал на их пути. Из кустов неожиданно появилась огромнейшая голова, потом - широчайшая грудь, и, наконец, он неторопливо вышел из кустов весь. Он был настолько огромен, что охотники опешили.

Тут надо добавить, что уссурийский тигр, которого нам обычно показывают в цирке, отличается от того, что живет в тайге, так же, как отличается худенький студент от накачанного атлета. У дикого тигра очень широкая грудь и потрясающей толщины передние лапы. Вес взрослого самца часто достигает 300 килограммов и более.

Тигр вышел из кустов и сел перед охотниками. Первая же мысль, что промелькнула у них в головах: ну зачем мы идем за этими кабанами, мало ли других кабанов? И охотники повернули и ушли. Как только они ушли, тигр тоже исчез в кустах. Удэгейцы считают, что тигра убивать нельзя - накличешь беду на весь свой род. Раненый тигр найдет своего обидчика и убьет его. Как-то охотник стрелял в тигра, а потом с приятелем долго шел по его следу. Первым шел приятель, а стрелявший - вторым. Так вот тигр затаился и напал. Смертельно раненный, он перепрыгнул того, кто в него не стрелял, и разорвал своего обидчика.

Надо слышать лес

Удэгейцы говорят: тигр скажет тебе, что он хочет, ты его услышишь здесь - при этом они показывают на голову. Надо слушать лес, говорят они, лес с человеком разговаривает.

Жадного охотника лес себе возьмет. Нельзя бить зверя много - лесу зверь самому нужен. Дал тебе лес зверя, спасибо скажи, подарок оставь - хлеб на камень положи, патрон закопай, сахар рассыпь.

Ты в лес вошел, и тут снег вдруг повалил - это сердится лес, торопишься ты, он торопливых не любит, торопливые деревья и кусты ломают, траву рвут. Пурга началась - это гневается лес, не по душе ты ему, уходи скорей. Не послушаешь - лес волка пришлет тебе сказать, медведя пошлет тебе сказать, кабана пришлет, старого секача - полтонны весом. Мимо горы идешь, скажи ей доброе слово. Гора человека не любит. Человек гору не почитает. Гора имя свое имеет, на ласку откликается.

Человек рыбу ловит. Поймал - похвали реку, спасибо скажи. Рыбу почистил, остатки в реку положи. Не положишь - медведя река пришлет. Тот медведь все припасы твои возьмет. В реке много рыбы ловить нельзя. Сейчас люди много рыбы берут от реки и ничего реке не дают. Накажет река, потомства у людей не будет. Браконьер рыбу режет, икру берет, а рыбу бросает. Река его никогда не простит, умрет браконьер или сопьется, разум потеряет. Ему разум не нужен - зачем реку обижал, рыбу бросал?

В лесном ручье бревно лежит - сдвинь бревно, вода свободу любит. Сдвинешь - ручей сладкую воду тебе даст.

По лесу тихо ходить надо, деревья зря не валить. Сейчас лес разоряют, все пилят. Это они жизнь свою сокращают. Горы и лес старше человека, их уважать надо. Человек в лесу не один, в лесу много народу живет.

Вот такая философия у исчезающего народа - удэгейцев.

Это еще Владимир Арсеньев, знаменитый путешественник и автор «Дерсу Узала», установил. Во Владивостоке на морском кладбище есть его могила.

Я на ней был, цветок положил.

Фото:
Фото:
Александр ПОКРОВСКИЙ, писатель